October 14th, 2012

red dragon

кризис Запада. Америка атакует Европу


В первой половине 2000-х годов в Европе был так называемый кредитный бум, связанный в том числе с введением единой европейской валюты и расширением еврозоны. В тот период в еврозону вошли многие экономически слабые страны, так называемая периферия, в частности, Греция, Португалия и некоторые другие страны. Они, в общем-то, никогда не отличались сильными экономическими показателями. Однако после того, как эти страны вошли в еврозону, они стали восприниматься на каком-то этапе если не в той же мере экономически сильными, как Германия, то примерно из той же группы стран, как Франция и Великобритания. И они получили доступ к кредитным ресурсам, к кредитному рынку. Они получили возможность занимать под достаточно низкие проценты, буквально на 1-2% выше, чем занимает, например, Германия или Франция, которые имеют высший кредитный рейтинг. Естественно, они начали занимать деньги и очень много.

С началом кризиса европейским экономикам понадобилось еще больше заимствований, но проценты по кредитам стали расти. Кредиты подорожали, да и международные финансовые организации стали давать их в долг проблемным странам весьма неохотно. Тогда страны, попавшие в тяжелое долговое положение, обратились к финансовым институтам ЕС. ... Тогда Греция, а вслед за ней и другие страны вынуждены были обратиться за помощью к ЕС и МВФ. И они получили крупные кредиты со стороны вот этих международных организаций. Это как бы не было окончательным решением проблемы, поскольку эти кредиты тоже придется возвращать. ...  долги Италии и Испании огромны, и просто нет финансовых институтов, которые могли бы решать эту проблему. ... проблема Еврозоны сейчас не только и не столько в Греции состоит. Греция фактически явилась той самой лакмусовой бумажкой, которая со всей очевидностью обнажила все имеющиеся проблемы и противоречия в Евросоюзе. Как раз сейчас почему, собственно говоря, столько внимания уделяется именно Греции? Потому что все боятся эффекта домино, то есть рынки и инвесторы настолько опасаются неконтролируемого и неуправляемого дефолта Греции, а значит, и возможного распространения кризиса на Италию, Испанию, возможно, и на Францию, потому что именно французские банки являются одними из основных держателей греческого долга. Тут как раз есть опасение развития эффекта домино, оно как бы усиливает именно внимание к разрешению греческих проблем.

Проблема заключается в следующем. Держателями долгов Италии, Испании, Греции и Португалии являются еврогранды — Германия и Франция. Если долг Италии, равный 2 трлн евро, не будет выплачен или будет частично списан в результате управляемого дефолта, то банки Франции и Германии понесут огромные, невосполнимые потери. Это вполне может привести к распаду еврозоны. Однако самым главным в еврокризисе является то, что это на самом деле не долговой кризис, а системный — кризис либерализма и рыночного фундаментализма. «Дело в том, что нынешний кризис — это не кризис государственных долгов или финансовых институтов. Сейчас развивается кризис всей экономической системы, сформировавшейся в последние 30 лет — системы либерализации, дерегулирования и глобализации, свободы торговли и неконтролируемых трансграничных потоков людей, товаров и денег»

Главная проблема ЕС на самом деле носит цивилизационно-духовный характер. Создав валютный союз, европейцы не смогли создать единого государства. Нет единой финансовой политики, единой внешней политики, нет внятной экономической политики и единого цивилизационного стержня. Из всех документов Евросоюза полностью убраны все упоминания о христианской сути Европы. То, что удалось русскому народу в масштабе Российской империи и Советского союза, не удалось романо-германскому миру. В Европе нет единого центра управления, за лидерство идет жестокая и непримиримая борьба. Роль лидера пытается на себя взять Германия. По сути, можно сказать, что нет европейской цивилизации и везде процветает сепаратизм. Никто не может отказаться от своего суверенитета, пожертвовать своими интересами ради общих. Польша тянет в сторону Америки, Германия рвется к власти, Франция боится Германии, страны Балтии, Чехия, Греция, Португалия и Ирландия стали странами второго сорта.



Безусловно, основой кризиса 2008 года и основой нынешнего кризиса в Европе является либеральная рыночная доктрина. С одной стороны, она утверждает, что рынок сам все отрегулирует, а с другой — демонстрирует маниакальное желание управлять всеми в мире процессами. Лежащий в основе еврокризиса мировой кризис 2008 года банковский истеблишмент, судя по всему, запустил сам, причем вполне осознанно.

«ФРС снизил процентные ставки: 6% в 2001 году, а к концу 2003-го они упали до 1%. В одном только 2005 году американцы набрали кредитов на $750 млрд. Со второй половины сентября 2005-го ФРС начала повышать процентную ставку. К 2006 году она достигла 5%. С конца 2005 года многие заемщики не смогли выплачивать свою ипотеку и другие кредиты» (Н.В. Стариков «Спасение доллара — война»). Как следствие, обанкротились компании, занимавшиеся ипотечными кредитами. Вслед за ними погорели те, кто покупал их акции, а затем рухнули страховщики, страховавшие вложения инвесторов. Здесь-то и начался глобальный кризис. Рынок страховок SDS в мире достигал $58 трлн долларов. Именно кризис страховок был причиной превращения американской катастрофы во всемирную. Начался хаос. Именно хаос в Европе и цветные революции в арабском мире способствуют сохранению финансового статус-кво, сложившегося в мире в течение ХХ века.

http://tv.km.ru/risi-predstavlyaet-krizis-zapada/textversion

red dragon

сверхлогическое

невозможно чтобы было
невозможно и необходимо и возможно.

необходимо чтобы было
невозможно или необходимо или возможно,
а четвертого нет,

онтологически невозможность ассоциирована с женщиной и смертью,
ибо женщина и смерть лики вечности, рождающей необходимость мужества жизни. 

и от них двоих - женственности смерти и мужества жизни -
возможность любви и славы

а у Лосева не вера. но априорная уверенность,
основанная на доверии. 

______________________________________
старая логика:

что есть, есть необходимо и истинно,
а чего нет, то невозможно и ложно.