January 27th, 2010

centaur

кто в монастыре хозяин?

В Свято-Даниловом - игумен Петр (Мещеринов), человеколюб и антисталинист.

***

О. Петр настаивает всего лишь на нескольких вещах.

Во-первых, в центре церковной жизни должна стоять личность, и только личность. Из этого следует, что отдельный христианин находится в неразрешимом конфликте со всяким народом, обществом и государством.

Во-вторых, о. Петр призывает отличать суть христианства от ее конкретного выражения в Писании и Церковном Предании. Он намерен следовать только чистым Евангельским принципам, отвергая все то внешнее и историческое, что он находит в учении Церкви.

Эти два положения складываются у о. Петра в по-своему цельную систему, поскольку 1) либерализм (свобода личности от государства) и 2) модернизм (отрицание исторического христианства) хорошо сочетаются друг с другом.

Следуя либеральной догме, игумен Петр с механической последовательностью уничтожает все, что поднимается над уровнем отдельного частного человека. Он приходит к тотальному осуждению русской национальной культуры (во всяком случае, допетровской), русского государства, нравственного и духовного состояния русского народа на протяжении всей его истории. Самые резкие обличения о. Петр выдвигает против Русской Православной Церкви.

Сколько можно судить по его сочинениям, о. Петр непрерывно испытывает радость освобождения и хочет разделить ее с нами. Освобождение это, впрочем, не полное, поскольку о. Петр признает, что христианин находится все же в каких-то взаимных отношениях с Церковью, государством, народом и обществом. Но он чрезвычайно упрощает себе задачу, признавая в качестве нормы лишь непрерывную борьбу и вражду со всем, что человека окружает.

centaur

Фридрих II Гогенштауфен в истории и сказаниях

Бруно Глогер

Император, бог и дьявол:
Фридрих II Гогенштауфен в истории и сказаниях


1. Священная Римская Империя на пороге 13 столетия.
2. Дитя Апулии
3. «Поповский император».
4. Снова по ту сторону Альп
5. Мятеж короля Генриха (VII)
6. Триумф в Германии
7. Далекий император
8. Преобразователь мира?
9. «Он жив и все же не живет»
10. Лже-Фридрихи
11. Легенда о Фридрихе с конца 13 столетия
12. Легенда Киффхаузена


Требование подчинить императора папской власти, не выдвинутое ранее лишь по причине объективной политической и экономической слабости папства, могло наконец претендовать на успех. Папская церковь очень выиграла от того, что весьма умело использовала рано развившиеся в Италии товарно-денежные отношения (особенно в разросшихся североитальянских комуннах). В результате она обладала бoльшими денежными средствами, чем имперские власти в Германии, все еще привязанная к натуральному хозяйству. Над ней же постоянно висела угроза со стороны христианских еретиков со всевозможными учениями, которые все время указывали на большое несоответствие между теорией и практикой католической «всеохватывающей» церкви. В борьбе против этих людей, презирающих государственную религию, сплотились император и Папа, несмотря на разные взгляды по многим другим вопросам. Несмотря на эти временные соглашения, обе основные власти европейского феодального строя были непримиримыми противниками со второй половины 11 века, хотя в своей основе и походили друг на друга! Две силы – как наставлял в конце 5 столетия один понтифик – должны править миром сообща: светская и духовная. И все же духовная должна иметь некоторое преимущество, так как ей доверена забота о душевном здоровье людей. С помощью поддельной грамоты уже упоминавшегося «дара» Константина Великого, в 9 веке помещенной в так же сфальсифицированных «Псевдоисидорских декреталиях» (приписываемому Святому Исидору собранию церковных документов), честолюбивые католики вели борьбу за абсолютную власть. Литургии, служившиеся Грегором VII в конце 11 века и Иннокентием III во время двойного царствования Филиппа Швабского и Оттона IV, явились высшими точками накала в этом упорном сражении.