January 5th, 2021

red dragon

Ислам, христианство и запад с прогрессом

по факту повседневное мусульманство постепенно навязывается православному миру, — просто потому, что его становится все больше. Хочешь не хочешь, а приходится сосуществовать, куда деться? Будем жить, как-нибудь пообвыкнемся, притерпимся, если гости с Востока не будут слишком зарываться. А они, увы, зарываются, и нарываются, и взрываются. Если ничего с этим не делать, то само ничего не наладится и не срастется, не стоит себя обманывать и закрывать глаза.

Хотя в отношении веры все не так просто и однозначно. Например, у меня есть знакомый русский традиционалист — такой истовый православный верующий, с бородой до пояса. Так вот, он находит гораздо больше общего с такими же бородатыми фундаменталистами-исламистами, чем с современными либералами и функционерами от русской церкви. Общее мировоззрение у них, оказывается, довольно близкое, хотя доктрины разные. Вот такая информация к размышлению.

— Были ли в истории ислама периоды такой сильной конфронтации с западным (христианским) миром, как сейчас?

— Были гораздо хуже. Вообще, ислам со времени своего возникновения всегда находился с кем-то в конфронтации. Попросту говоря, он воевал со всеми, включая христиан.

Вспомним историю: арабы, берберы, турки отхватили большой кусок Европы — Испанию, Сицилию, Балканы и едва не завоевали Италию и Центральную Европу. Они остановились только тогда, когда у них не хватило сил и возможностей воевать дальше. Но сегодня все свои завоевания мусульмане воспринимают как естественные и само собой разумеющиеся. Они видят в этом славу ислама. Зато Крестовые походы для них — смертельная обида, которую они не могут простить до сих пор.

Конфронтация с Западом и не только с Западом — это естественное состояние ислама. И чем более исламским является государство, тем враждебней оно относится к Западу и христианству. Не сомневаюсь, что, если бы сейчас у мусульманского Востока были средства и возможности разгромить западный мир военной силой, он бы это сделал не задумываясь.

— По Вашему мнению, как европейская идентичность формируется по отношению к мусульманскому миру? Какой комплекс чувств стоит за исламофобией? И есть ли она вообще сегодня?

— Говоря языком политики, для Европы исламский восток всегда был сильным и принципиальным противником — идеологическим, политическим, военным, культурным, религиозным. В этом смысле сегодня ничего не изменилось, только соприкосновение стало более тесным и поэтому более острым и болезненным.

Сегодня европейская идентичность — это то, что мы не любим резать головы. В Азии это довольно распространенная практика, которая никого не удивляет и не возмущает. Они это не по злобе, просто следуют своей традиции. Так уж у них принято. Вот поэтому и начинаешь чувствовать себя европейцем. Как говорят, происходит самопознание от обратного, хотя и не всегда в хорошую сторону.

Исламофобия в Европе, конечно, есть. Как ей не быть после известных событий? Была ли исламофобия в Москве, когда там один за другим взорвали несколько домов? Или когда захватили «Норд-Ост»?

Родственники заложников у здания Театрального центра на Дубровке, захваченного чеченскими террористами во время представления мюзикла «Норд-Ост» 23 октября 2002 года
Родственники заложников у здания Театрального центра на Дубровке, захваченного чеченскими террористами во время представления мюзикла «Норд-Ост» 23 октября 2002 года

Хотя я не уверен, что это правильный термин. Как можно назвать чувство, когда какой-то невидимый, безжалостный и коварный враг может в любой момент уничтожить вас и ваших близких? Ужас, шок, растерянность. То же испытывают и европейцы после своих страшных терактов.

— Христианская идентичность, в том числе, формируется через понятие «другой» к исламскому. Согласны ли Вы с этим утверждением?

— Не совсем понятно, о какой идентичности тут идет речь. Политически и идеологически Запад давно отказался от христианского прошлого и больше никак себя с ним не ассоциирует. Христианство живет вопреки, а не благодаря правительствам Европы, оно стало врагом в собственном государстве.

