September 17th, 2014

red dragon

Игорь Шевырев о моих главках по Европе: "Трансформация Европы: 11 тезисов"

Оригинал взят у guralyuk в Игорь Шевырев о моих главках по Европе: "Трансформация Европы: 11 тезисов"
http://igor-tiger.livejournal.com/1393959.html
Игорь Николаевич Шевырев (igor_tiger) - китаист и востоковед из Киева:
"Очень интересный и содержательный в смысловом отношении текст: http://guralyuk.livejournal.com/2000171.html.
Дискуссионный.
Юрий Вячеславович пишет с точки зрения, геополитики Беларуси.
Со своей стороны, несколько тезисов, с точки зрения, геополитики Украины.

Тезис №1. Наблюдается рост значения всей Восточной (и Центральной) Европы, а не только одной ее части (между Полесьем и Балтикой). Это битва за Восточную Европу. Здесь схлестнулось несколько геополитических стратегий.
Во-первых, стратегия Евросоюза, которому постоянно не хватает для «расширений» «жизненного пространства». По этой стратегии ВЕ отведена роль отсталой периферии, «сырьевого придатка» западного мира, буфера на «стыке» цивилизаций.
Во-вторых, стратегия Межморья (непосредственным ответственным за которую является Польша). Эта стратегия предполагает выстраивание «единого пространства» от Балтики через Черное море до Каспия. Для сдерживания России.
В-третьих, евразийская стратегия России, которая стремится построить «единую Европу» без каких-либо разделительных линий, на основе новой системы европейской коллективной безопасности. По этой стратегии Минску и Киеву отведена роль «стратегических мостов» в Европу.
В-четвертых, неоосманская стратегия Турции, которая стремится замкнуть на себе все транзитные магистрали между Европой и Азией. Турция стремится доминировать на всем евразийском пространстве (и в каждом отдельном регионе: на Кавказе, в ЦентрАзии), конкурируя в этом и с Россией, и с Украиной.
Можно также добавить стратегию Китая по выстраиванию Экономического пояса Шелкового пути. Но эта стратегия только формируется. И уж точно еще не дошла до Восточной Европы. Пекин занят внутренними модернизационными задачами, он еще полноценно не вышел на международную арену.
Кстати, обратим внимание, Запад не имеет единой стратегии по отношению к ВЕ. Из Вашингтона, Брюсселя и Анкары усматриваются разные виды на перспективы Восточной Европы.
На мой взгляд, на этом, на противоречиях в западном мире, можно было бы неплохо сыграть.

Тезис № 2. Беларусь, безусловно, в последнее время нарастила влияние в Восточной Европе.
Не за счет Украины, как могло бы показаться на первый взгляд. А прежде всего, за счет выстраивания собственной сбалансированной внешней политики. Минск имеет все условия для того, чтобы заниматься собственной геополитикой (политическая стабильность, развитие экономики). В то время как Украина наоборот, серьезно увязла в затяжной внутриполитической нестабильности. До сих пор не может выйти из «оранжевого периода», растянувшегося еще с 2004 года.
Выигрывает ли Беларусь от нынешней нестабильности в Украине? Вряд ли.
Лукашенко, действительно, выступал против федерализации Украины. Но эта позиция продиктована статусом посредника, который пытается в украинском кризисе занимать Минск. В том числе, уважением к официальной политике Киева. Во-вторых, смотря что вкладывать в понятие федерализации, которая не всегда может предполагать переход к федерации и шире по содержанию. В-третьих, напомним «меткую формулу» Меркель: то, что украинцы называют децентрализацией, у немцев называется федерализацией.
Однако, в любом случае, украинский кризис создает для Беларуси больше рисков. Для безопасности. И еще большой вопрос: чего, в сухом остатке, окажется больше – рисков или же обманчивых «выгод».
Хотя, действительно, Минск «по факту» признал власть в Украине, установившуюся после февраля нынешнего года. Сразу отметим: именно «по факту»,а не официально. И в этом, кстати, есть своя «игра». Это своего рода компромисс. С одной стороны, несколько вырос статус Минска в регионе. С другой стороны, значимо и для Киева (как альтернативная площадка для переговоров – в условиях де-факто «замороженных» отношений с РФ. Посольская миссия РФ в Киеве фактически свернута, контакты между странами проводятся на высшем уровне. Да и то чаще всего по телефону). Для Москвы переговорная «площадка» в Минске так же выгодна.
Обратим внимание: в украинском кризисе есть только одна «переговорная площадка». И эта «площадка» евразийская. В то время как Запад, со своей стороны, подобных переговорных инициатив не выдвигал. Что в свою очередь, только подчеркивает его движущую роль в эскалации кризиса.
Запад не заинтересован в переговорах. Западу выгодна война в Украине. И как фактор кардинального переформатирования самой Украины, и как фактор сдерживания России. Налицо попытки через дестабилизацию Украины попытаться дестабилизировать Россию.
«Площадка» Тбилиси, которую Запад часто любит ставить в «пример» «переговорной» не признается. Хотя бы только в силу того, что РФ не сможет на этой «площадке» участвовать (между Грузией и Россией нет дипотношений).
Еще «площадки» - в Париже и Берлине – напоминают скорее, места для встреч, чем для переговоров.
Тезис №3. Украина и Беларусь не являются конкурентами в Восточной Европе. Хотя их геополитические задачи нередко совпадают.
Однако, при всех совпадениях Киев и Минск даже партнеры, а не конкуренты. Евразийские партнеры и партнеры по влиянию на европейских рынках.
С одной стороны, действительно, Киев и Минск являются европейскими мостами в Европу.
Но с другой стороны, у каждой столицы есть собственный «сектор обзора». Минск – это выходы на Балтику, Польшу, Северную Европу, стратегическое значение для безопасности РФ. Обзор Киева гораздо шире: не только с охватом на всю Европу, но и в Евразии.
Отсюда следует, что Беларусь особенно важна для России. В то время как Украина – не только для России и Европы, но и даже для удаленного от них Китая. Через Киев в наибольшей степени, схлестнулись евроатлантическая и евразийская стратегии.


