az118 (az118) wrote,
az118
az118

Categories:

Мартин Лютер и Рене Декарт

Оригинал взят у sveshinieks в Мартин Лютер и Рене Декарт
   Несколько лет мне не давал покоя вопрос: как соотносятся учения Мартина Лютера (1483-1548) и Рене Декарта (1596-1650)? Революционность обоих учений общепризнана, но есть ли что-нибудь общее в их революционности? В "Истории европейской метафизики" Реформация была охарактеризована как способ освобождения европейцев от метафизического аутизма: "Религия дальше двигалась не вглубь, а вширь. Теперь любой мог трактовать Святое Писание, используя "здравый смысл". Атеизм в принципе был субститутом протестантизма." А вот цитата, описывающая революционную суть учения Декарта:
"Освобождение от данной в Откровении достоверности спасения отдельной бессмертной души есть одновременно освобождение для такой достоверности, в которой человек сам собой может обеспечить себя назначением и задачей."
                М.Хайдеггер, "Европейский нигилизм"
Здесь абсолютно ясно видна параллель с протестантским отказом от веры в "спасение отдельной бессмертной души" своими силами как способом освобождения от необходимости посвящать этому делу всю свою жизнь (по версии Макса Вебера в "Этике протестантизма и дух капитализма" (1905г.)).
"Вопрос "Что есть сущее?" превращается в вопрос о... безусловном, непоколебимом основании истины. Это превращение и есть начало нового мышления, через которое эпоха становится новой, а последующее время — Новым временем.
... на место достоверности спасения как мерила всякой истины человек ставит такую достоверность, в силу которой и внутри которой он сам удостоверяется в себе как в сущем, опирающемся таким путем на самого себя."

В приведенных цитатах Хайдеггер использует понятия "истина", "свобода", "достоверность". Именно этим понятиям была посвящена недавняя моя статья, написанная по мотивам двух других произведений Хайдеггера - "Бытие и время" (1927г.) и "О сущности истины" (1961г.). Я не спроста указываю даты создания, так как они играют не последнюю роль в понимании смысла написанного. "Европейский нигилизм" является компиляцией лекций Хайдеггера, прочитанных около 1940 года, то есть во времена той "достоверности", когда европейцам еще не была известна конечная цена попытки самостоятельно "обеспечить себя назначением и задачей". И, честно говоря, калькуляция издержек до сих пор не завершена. В той же "Истории европейской метафизики" мировые войны были охарактеризованы как "апогей позитивизма" или "последствия упрощения общественных отношений". Хайдеггер также не обошел вниманием позитивизм, только в его картине новоевропейского мышления он выступает как один из видов "сознательно устанавливаемого для себя человечеством обязывающего закона", который "обеспечивает ему надежность его методов и достижение намеченных целей". Кроме позитивизма "Обязывающим может быть: могучий расцвет нации, опирающейся на саму себя, или “пролетарии всех стран”... наконец, создание такого человечества, которое находит свой сущностный облик уже и не в “индивидууме”, и не в “массе”, но в “типе”... Прообразами при этом служат прусская солдатская закалка и орден иезуитов."
Вот так "естественность" кантовского категорического императива вдруг обнаруживается в прусской солдатской закалке, "пролетарии всех стран" или, как принято сегодня, в повадках бабуинского альфа-самца. Что касается позитивизма, то на его отцовство могут одинаково претендовать и протестантизм Мартина Лютера и картезианство Рене Декарта. При этом метафизическая глубина обоих учений, опирающаяся на христианское наследие, не исключает последующую деградацию новоевропейского мышления под влиянием этих учений.
"Характер подобной перемены не исключает того, чтобы она происходила пока еще на “языке” и в представлениях того, что оставляется ею позади. И наоборот, однозначная характеристика этой перемены не может избежать того, чтобы говорить на языке достигнутого лишь позднее в силу этой перемены."
И почти тут же Хайдеггер указывает на недостаток этого нового языка, "достигнутого в силу этой перемены":
".. точно так же как “субъективизм” принимают за нечто само собой разумеющееся и обследуют потом всю историю от греков до современности на предмет выявления разновидностей “субъективизма”, точно так же ведется историографическое исследование событий свободы, власти и истины."
Недостаток, который он воспринимает как "временные трудности, имеющие еще место в некоторых областях" на самом деле является родовым признаком новоевропейского мышления, опирающегося на сформированного еще христианством индивида как субъекта.
"Subiectum означает под-лежащее и лежащее-в-основе, само собою заранее уже пред-лежащее. Через Декарта и после Декарта “субъектом” становится в метафизике преимущественно человек, человеческое “Я”."
Проблема только в том, что так называемая "естественность" человеческого "Я", "освобожденного" от "достоверности спасения", подвергается моральной эрозии. И вот уже позитивисты ищут его "естественные основы" в повадках бабуинов.
    В качестве резюме. Декарт нашел не новое метафизическое основание, как утверждает Хайдеггер, а вслед за Лютером его просто ликвидировал. Лютер сделал это, подняв метафизику на недосягаемую высоту и выведя ее из компетенции человека. Декарт поступил с точностью до наоборот, превратив человека в субъекта.

______________________________________________________________
комментарии:
да, Лютер и Декарт каждый по своему были движением европейского самосознания от достоверности надиндивидуального авторитета Традиции, Мифа, Культуры, Предков, Отцов и Откровения к утверждающей себя якобы самодостоверности индивидуального субъекта, зачатого еще Сократом, что неизбежно приводит через модерн к глобальной антропологической катастрофе постмодерна, который Х-р уже не застал.

но "достоверность спасения", будучи особым видом самосознания, изначально латентно содержала в себе зерна самоотрицания, ибо по сути есть самосознание перманентно революционное, а подлинная революция есть саморазрушение
Исходя из идеи, изложенной в "Истории европейской метафизики", отказ Лютера и Декарта от метафизики не означал отказа от той метафизической основы, которую они просто перестали замечать, воспринимая ее как здравый смысл. И такой метафизической основой было христианство. Остается вопрос: катастрофа постмодерна - это последствия отказа от метафизики как таковой или последствие эволюции христианской идеи, этапами которой стали Реформация и Просвещение?
это последствия начала осевого времени 2600 лет назад, усугубленное греко-персидскими войнами начала 5 века до н.э. и последующим разгулом полисной (ТОРГОВОЙ) демократии и ее острейшим кризисом уже в конце 5 века н.э., т.е. классической античности 5-3 вв до н.э., каковая по сути была античным модерном, философски оформленным Сократом, Платоном и Аристотелем, когда произошла гибель родового и царского строя и происходили бурный рост TEXNE, городских масс плебса с рождением в них субъекта-индивида, торговли и зрелещно-представляющих искусств, с 3 века до н.э. сменившаяся эпохой эллинизма - античного постмодерна с безродными массами на огромных пространствах, реакцией на который и стали в т.ч. неоплатонизм и христианство, тяготевшее с одной стороны к малым формам круга избранных вокруг учителя (Церковь как и Цирк означает "круг") и к вселенской божественности с другой, в 4 веке воплощенной в Восточно-Римской империи.

с гибелью Западной Римской империи в конце 5 века кончилось Древнее время и на западе настали Средние темные века с деградацией античной городской инфраструктуры и возрождением рода и природных аграрных монархий под крылом уже христианства с понятием ипостаси-личности и по началу Византийской империи, гегемонию которой нарушил в 800 году внук мажордома Карл Великий, заставивший Папу, а римская курия давно стремилась выйти из-под власти Константинополя, венчать себя императором, восстановив империю запада.

однако с 11 века города и торговля на западе быстро восстанавливаются, возвышаются Германия и Русь, а в Византии начался кризис с потерей территорий и влияния на запад, от которого она итак и не оправилась.

в сущности, эпоха Ренессанса возрождала античные модерн и постмодерн, вызвав контрреакцию Реформации Лютера и Нового Времени Декарта, дав начало новому модерну и возродив субъекта-индивида, формально, но не по сути, идентичного ипостаси-личности
Tags: Декарт, Новое Время, Хайдеггер, нигилизм, субъект
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment