July 16th, 2019

red dragon

Не быть съеденной гигантами: Индия хотела дружить с США и Китаем. Не вышло

Дмитрий Косырев

Не быть съеденной гигантами: Индия хотела дружить с США и Китаем. Не вышло

Все материалы

Катастрофические перемены в мире имеют свойство зреть тихо и незаметно, но сейчас-то их очень даже заметили, опубликовали всяческие цифры и сделали вывод: Индии придется решать. Как бы ей ни хотелось такой необходимости избежать. Сколько времени отведено третьей экономике в мире — непонятно, но драка между первой и второй экономиками (это Китай и США) не оставляет выбора.

Начнем с очередной твиттер-угрозы президента США Дональда Трампа. Дословно так: "Индия долго обкладывала тарифами американские продукты. Больше неприемлемо!

В прошлом месяце американцы лишили индийцев статуса наибольшего благоприятствования в торговле. Так что, хотя твиты трамповские кому-то смешны, но в данном случае на пустые угрозы не очень похожи. Индийцев будут прессовать так же, как китайцев, мексиканцев, европейцев — да всех.

У США, при их нынешнем состоянии экономики, торговый дефицит вообще-то с кем угодно, не только с Индией — и от этого, среди иных причин, государственный и прочий долг давно уже превысил все мыслимые пороги. А тут какие-то 24 миллиарда долларов в год (именно так, в пользу Индии, сводится торговый баланс двух стран): США они точно не спасут

Однако индийцев все это ставит в очень неприятную ситуацию стратегического выбора на ближайшие лет сто. Того самого выбора, который страна при нынешнем правительстве всеми силами пыталась избежать, стараясь дружить с США и Китаем одновременно, в экономике — получать выгоды от обеих крупнейших держав мира. В военно-политической области — делать так, чтобы ни одна сторона не считала, что Индия у тебя в кармане и будет без вопросов ссориться с твоим конкурентом.

Но то в глобальном измерении, а вот вам конкретная (и чисто экономическая, без всякой геополитики) ситуация: торговля Индии с Китаем стремительно растет, скоро перейдет планку в 100 миллиардов долларов в год. И — она сводится с дефицитом для Индии (в 57,8 миллиарда долларов в прошлом году).

Логика бухгалтера, старающегося сводить доходы с расходами, тут простая: обложить китайский экспорт запредельными тарифами и попросту свернуть такой бизнес, раз уж скоро нельзя будет покрывать часть дефицита в китайской торговле за счет профицита в торговле американской.

И это ровно то самое, чего от Индии хотят США. Хотят, чтобы Индия ни в коем случае не сближалась с Китаем — особенно если они досближаются до чего-то вроде антиамериканского альянса.

А впрочем, и в самой Индии есть ячейки глобальной партии "что угодно, только не сближение с Китаем", то есть прозападное лобби. В России, напомним, в таких случаях речь идет о людях, среди прочего активно распространявших в 90-е годы дикую идею Збигнева Бжезинского и других о том, что миллионы голодных китайцев скоро заселят Сибирь и Дальний Восток (как известно, получилось ровно наоборот). В Индии страшилка другая — что поток дешевых китайских товаров ставит крест на будущем индийской экономики. Страну съедят (а американские товары к этому же исходу не приведут?).

Но эта "простая" картина, как и в случае с Россией, опять же для очень простых умов. В действительности все сложнее. Например, очевидно: повысить конкурентоспособность индийской экономики (или хотя бы не дать ей отстать еще больше) может переход в век новых информационных технологий — к знаменитому стандарту 5G, который играет не последнюю роль и в американо-китайском стратегическом противостоянии.

И вот человек из партии "только не Китай", его зовут Виджай Рагхаван, он ключевой советник индийского правительства по науке и технологиям. Его позиция: Индия должна приступить к испытаниям разных систем 5G "с кем угодно, кроме китайцев". Дословно и буквально.

Так ведь все подсчитано. Китайские эксперты, проводившие тщательную проработку вопроса с будущими европейскими клиентами, цитируют результат этих оценок: если европейцы выберут любых других поставщиков 5G (по принципу "кто угодно, кроме"), то это им обойдется дороже на 62 миллиарда долларов и, что хуже, вызовет задержку в запуске систем минимум на 18 месяцев. А полтора года в нашем сегодняшнем мире — это очень долго.

С Индией, конечно, цифры будут поменьше. И это ее главная проблема — размер экономики. Дело в том, что Индия, может быть, и третья экономика мира (по паритету покупательной способности), но она меньше двух примерно равных лидеров — Китая и США — раз этак в пять. По общему же уровню развития, в том числе технологического, она отстает от Китая примерно на десятилетие.