Тезис №4. Угроза экспорта «революций» и прочей нестабильности в Беларусь по-прежнему имеется. И будет присутствовать до тех пор, пока в Киеве во власти находятся прозападные силы.
В конце концов, учтем здесь тот факт, что Минск и Киев развиваются в условиях разных стратегий. Минск – в рамках евразийской стратегии. Киев – в рамках стратегии Межморья, отчаянно пытающейся через Беларусь вырисовать «дугу Бжезинского».

Тезис №5. Беларусь – стратегический оборонный щит России. Соответственно, это является фактором безопасности и для самого Минска. Защищая себя, Россия берет «под зонтик» безопасности и Беларусь.
Украина, в свою очередь, такого российского «щита» для своих оборонных гарантий не имеет.
Гарантией безопасности Украины является именно нейтралитет. Можно активный (как сейчас), а можно и постоянный.
Поясню.
Украина имеет критическое значение в военных стратегиях как НАТО, так и РФ.
Если Украина пойдет под НАТО, то это будет иметь критическое значение для РФ. Разумеется, со стороны Москвы по этому вопросу каких-либо «компромиссов» нет и быть не может.
Если бы Украина пошла под РФ (ОДКБ), то аналогичные критические опасения будут уже у НАТО. Со времен «холодной войны» Запад хорошо усвоил «советскую угрозу», основа мощи которой находилась именно на территории Украины (за годы независимости прозападные силы постарались всячески уничтожить всю эту «военную машину»).
Таким образом, наиболее оптимальным компромиссом между Россией и НАТО оказался именно нейтралитет Украины (который сейчас некоторые «ястребы» продолжают пытаться «расшатывать»).

Тезис №6. По поводу смещения регионального центра ВПК в Беларусь.
Здесь нужно, прежде всего, посмотреть как на ситуацию в контексте.
Запад, как известно, своим «военным центром» в регионе пытается сделать Польшу. Военное усиление Беларуси продиктовано необходимостью нейтрализации рисков, исходящих из Польши. Как видим, чисто оборонные мотивы. Запад наступает, пытаясь втянуть РФ в новую «гонку вооружений» - Москва (и Минск) обороняются.
А как же Украина, наверное, сейчас спросите вы. Могла ли Украина быть выбрана для такого сдерживания Польши? Отвечаю: нет. Прежде всего, потому что Украина в силу своего потенциала при соответствующей «накачке» будет сдерживать целую Европу, не то что какую-то Польшу.
Украина по своему потенциалу способна переформатировать НАТО – поэтому в Альянсе особо не рвутся брать Киев в свои ряды.
Кстати, обратим внимание: активную роль в оборонном «накачивании» Беларуси принимает также Китай (второй экспортный рынок белорусского ВПК после России). Это говорит только о том, что стратегические интересы Москвы и Пекина, преимущественно, совпадают.

