?

Log in

No account? Create an account

...над гнездом...

Loadour Earrowwing

[reposted post]Владимир Микушевич. Из Рильке
brain-light
rusnar
reposted by az118
Упражнения за роялем

Своим дыханьем собственным одета,
разучивая тщательно этюд,
до вечера ждала в жужжанье лета,
когда вольётся в комнатный уют

действительность, к ней подобравшись тайно,
душа, быть может, этих душных дней,
и вот в окне приблизился случайно
парк прихотливо-сумеречный к ней.

Скрестила руки, а потом невольно,
одна из тех, кто длинной книге рад,
вдруг отстранила жестом аромат:
нечаянно жасмин ей сделал больно.


Смерть любимой

Он знал о смерти то, что всем известно,
что ближних смерть ввергает в немоту,
вдруг у него в глазах ей стало тесно;
она ушла, оставив пустоту,

ушла к другим теням, чей облик зыбок;
он чувствовал её, но только вне,
где множество девических улыбок,
присущих тамошней луне;

и с мёртвыми он сблизился потом,
желал он, как с родными, с ними встречи,
чужие с недоверьем слушал речи,

но верил, что ему тот край знаком,
и ощупью вдоль сладостной дороги
искал он, где её ступают ноги.


Глагол моих глухих глубин

Молюсь Тебе, Ты просветлённый,
сквозь ветер, слышишь Ты один
доселе неупотреблённый
глагол моих глухих глубин.

Враг разбросал мои осколки,
мой прах насмешками дразня,
но несмотря на кривотолки,
глотали пьяницы меня.

Средь битых стёкол пресмыкаясь,
я в хламе собирал себя;
в пол-рта взывал я, заикаясь,
к Тебе, по целому скорбя.
О как вздымал я полу-руки
мои увечные к тебе,
чтоб Ты, в ответ на полу-звуки,
глаза вернул моей мольбе.

Я словно выгоревший дом.
Служил убийцам я ночлегом,
когда они перед набегом
с пустым дремали животом.
Был городом я, где чума
в приморском воздухе селилась,
как труп, в жилые шла дома
и детям на руки валилась.

Чужой себе, схожу с ума,
и всё мерещится мне тьма,
где мать от моего зачатья
несла урон,
где с нею вместе жертвой сжатья
был мой под сердцем эмбрион.

Так восстановлен я теперь
из клочьев нищенской стыдобы
в моём единстве высшей пробы,
и мысль моя не знает злобы
в предупреждении потерь.
В руках Свою Ты держишь славу
(и не мои ли с ней черты).
Я собирал себя, а Ты,
Ты расточишь меня по праву.