?

Log in

No account? Create an account

...над гнездом...

Loadour Earrowwing

Previous Entry Share Next Entry
Крестное знамение и смысл православного перстосложения.
red dragon
az118
Человек в сакральном пространстве

Символика перстосложения тесно связана с крестным знамением и его литургическим уставным употреблением. В ранний период истории Церкви употребляемо было малое крестное знамение для начертания на лбу, устах, лице или груди, при этом продольная и поперечная линия креста проводились перстом или перстами прямо по телу (Голубинский, с. 466). Примерно во второй половине первого тысячелетия сформировалась традиция осенения большим крестом от лба до живота и плечи. В восточной церкви крестились, в основном, справа на лево, в западной, могли осенять себя и слева направо, что стало характерной чертой католицизма со времени Тридентского собора (1545-1563) (Успенский, с. 32).

Осенение большим крестом понималось как исповедание христианства, в сакральном жесте выражается «Символ веры». Прп. Максим Грек (XVI в.) так толковал обряд крестного знамения: «Положением же перстей на челе исповедуем два некая сия: [во первых] яко и от Бога Отца родися, яко же и наше слово от ума происходит, [во-вторых] яко свыше сниде по божественному слову глаголющему: «и приклони небеса и сниде». А положением перстей еже на пупе снитие его еже на земли и еже в пречистей утробе Богоматере безсеменное зачатие его… А обвожение еже оттуду всея руки на десную и левую страну яснее образуем хотящии изнестися горький суд онъ от праведных, стоящих одесную Судии, на стоящих ошуюю Судии нечестивых и грешных… Такова убо есть сила, яко же мне мощно ведати знамение честнаго креста, им же вернии знаменуемся, егда молимся, исповедающе таинствене и все Спасово же плотию смотрение, сиречь еже от Бога и Отца преже всея твари рожение, еже свыше его на землю снитие и распятие и второе пришествие, еже есть запечатление всему еже о нас его человеколюбивому смотрению» (Успенский, с. 45). О вознесении руки на правое плечо Леврентий Зизаний (XVII в.) в своем катехизисе писал: «Егда же полагаем персты на правое плече, сие знаменует двое. Первое, еже Христос вознесеся на небеса и седе одесную Бога Отца. Второе же знаменует, яко в день судный поставит Господь праведныя одесную себе, а грешныя ошуюю: сие знаменует возложение от деснаго на левое плече…» (Успенский, с. 48).

На Руси была интересная традиция совершения крестного знамения с Иисусовой молитвой: «Возлагая руку свою на главу речем: Господи, сим глаголом проповедуем превечное и пребезначальное рождество Сына Божия, от Отца без матерее прежде век. Потом сносим руку с высоты долу, сиреч со главы на живот, или на пуп, глаголем: Iсусе Христе, то есть схождение Сына Божия с небесных круг от безначальных недр отеческия славы на землю, и в пречистем чреве своея матерее девы Марии безсеменное зачатие и воплощение. А еже паки от долу, то есть пупа возносим руку на правое рамо, или, плече, глаголем: Сыне Божий, то являет паки от земли на небо преславное сыновне вознесение и одесную Отца седение, по пророку еже глаголет во псалме, 109: рече Господь Господеви моему седи одесную мене, дондеже положу враги твоя подножию ног твоих. Враги Сына Божия отпадшия ангелы, сиреч бесы, и не покоривии иудеи, понеже бесовским потыканием распяша Господа славы. И от толе паки обносим руку крестообразно на рамо левое, глаголюще сице: помилуй мя грешнаго, или помилуй нас, сим просим Господа, дабы свободил нас шуяго стояния и со грешники мучения» (Псалтырь, 1915 г.). Совершенно несправедливо исследователи исихазма обходят стороной очень развитую древнерусскую и старообрядческую культуру Иисусовой молитвы. Удивительно, но древнерусский Домострой предписывает всем христианам совершение непрестанного умного делания.

Успенский Б. А. следующим образом осмысливает древнерусскую традицию крестного знамения: «…согласно православным толкованиям движением руки при совершении крестного знамения передается Божественная история (которая является одновременно и историей человеческого спасения); вместе с тем, способ сложения перстов призван выражать Божественную природу (единство Бога в трех лицах или соединение во Христе божественного и человеческого начала). Иначе можно сказать, что движением руки в православной традиции передается сюжет, связанный с временем, т. е. с человеческой историей, а перстосложением – неизменная сущность Божества» (Успенский, с. 43).