Тезис №7. По поводу смещения производства топлива ВЕ в Беларусь.
Здесь также важно посмотреть на ситуацию в контексте.
На фоне демонтажа энергетики, наблюдаемого сейчас в Украине (которая в силу своих мощностей и по газу, и по НПЗ является безусловным лидером в регионе), некоторое усиление Беларуси особенно заметно.
Над этим активно работает Турция, которая стремится замкнуть всю энергетику на себя.
В этом смысле происходит не столько «смещение» топлива в Беларусь как «энергетическая интеграция уходит на Юг.

Тезис №8. По поводу смещения евразийского транзита.
Опять же, здесь повторюсь: Пекин свой ЭП ШП только формирует и еще недостаточно знает восточноевропейский регион, чтоб говорить о полноценного выходе в него.
Транзит в обход, без Украины – хоть через Беларусь, хоть через Турцию – существенно уменьшает экономический эффект и повышает риски для безопасности.
С другой стороны, транзит с участием Украины делает Киев в качестве ключевого центра Евразии.
Осталось только остановить в Украине гражданскую войну и обеспечить внутриполитическую стабильность.
Так что, нынешнее «смещение» вынужденное и временное. И продиктовано засильем проамериканских сил во власти в Киеве. И вообще: это не столько «смещение» как «выпадение» Украины.

Тезис №9. По поводу «смещения» в развитии сельского хозяйства.
Еще один вопрос, где важно рассматривать ситуацию в контексте.
Смещение «центра ВПК» - это противовес военному усилению Польши, а «нефтеусиление» Б. – на фоне энергетической интеграции, уходящей на Юг, то смещение центров в развитии сельского хозяйства – это уже результат стратегии США.
США как влиятельная зерновая держава заинтересована доминировать на рынках продовольствия. И тем самым, сдерживать любых конкурентов. В том числе, Украины, которая по своему потенциалу способна быть и «житницей» Союза, и «житницей» Европы. Это первое.
Второе, блокировать любую аграрную кооперацию с Москвой. И не допустить выхода Китая на продовольственный рынок Украины.
Третье, сорвать формирование Причерноморского пула, который совместными усилиями способен перекрыть стратегию Запада.
Безусловно, на фоне развала АПК в Украине Беларусь особенно демонстрирует неплохие темпы роста. Тем более, что и Александр Григорьевич лично в силу собственного опыта приложил к этому немалые усилия.

Тезис №10. По поводу Новороссии.
Россия виртуозно и деликатно обыгрывает тему Новороссии.
С одной стороны, прослеживается последовательная и устойчивая линия на невмешательство во внутренние дела Украины. С другой стороны, РФ удалось в кратчайшие сроки и при предельно ограниченных ресурсах объединить Новороссию в единую силу, способную сдерживать прозападную политику официального Киева.
При этом Москва также не переступает «красную линию» территориальной целостности. В частности, РФ не заинтересована ни захватывать, ни раскалывать Украину. А Новороссия важна, преимущественно, из тактических соображений. Зачем Москве «брать» Новороссию, если есть возможность получить всю Украину? Учитывая, что без Новороссии Украина станет особенно уязвимой.
Если уж говорить о сепаратистских угрозах, то они исходят именно от Запада.
Например, призывы к отделению Донбасса исходили от США. Таким нехитрым образом, раскручивая сепаратистский сценарий, Вашингтон стимулировал гражданскую войну в стране. Отвлекая киевские власти развернутым фронтом на Востоке, Запад пытается реализовать сепаратистские сценарии на оставшейся беззащитной западной границе (где активно работают Румыния, Венгрия, Польша, Турция).

Тезис №11. По поводу системы международной безопасности.
Действительно, Украина в нынешних политических условиях превратилась в основной вызов безопасности. Не только для России, но и Евразии. А также Европы.
Разумеется, это в чистом виде результат «игры» США, которые рассматривают Киев как «вечное поле» нестабильности для сдерживания своих геополитических соперников."
red dragon

Война в Украине. Трансформация Европы.

red dragon

мировая огневая мощь (GFP)

The values showcased below are all considered for the final GFP ranking recognized as the "Power Index" (abbrv: "PwrIndx"). PwrIndx scores are judged on a perfect value of "0.0000" which is realistically unattainable due to the number of factors considered per country. Bonuses and penalties are added to each nation (as needed) while landlocked countries (ex: Austria) are not penalized for lack of a standing navy.


