May 2nd, 2011

centaur

Конспект выступления Гейдара Джемаля

на вечере памяти Евгения Всеволодовича Головина 29.04.2011

Я хотел бы, возвращаясь к содержанию выступления Жени, которое я, хотя опоздал, но застал, рассказать, что сульфур, который треугольник с крестом - это так же Голгофа с ветхим Адамом, потому что ветхий Адам изображается мертвой головой, которая есть квинтэссенция, и перекрестием костей. Поэтому, мужские гениталии - это для обычного непосвященного человека - путь на Голгофу.

Но я хотел бы выступитьюез названия, хотя удивительным образом, тема, о которой я хочу говорить, пересекается-резонирует с тем, что было сегодня на экране, с тем, что говорил Александр Гельевич. Странным образом, я считаю, что это одно из знамений - такое пересечение.

Есть, в принципе, два подхода к герметизму. Один из них, как-бы очевиден - это реализация нетленного бытия в себе. Т.е. некий путь, который ведет сложносоставного распадающегося человека, соединенного на минуту из разных элементов в неустойчивую критическую комбинацию, к высшему соединению, которое превозмогает деструкцию, превозмогает коррупцию, к вечной молодости - jeunesse eternelle. Это путь естесственный, инициатический, классический, метафизический путь, против которого ничего не скажешь, не возразишь.

И вот, когда я в свое время внимательно штудировал еще не переведенную "Герметическую Традицию" Эволы, честно говоря, мне она очень понравилась. И я Жене говорю: Женя, какая потрясающая книга - эта "Герметическая Традиция". Женя говорит: Ты знаешь, это же не совсем о Герметике, и даже вообще не о Герметике. Просто Эвола ничего не понял в Герметизме. А я говорю: Ну как же? Там огромное количество документации такой фундаментальной. О чем же еще он говорит?
"Нет", говорит Женя, "Он перепутал Тантру с Герметикой. Это все о Тантре".

А одна из основных идей Эволы в "Герметической Традиции" было обретение имени. Есть там один пассаж, очень тонкий, очень специальный, что если ты узнаешь свое имя... ну, допустим, человек встречает какие-то иероглифы на неизвестном языке. Его привлекло, начинает в них вглядываться. Но не успел, налетел ветер, бумажку унесло, или там, если на песке, разметало песчинки. Пропало.

Но вот если он выучил этот язык. И вдруг открыл имя на этом языке. Неважно, на арабском, на иврите, деванагари - неважно. Нашел это слово, он знает язык, он понял это как свое имя, он может его написать где угодно - на заборе, на бумажке, на самой стене. Его сотрут, а он опять напишет.

Эта идея имени, которая связана с преодоление неустойчивого равновесия элементов. Но эта идея, как я попробую дальше объяснить, имеет один подвох, некий тупичок. Есть вторая тема герметизма. Это тема, которая открывается через Женю, я бы назвал ее Культурный герметизм. Неудачно название, потому слово Культура неприятно. Оно как бы связано с симулякром, с профанизмом, с банальностью. Но оно техническое, и я не подобрал лучшего слова. Женя открыл Культурный герметизм, который является совершенной другой, обходной оперативной , поэтому прошу понять, что слово "культурный" мы должны понимать не в том смысле, что это профанический. Когда мы его слышим, мы естесственно хватаемся за пистолет. Не надо хвататься, это технический термин.

Культурный герметизм исходит из фундаментальной идеи, что реальность - это несколько программ, находящихся в конкуренции между собой. Реальность - это несколько программ, каждая из которых абсолютно автономна, и они находятся в жесткой конкуренции и противоборстве между собой.

Есть микро-программы, которые брятся между собой, даже не зная, что они микро-, они полностью поглощены тем, что каждая из них программа в своем праве. Есть мезо-программы, повыше, и есть конфликт между микро- и мезо-программой. И есть, наконец, макро-программы, или мега-программы. Между ними существует жесточайиший конфликт. Сложный, как на горизонтальном уровне, так и на вертикальном. Я попробую пояснить это на примере.

Мне очень удобно пользовать театральной метафорикой. Возьмем пьесу. Хотя бы "Венецианский мавр". Вот мы там находим, очевидно, несколько программ. Есть программа Яго, она связана с идеей зависти, ревности - Яго гад. Есть программ Отелло. Как говорил один советский деятель культуры, "Отелло не ревнив, он доверчив". Есть программа Дездемоны - невинность, козочка, программа желания счастья, чистоты, правды. Три программки. Можно ассоциироваться с любой из этих программ. Можно поддержать, это естесственно, Отелло против Яго. Какой Яго гад, подбрасывает платок.. ужас да?
Можно поддержать программу Дездемоны. Дездемона-то невинна, а чертов мавр, который поверил в ее виновность, ее душит. Но есть такие ребята, которым, наверное, понравится и Яго. А почему бы и нет.