Употребление крестного знамения во время молитвы в разных литургических традициях раскрывает определенную связь между осенением, богослужебным текстом и перстосложением. Мы замечаем, что осеняем себя крестом чаще всего на троичных доксологиях, то есть на призывании Имени Пресвятой Троицы – это естественно при троеперстии. Если мы зайдем на службу к старообрядцам, то сразу же обратим внимание на то, что крестятся они намного реже, чем на службе у новообрядцев, и почти не крестятся на троичных возгласах. Это объясняется двоеперстием, при котором крестное знамение связывается с христологической идеей, а не триадологической, здесь и причина различий устава о крестном знамении во время молитвы. Как мы видели выше, в древнерусской традиции крестное знамение связывалось с домостроительством Сына Божия, это очевидно: в толковании креста как сжатой Священной истории («все Спасово же плотию смотрение»), в призывании Имени Иисуса Христа, в самом по себе кресте, как орудии казни Христа. В новообрядческой же традиции осенение крестом толкуется как освящение частей человека: «Сложенную таким образом десницу (правую руку) следует полагать сначала на чело, чтобы просветил Господь ум наш, затем на чрево, дабы укротил воюющую на дух плоть, а после на правое и на левое плечи – для освящения нашей деятельности» (Часослов, 1991, с. 336); но не как облачение в крест Христов. Здесь акцент делается на освящающем действии Бога, а не на христологическом аспекте и это естественно, ведь при двоеперстии исповедуется распятие Христа на кресте, в случае же с троеперстием может получиться абсурд – на кресте распята Троица. Хотя, в современном Часослове, говорится о том, что через троеперстие выражается идея креста, но смысловая связь здесь не совсем ясна: «И тако сим изображением первых трех равне соединенных перстов, якоже предварившее рехом истинно почитается и прославляется от нас неисповедимый силою честный крест» (Часослов, 1998, с. 6) Таким образом, при троеперстии, как западном a), так и восточном g), затемняется самый буквальный символизм креста. Изображаемое орудие нашего спасения – крест подразумевает распятого на нем Богочеловека, символ двухприродности которого и выражен в двух перстах f), значит двоеперстие последовательно выражает полноту церковно-догматического сознания. В троеперстии же, эта догматическая последовательность теряется: Крест связывается с Троицей.

Перейдем к анализу именословного перстосложения. Именословное благословение есть выражение буквенное, ограниченное данной культурой (греческой, славянской). Но выражаемый смысл универсален, поэтому в символике перстосложения неуместны какие-либо культурные рамки. Двоеперстие дает числовое выражение догматов (2 и 3), приемлемое для любой культуры – универсальное. Другие формы сложения перстов (напр. одноперстие или пятиперстие (e)) либо совсем не выражают догматических идей Троицы и Богочеловека, либо выражают, но непоследовательно. По этой причине в период максимального расцвета православия в Византии (с VI в., после Халкидонского собора и, возможно, до Лионской унии XIII в.) и на Руси (до сер. XVII в.) использовалось двоеперстие.

У древних церковных писателей упоминается одноперстие, составляемое из указательного или большого пальца (Успенский, с. 84; Голубинский, с. 466-470). На сохранившихся христианских изобразительных памятниках III-VI вв. запечатлены следующие сакральные жесты:

a) с прижатыми к ладони мизинцем и безымянным и простертыми средним, указательным и большим пальцами (при этом, последние три не соприкасаются концами);
b) при том же способе, большой палец может лежать сверху на прижатых мизинце и безымянном (как у Христа на иконе «Казанской Богоматери»);
c) ладонь раскрыта, безымянный и большой пальцы соприкасаются концами;
d) ладонь раскрыта, большой, безымянный и средний пальцы соприкасаются концами;
e) просто раскрытая ладонь;
f) примерно с VI в. в памятниках фиксируется особый способ перстосложения: средний и указательный персты вытянуты прямо (либо немного наклонены оба, либо только средний), а большой, безымянный и мизинец соприкасаются концами (см. описание и других жестов: Успенский, с. 346-348; Голубинский, с. 493-495).

Первые пять форм перстосложения заимствованы из ораторских жестов римлян, которые выражают человека произносящего речь.

Первый способ перстосложения a), возможно, имеет основание в древнееврейском богослужении, и означает священное Имя Божие (Новицкий, с. 154-155). Он получил распространение в Западной церкви и интерпретировался в источниках X в. и позднейших как троеперстие, выражающее идею Св. Троицы

Шестая f) – новая оригинальная форма, которая получила широкое распространение в Восточной Церкви (Подобное перстосложение присутствовало в древнеиндийских ритуалах, именуемых «мудры» - искусство складывания пальцев при медитации, - и носило название «мудра жизни». Этот факт говорит не столько о прямом заимствовании, сколько о принципиальной сакральности данного перстосложения, засвидетельствованной в древней религиозной практике).

