az118 (az118) wrote,
az118
az118

субъект vs герой

в норме нет ни субъектов, ни объектов....

до 17 века термин "суб-ъект" понимали буквально и потому правильно - под-лежащие, на котором находится сказуемое-предикат, т.е. как любую вещь-носитель свойств и отношений.

психологический субъект появился как раз в эпоху барокко, с которой началось Второе Новое Время - Второй Модерн (Первый Модерн - классическая античность с 5 в до н.э. до 5 в н.э.), и этому субъекту необходимо противо-лежит об-ъект (пред-мет - русская калька с лат ob-jectum). но прообразы субъекта и объекта были уже у Аристотеля.

Дальний восток как раз про иллюзорность субъект-объектной дихотомии и учит.

действительно, моя рука - не объект для меня и я для нее не субъект, пока она мне верно служит, а я некоторым образом поддерживаю ее как и все тело, ибо нет противо-стояния руки мне, но есть со-стояния ее со мной как продолжением меня.

и лишь при возникновении хронического затруднения в ее служении появляется потребность от-странить ее и противо-поставить ее себе для концентрации внимания не ней с целью выявления причины сбоя и анализа способов ее устранения.

то же самое и с близкими и любимыми - они не субъекты и не объекты, но члены единого со-бытия, в котором отвечает не субъект, но герой.

субъективность как таковая раскрывается при устойчивой интроверсии самообъективации сначала в ситуации страдания и затем переносится на все внутренние состояния.

герой же, пока он герой, экстравертен, ибо герой исполняет волю богов, рода, сюзерена не копаясь в своих переживаниях, но идя навстречу судьбе.

стало быть, речь не о "жалобах на современность", а о возвращении истинного героя как носителя подлинного величия

***

любые художества суть явления, порождаемые природами-душами от духов-ветров (как когда-то боги, полубоги и герои рождались женщинами от Зевса), исходящих от душ же в мирах, созданных ими всеми через слово воплощенное и собирающие.

и миры эти мотивированы разными возможностями, необходимостями и потребностями от родов душ и духов и действуют на своих создателей по-разному:

- благородная варварская героическая архаика, погибая, порождает классику, которая неизбежно рождает субъекта цивилизации, занимающего место ушедшего в царство мертвых героя и творящего модерн с прогрессом и революциями, в конце-концов угнетающего создавшего его субъекта, вызывая у того острую потребность сбежать от своего творения с его шаблонами как можно дальше - в абсурд как когда-то Тертуалиан бежал в пустыню, или в любовную лирику как английские поэты-метафизики начала барокко, или в естественный романтический натурализм как прерафаэлиты, или в декаденс как французы Третей Республики, или в модернизм как русские Мережковский с Гиппиус, положив начало русскому Серебреному Веку, который, пройдя через войны и революции 1910-х гг, травмировавших субъекта чрезвычайно, и умерев, оставил после себя с одной стороны клочки и ошметки смыслов старой субъективности, с другой - напор субъективности новой революционной, модернизирующей все и всех и на время загнавшей субъекта в подполье, актуализировав роль героя, которого быстро прикончила его же цель, после чего в оттепель снова зашевелился субъект, всячески сберегающий свою субъективность от давления модерна.

тут главное, субъект - продукт западный и не герой и его мир - мир его же угнетения.

а подлинная философия - это всегда поэма о Природе и нашем бытии с Ней и в Ней, о нашей судьбе, но не о субъективности
Tags: герой, искусство, объект, природа, субъект, судьба
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments