August 14th, 2015

red dragon

Выставка прерафаэлиты. Впечатления от увиденной картины "Офелия".

Оригинал взят у artofhistorian в Выставка прерафаэлиты. Впечатления от увиденной картины "Офелия".
"Бледна как смерть". История одной картины.


   Я бы хотела поделиться своими впечатлениями от просмотра выставки в ГМИИ имени Пушкина «Прерафаэлиты:  Викторианский авангард». Посетила я выставку в 2013 году, но свои впечатления написала недавно. Я познакомилась с творчеством английских романтиков несколько лет назад; с работ Джона Эверетта Милле, правда видела я иллюстрации.  Интересные сюжеты, И когда открылась выставка, то с удовольствием её посетила. Расскажу немного о возникновении направления.
     В 1849 г. три английских живописца выставили на суд публики картины, подписанные монограммой «PRB». Полотна были столь же таинственны, сколь необычны. Вскоре тайна монограммы открылась: это был символ творческого объединения художников — «Братства прерафаэлитов» (англ. PreRaphaelite Brotherhood,  от лат. рrае — «перед», «впереди», итал. Rafael  — «Рафаэль» и англ. brotherhood — «братство»). История «Братства» началась в 1848 г., когда познакомились студенты школы Королевской академии: Уильям Холмен Хант (1827— 1910), Данте Габриэл Россетти (1828-1882) и Джон Эверетт Милле (1829—1896). Им не нравились система академического образования, модные живописцы и консервативные вкусы викторианского общества. Молодые художники не хотели изображать людей и природу отвлечённо красивыми, а события — далёкими от действительности, и, наконец, им надоела условность официальных мифологических, исторических и религиозных произведений. Осенью того же года было основано «Братство прерафаэлитов». Определение «прерафаэлиты» они выбрали, чтобы подчеркнуть противостояние стилю итальянского художника Высокого Возрождения Рафаэля Санти и проявили интерес, к творчеству итальянских мастеров Проторенессанса и XV столетия. В этой эпохе их привлекали «наивное простодушие», а также истинная духовность и глубокое религиозное чувство. Прерафаэлиты открыли мир образов средневековой английской литературы, ставшей для них постоянным источником вдохновения. Прерафаэлиты отказались от академических принципов работы и считали, что всё необходимо писать с натуры. Художники полагали, что нельзя изображать посторонних людей, поэтому всегда выбирали в качестве моделей друзей или родственников. Они внесли изменения и в традиционную технику живописи: использовали чистые цвета, писали без подмалёвка по сырому белому грунту. На загрунтованном холсте прерафаэлиты намечали композицию, наносили слой белил и убирали из него масло промокательной бумагой, а затем писали поверх белил полупрозрачными красками. Выбранная техника позволила добиться ярких, свежих тонов и оказалась такой долговечной, что их работы сохранились в первозданном виде до наших дней.
   Одна из картин, представленных на выставке, произвела на меня сильное впечатление, это картина «Офелия» Джона Эверетта Милле (англ. John Everett Millais,8 июня 1829-13 августа 1896 - крупный английский живописец, один из основателей Братства прерафаэлитов).
 Сюжет картины художник взял из пьесы Уильяма Шекспира «Гамлет, принц датский». «Её одежды, раскинувшись, несли её, как нимфу», - так рассказывает королева Лаэрту о смерти Офелии в пьесе. Именно этот миг изобразил Милле на одной из самых своих  знаменитых картин. Что интересно, художник сначала написал пейзаж (около 4 месяцев шла работа), а потом уже вписал девушку. Детальное изображение природы, воды, цветов вызывают  восхищение. Все краски насыщенные, «живые», мастерски прописано платье на Офелии, художнику удалось передать  на лице Офелии миг между жизнью и смертью. Известный английский искусствовед, Рёскин писал об «Офелии», что это «прекраснейший английский пейзаж, пронизанный скорбью».

   Цветы, которые Джон Милле изобразил на картине, имеют своё значение. Растущие на берегу незабудки – символ верности, лютики – символ инфантилизма. Плачущая ива, склонившаяся над девушкой, - символ отвергнутой любви, крапива обозначает боль, адонис – символизирует горе, анютины глазки – сердечное успокоение. Цветы ромашки около правой руки символизируют  невинность, розы традиционно являются символом любви и красоты, ирис – бесстрашие, доверие, таволга в левом углу может выражать бессмысленность смерти Офелии. Именно цветы на картине  в своё время вызвали бурную реакцию у публики, если внимательно посмотреть, то в природе цветы растут в разное время года. Художник просто срисовал все растения из энциклопедии по ботанике.
  Некоторые исследователи полагают, что в правом углу картины спрятано изображение черепа. Моделью для картины стала Элизабет Сиддал, 19 – летняя модистка из Ковент-Гарден. Впервые её увидел Данте Россетти, он был поражён необычной красотой Лиззи и пригласил  стать моделью. Впоследствии Элизабет стала женой Россетти.  Девушке приходилось позировать по несколько часов, лёжа в чугунной ванне, зимой,  вода быстро остывала и она заболела. К сожалению, судьба Элизабет закончилась трагически, её лечили настойкой лауданума, от которой у неё началась зависимость и уже в 33 года она умерла от передозировки.
  Старинное платье, расшитое  незатейливым узором, для образа Офелии художник приобрёл в антикварной лавке. Смотря на платье, чувствуешь текстуру ткани. Игра света и тени акцентируют внимание на лице девушки, её отрешенный спокойный взгляд. Прозрачная белая кожа с ещё не исчезнувшим румянцем на щеках  «рассказывает» о благородном происхождении Офелии. Печально смотреть на Офелию, ведь  она умирает юной девушкой, из  её приоткрытого рта  вылетают звуки, но мы уже не можем их услышать. Раскрытые ладони, принимают смерть, как  свободу души. Главная героиня, безусловно приковывает внимание зрителя и заставляет размышлять о жизни и смерти.
Collapse )
red dragon

как надо мыслить

мысль должна восходить как светило из тьмы ночи или побег в порыве крови из недр почвы, ибо Логос собирает рати, но не понятия и вещи...

и мыслить надо вообще не в терминах "большинство-меньшинство, право-бесправие", ибо большинство в городской цивилизации - это масса плебса, требующая хлеба и зрелищ, что сегодня и торжествует, но в категориях "часть-целое, обязанность-право"