Шестой способ перстосложения f), вероятно, возник после Халкидонского собора и выражал идею двухприродности Христа. Обычно этот способ именуется двоеперстием. Разновидностью двоеперстия является и способ b), но, как мы увидим ниже, в нем слабо выражен троичный символизм. Особое распространение двоеперстие получило в Византии и перешло на Русь с принятием христианства. Мозаичное изображение Христа храма Св. Софии в Константинополе и икона Господа Вседержителя монастыря св. Екатерины на Синае, датируемые VI в. – наиболее ранние свидетельства двоеперстия f). Существуют письменные источники IX в. свидетельствующие об употреблении двоеперстия византийцами. Несторианский епископ Илия Гевери (ум. не ранее 905 г.) писал: «Подобным образом несториане и мелхиты [т.е. православные] когда двумя перстами начертывают образ креста, напротив, от правой стороны к левой, исповедуют свою веру, что на кресте Божество и человечество были соединены вместе, что крест был причиной нашего спасения…» (Успенский, с. 78). Похожее описание прп. Петра Дамаскина XII в.: «Два перста убо и едина рука являют распятого Господа нашего Iсуса Христа во двою естеству и едином составе познаваема» (Успенский, с. 316). Но христологическая символика двоеперстия дополнялась еще и триадологической – в тексте, восходящем, возможно, к свт. Фотию Константинопольскому (IX в.) «О фрязех и прочих латинех» говориться: «Некоторые из них пятью перстами как-то благословляют и большим пальцем лицо знаменуют, подобно монофелитам; между тем персты в знаменованиях должны быть располагаемы так, чтобы через них означались два естества [Христа] и три лица [Троицы], как показал Христос, когда возносясь на небеса, воздвиг руки свои и благословил учеников» (Успенский, с. 384). Фраза «как показал Христос…», скорее всего, предполагает отсылку к иконописным изображениям события Вознесения, где можно обнаружить способ перстосложения Христа.

На Руси символика перстосложения получила детальную разработку и изящнейшее богословское толкование. В Домострое (XVI в.) читаем: «Правой руки соединить персты – первый крайний да нижних два концами сомкнуть, – этим знаменуется Святая Троица; средний перст выпрямить, чуть наклонив, а соседний повыше, выпрямив – они знаменуют Божеское и человеческое [естество]» (Домострой, с. 126). То есть, большой, безымянный и мизинец соприкасаются концами, выражая идею Троицы (способ (b) в данном случае менее выразителен), вытянутые средний и указательный – две природы во Христе «верхний перст (средний) знаменует Божество, а нижний (указательный) – человечество…» (Домострой, с. 127). При этом средний наклонен, а указательный стоит ровно: «той же средний великий перст мало приклонити, исповедуется тайна, еже есть Сын Божий преклонь небеса и сниде на землю и бысть человек нашего ради спасения» (Успенский, с. 324), свт. Иов патриарх Московский (XVI в.) писал: «Согбение персту именует сшествие с небес, а стоящий перст указует вознесение Господне» (Успенский, с. 324). То есть, здесь выражается полнота догматического сознания церкви: единосущие Троицы, двухприродность Богочеловека, а так же начало и конец домостроительства Сына Божия – воплощение и вознесение воспринятой человеческой природы. Именно такой способ перстосложения изображен на многих византийских и древнерусских иконах.

Примерно с XIII в. у греков входит в употребление троеперстие, возможно под влиянием Западной Церкви (после захвата Константинополя крестоносцами), но сам способ перстосложения отличается от западного – он хорошо известен нам: g) прижатые к ладони мизинец и безымянный и сомкнутые концами большой, указательный и средний пальцы. В деянии Константинопольского собора 1654 г. говориться: «…мы все имеем древнее обыкновение по преданию покланяться, имея первые три перста соединенными вместе в образ Св. Троицы…», что другие два перста имеют христологическое значение собор не упоминает (Новицкий, с. 45-46). Троеперстие употребляется греками для осенения себя, для благословения, же используется другая форма – h) именословное перстосложение, выражающее первые и последние буквы имени «Иисус Христос». Эта форма возникла, возможно, из смешения способов c) и f) и получила буквенное истолкование примерно с XVI в. (Новицкий, с. 50-51; Успенский, с. 323). Данная традиция перстосложения была принята Русской Церковью при литургической реформе в сер. XVII в., двоеперстие же было проклято на Московских соборах 1656, 1667 гг. как еретическое (Новицкий, с. 57-58, 67). Важно отметить, что при троеперстии два прижатые перста, согласно соборному постановлению, должны быть «праздны», т. е. не имеют символического значения, христологическое же их истолкование возникло позднее в процессе полемики со старообрядцами, но до сих пор так и не зафиксировано в официальных церковных документах (Успенс кий, с. 317-319). На тех же, кто придерживался древнего двоеперстия было воздвигнуто гонение вплоть до смертных казней.


____________________________________________________
текст перекомпилировн az118

итак,

троеперстие в западной  Церкви от иудеев и выражает Имя Божие и идею троичности Божества без выражения двуприродности и сущности  самого Бога-Сына как Логоса, воссоединяющего Землю и Небо.

православное двоеперстие в восточной  Церкви, с 6 века выражавшее как идею троичности Божества, так и природу самого Бога-Сына - Логоса, Царя Славы, собирающего Землю и Небо в Царство Небесное и.Земное, было подавлено в Византии с 13 века после захвата Константинополя латинянами в 1204 году, и в России с 17 веке после реформ Никона несосмненно под малоросским влиянием