Вот эти три программы (там их больше, но пусть эти три) - это микро-программы. И, ведь есть же автор, есть Шекспир - это совсем другая программа. Это программ послания через комбинацию этих микро-программ. Некоего послания, которое недоступно понимаю каждого из участников этого действа. Как бы их свести? Как бы стать медиатором? Есть такой медиатор - это зритель. Зритель это медиатор между программой Шекспира, и программами персонажей. И вот здесь есть интересный момент. Можно найти имя и стать бессмертным. Если ты обнаруживаешь, что твое имя Отелло. Или Яго. Или Дездемона. Ты обнаруживаешь, что твое имя - это имя вечного архетипа, оодного из вечных архетипов. Потому что нет такого имени, которое было бы именем только для тебя. Это всегда имя архетипа. Ты обнаруживаешь этот архетип. И ты становишься Яго, а Яго никогда не умрет. Но выход ли это? На мой взгляд - нет, это тупик. И вот почему Женя указал на то, что путь эволаистского понимания герметизма - это, мягко говоря, не наш путь.

Но, есть же еще другой вариант. Есть у нас персонажи. Есть у нас Шекспир. Есть у нас зритель-медиатор - это уже мезо-программа. А если выйти на уровень медиации между всеми этими программами: действие на сцене, драматург, и зритель. Вот три мезо-концепта. И тогда мы выходим на уровень абсолютной активности. Задача состоит в том, чтобы быть медиатором программ реальности, потому что она есть площадка, на которой эти программы конкурируют.
Реальность - это площадка для конкуренции программ. А путь - есть уровень повышения внутреннего напряжения и внутреннего статуса медиации. Зритель пассивный медиатор. Он - зритель. Просто фактом своего свидетельствования соединяет в одно в своих глазах, в своем сердце, в своем психическом зеркале соединяет послание Шекспира с жизненными программами тех людей, которые Шекспир задействовал для этого послания, которые соединяются в нем. Но он пассивен. А если есть некто, кто берет Шекспира, зрителя, и то, что на сцене, как равных участником некоего противоборства, некой страшной игры, в которой направлены все друг против друга. Не забывайте. что Шекспир борется со сценой. Сцена борется со зрителем, а зритель - с ними обоими. И вот тот, четвертый, который их соединяет в мегапрограмму, выходит на первый уровень настоящей активности. Потому что те, кто на сцене, подобны кускам бумаги, которыми играет ветер. Это актеры, которых используют для того, чтобы они озвучивали роли. Помните в "Големе" Атанасиус Пернат с Хароузеком идут. Хароузек ему показывает, там куски бумаги лежат, за углом дует ветер, но ты его не чувствуешь, потому что он за углом. И куски бумаги прыгают как живые. И ты думаешь, что это существа. Но ветер утихнет, и они опять упадут. Таковы эти актеры. Они встроились в архетипические образы, которые не умрут. Нам предлагают принять имя одного из направлений, стать Яго, стать Отелло, стать Лиром, стать Гамлетом. Да, мы получаем бессмертие. Мы получаем бессмертие, которое нам не принадлежит. В котором нет нашей непосредственной крови.

Хорошо. Есть другой путь. Есть путь медиации между замыслом, и этими фишками, которые используются. Но это пассивный путь - это путь свидетельствования, это путь универсальной частицы до божьего духа, который Господь вложил в Адама при сотворении. Это некий провиденциальный дар святого духа в глиняную куклу. Он потенциальное действие всех, он может быть активизирован. Но это как бы виртуальный дар. Выйти за пределы этого треугольника, замкнуть этот треугольник через зеркало до квадрата. Вы знаете, что если треугольник сульфура поднести к зеркалу, его отражение замыкает этот трегольник до квадрата. Это задача первого уровня активности. И вот Женя открыл этот путь, обходной путь, который я очень неправльно называю культурной алхимией. Т.е. он открыл путь понимания работы с медиацией многих противоборствующих программ. Разумеется, за этим стоит колоссальное знание лингвистического материала, колоссальное знание того, о чем здесь говорил Александр Гельевич. Сигнификационный пакт - это огромная. очень глубокая и очень интересная тема, которой, я думаю, чуть-чуть с другой стороны коснулся здесь. И он в нашем мостоцентрическом кругу, сделал все, чтобы те из нас, кто могут и хотят, прикоснулись к теме медиации, которая в общем-то есть тема ничего иного как тема оживления реальности, т.е. тот крест элементов, в центре которого мертвая голова, должен уйти наверх, чтобы стать животворящим деревом и вечной жизнью.

____________________________________________
конспект подготовлен Нурикой.
за что ей моя благодарность