Что интересно, множество соображений попросту диктуют индийцам как можно более тесное сотрудничество именно с Китаем. Здесь и то, что между двумя азиатскими гигантами нет никакой конкуренции за территории, и полная совместимость планов на будущее в отношении третьих стран (то, что может дать им Китай, никак не сможет предоставить Индия), и технологические и прочие возможности Китая… А против этих реальностей только одно: страх, что в этом случае Индия во всех смыслах, включая стратегический, уйдет в тень своего более успешного соседа и не сможет держать его на цыпочках с помощью дружбы с США или кем угодно еще. А тень — это и экономика тоже: всем хочется иметь максимум независимости от всего мира в ключевых производствах и технологиях, и громадной Индии тоже этого хотелось бы на десятилетия вперед.

И это действительно трудная ситуация, которая превращает индо-американо-китайский треугольник в ключевой сюжет происходящих в мире перемен.

Но мы забыли хороший принцип летчиков-испытателей: не знаешь, что делать, — не делай ничего. Может ли Индия и дальше изо всех сил придерживаться своей "средней" позиции? Индийские эксперты в этом сомневаются. Хорошо было до нынешнего кризиса, когда индийская экономика по темпам роста обгоняла даже китайскую, но когда в мире началась драка за будущее, когда оружие в этой драке — сворачивание торговли с кем угодно и под какими угодно предлогами… то как бы дело не дошло до массовых увольнений в ключевых корпорациях страны, от которых зависит ее глобальное будущее.

https://ria.ru/20190716/1556569337.html
red dragon

ИИ как угроза человечеству

ИИ как угроза человечеству


На днях довелось слушать доклад (со ссылкой на что-то американское) о состоянии дел с ИИ – в том духе, какой катастрофой это грозит всему человечеству (типа безработица достигнет где-то 30, где-то и 50%, и вот оно всё взорвется и т.д.). Ну, я-то во всякую такую фантастику никогда не верил (помня, что слышал в детстве о прогнозах на последние десятилетия ХХ в.), но тут среди слушателей были историки и докладчику-физику напомнили, что со времен луддитов проблема ставилась не раз, и с тех пор технологический прогресс неоднократно в разы повышал производительность, а вот занятых (пусть и чем-то другим) по факту становилось почему-то не меньше, а только больше (вокруг новых технологий возникала и новая сфера обслуживания).

При нынешних же тенденциях рождаемости в наиболее продвинутых странах (везде ниже уровня простого воспроизводства) и старения населения едва ли за занятость стоит особо беспокоиться (кстати, был приведен перечень стран по степени угрозы, где на последнем месте была Южная Корея, что докладчик объяснить не мог, но что в этом контексте совершенно понятно: это абсолютный мировой лидер по вымиранию - с рождаемостью 0,98).

Вообще же социум всегда как-то инстинктивно умел избегать катастроф такого рода: как где-то перенаселение достигало критического уровня, происходила резня (никем «специально» по сему случаю не организуемая, а вот почему-то сама собой случавшаяся) и всё приходило в относительную норму. Учитывая же, что ныне достаточное для снятия проблемы «фатальной» безработицы в развитых странах снижение численности активного населения может быть при необходимости достигнуто и без ЯО – с помощью обычных вооружений (а тем более и этого самого ИИ) за судьбу человечества как такового переживать не стоит.

-------------------------------------------

Сергей Владимирович тут допускает фатальную ошибку, ибо прогресс означает непрерывное вытеснение масс человеков из одной сферы их бытия в другую, технически более сложную, при стремлении к избавлению от страданий и смерти, а сферы эти базируются на политэкономическом укладе, определяемом технологической доминантой, задающей масштаб и направление механизации и автоматизации произодства средств биопсихического и социального бытия, и число сфер ограничено -

от экономики присваивающей с охотой и собирательством, к экономике производящей, сначала аграрной, потом торгово-ремесленной, затем индустриальной, куда был массовый перелив населения из аграрного сектора, и наконец в наше время информационно-финансовой с раздутой подсферой услуг, включающую современное псевдо-искусство, в которой также происходит массовая замена человеческого интеллектуального труда на деятельность дешевых виртуальных роботов.

вообще, при наступлении кризиса перенаселения (от чрезмерного размножения или изменения условий, в т.ч. при вторжениях завоевателей) у людей было несколько стратегий реагирования:

- убежать туда, где есть плодородная земля, еда и женщины, и все это часто надо было отнять у тамошних хозяев;
- изменить способ существования на более соотв. новым условиям;
- умереть чтобы не мешать жить тем, кто может убежать или измениться-изменить.

сейчас бежать некуда, путей экспансии больше нет, а меняться можно только в направлении растворения в глобальном технотронном болоте.