A total of 106 countries make up the GFP ranked list.


red dragon

Просвещение и марксизм как явления мирового кризиса

Оригинал взят у az118 в Просвещение и марксизм как явления мирового кризиса

Мировой кризис, первое открытое (хотя скрыто он начал разворачиваться с начала торгово-городской революции в Европе, т.е. с 11 века) проявление которого относится к эпохе Реформации и великих географических открытий, давшей начало буржуазным революциям и колониализму, все же выпукло-зримые черты приобрел в эпоху Просвещения, самым значимым продуктом которой стала теория прогресса, получившая идеалистическое завершение в гегелевской системе диалектического саморазвития мирового Духа, от которой Маркс произвел свою диаду из диамата и истмата как теории восхождения к высшему синтезу материи и духа при коммунизме.

дело в том, что у Гегеля логика это не просто механизм размышления, но органика самодвижения в понятиях абсолютного Духа (коий есть Святой Дух христианства), в которой тезис - начальное состояние или фаза, уже содержащая свое отрицание и потому порождающая свое инобытие как антитезис, отрицание которого являет синтез, восстанавливающий тезис на более высоком уровне гармонии утверждения тезиса и его отрицания в антитезисе. Отсюда пульсация непрерывного порождения многообразия форм и областей с их особенными энергиями (дивергенция) и восстановления единства (конвергенция) энергией всеобщего начала - самого Духа.

До Гегеля это открыл Гераклит: война - отец всех вещей и инструмент мировой гармонии, где роль Духа играет Огонь-Логос. При этом Гегелем Природа мыслилась как инобытие-антитезис Духа-тезиса (т.е. в духе Нового Времени - в духе Декарта) который возвращается к себе в высшем синтезе подчинения Природы, после чего Дух успокаивается (что противоречит саму Гегелю, в "Феноменологии Духа" охарактеризовавшем Абсолютный Дух как принципиальную негацию), а не как сущность сущего, в то время как у Гераклита Природа есть сущность, путь и закон всякого сущего - сам Логос.

Посему при более пристальном взгляде на природу Нового Времени становится ясно, что его сущность в стремлении избавиться от первой природы (премодерн), создавая якобы лучшую искусственную вторую (модерн), которая давая временные преимущества закабаляет намного сильнее, что вызывает уже отторжение ее самой и переход к постмодерну.

Сама же схема диалектико-исторического развития Маркса:

первобытный коммунизм (тезис - доклассовое об-во)
- рабовладение (тезис внутри антитезиса)    |
- феодализм (антитезис внутри антитезиса)   | (антитезис - классовое об-во)
- капитализм (синтезис внутри антитезиса)   |
финальный коммунизм (синтезис - постклассовое всемирное об-во)

хотя и красива, но, как и фрейдизм, пригодна только для запада и продукт запада как рассадника всемирного невроза

Нелинейная интерпретация схемы Маркса дает антитезис внутри антитезиса - феодализм - высшим синтезом, ибо с капитализма началась открытая фаза эпохи всемирного нигилизма.

В самом деле, феодализм, отрицая отчуждающее антипатриархальное рабство, восстанавливает патриархальную иерархическую семью с возможным патриархальным рабством как временным статусом (до инициации, дающей права согласно обязанностям и детям, и рабам, каковые по правам приравнены к детям) внутри семьи и государство понимается как большая семья во главе с монархом-отцом.

Капитализм, отрицая феодализм, основанный на этике служения и морали милосердия и верности, восстанавливает рабство и этику торговцев, превращающих весь мир в рынок, редуцирующего все сущности и идентичности к капиталу как пародии на дух и потребительству как необходимому условию всемирного рынка

ЗЫ
фазы мирового кризиса

с 11 века кризис приобрел формы борьбы папского Рима и Византии (запад-восток) и Рима и Германской империи (юг-север, римского и германского="варварского" начал).
                   юг                  север
до 11 века               романство
11-13 вв       романство           ранняя готика
13-14 вв   пред-Возрождением       зрелая готика
14-15 вв      Возрождение          поздняя готика       
15-16 вв  высокое Возрождение   Северное Возрождение
16-17 вв  позднее Возрождение        Реформация 
                                  30-летняя война
17-19 вв                 Новое Время