А так, конечно, для любого верующего существует разделение на «свой-чужой». В масштабах страны — на инородцев, иноверцев, «чужих». Сейчас между Западом и исламом лежит многовековой культурный и идеологический разлом, связанный не столько даже с верой, сколько с тем, что в последние столетия они прошли разные исторические пути. Мусульманский Восток выбрал ревностную веру и традицию, христианский Запад — прогресс и культуру. Исламский мир каменел в своем религиозном благочестии, Запад совершенствовался и развивался, становясь все более светским и гуманистичным.

https://lj-telegram.livejournal.com/7933.html?utm_source=newsletter&utm_medium=email&utm_campaign=weekend_01_04&media
____________________________________________
из комментов к этому

вдруг в очередной раз поймал себя на мысли -

в наше время кошки, собаки, дети и женщины стали как бы одной породой домашних животных, сам дом стал детской и раздулся до размеров планеты, а та сжалась до размера маленького домика, где сии животные диктуют всем как жить.


я люблю кошек, собак, детей и женщин, но не то, что с ними и нами творит Запад сегодня под вопли о культуре, которая не культура вовсе, гуманизме, который гуманно уничтожает человечество, равенстве, которое сеет бесплодный хаос, свободе, которая не от своей природы, и т.д., разрушая естественный, т.е. божественный, порядок вещей, при котором кошки не только милые зверьки, но еще и ловят мышей, собаки не только любимые питомцы, но и охраняют жилище и служат его хозяевам, дети не объекты для излияния сантиментов, но почитающая нас наша смена, а женщины не ровня нам, а наши верные жены, заботливые матери наших детей и почтительные дочери, - в общем патриархальный порядок в государстве и семье.

Кот Бегемот
  • sverc

Смотрим в книгу - видим...

Что-то меня в последние дни пробило на научные темы писать. Продолжим.

Историк-любитель О.Л. Губарев, в последнее время активно пишущий многочисленные, но малосодержательные и не очень грамотные работы на тему происхождения Рюрика и варягов, недавно опубликовал очередную статью, посвящённую критике концепции существования Русского каганата как некоей политии предшествующей известному из летописей Древнерусскому государству во главе с Рюриковичами. Там читаем, например, следующее относительно знаменитого известия Бертинских анналов о посольстве русов 839 года и их правителе, именуемом каганом (
Misit etiam cum eis quosdam, qui se, id est gentem suam, Rhos vocari dicebant, quos rex illorum, Chacanus vocabulo): "если термин Chacanus рассматривать как титул вождя, то в тексте идут два титула подряд – rex и chacanus... это вызывает большие сомнения относительно того, что в тексте Бертинских анналов стоит титул, а не имя вождя росов-свеонов". О.Л. Губарев пытается реабилитировать гипотезу, согласно которой в тексте Бертинских анналов речь идёт не о правителе с титулом "каган", а о личном имени "Хакон".

Между тем, если обратиться, например, к "Хронике Фредегара", то там говорится об аварах и их правителе аналогичными словами:
regem eorum gagano (Fred. IV. 48) - "король их именуемый хаган". То есть та же формула и то же соседство титулов "король" и "каган", что и в известии Бертинских анналов о русах. Если следовать логике О.Л. Губарева, правитель авар тоже должен был носить личное имя "Каган". На самом же деле в обоих случаях идёт пояснение малоизвестного франкам титула ("каган") через хорошо им известный титул ("король").

А теперь самое интересное: параллель из Хроники Фредегара к известию Бертинских анналов приводится в моих работах, посвящённых Русскому каганату (Работы Дмитрия Тарасовича Березовца и проблема локализации Русского каганата // Исторический формат. 2018. № 3-4. С. 179; Восточные славяне накануне государственности. М., 2020. С. 211). О.Л. Губареву они известны, фигурируют у него в списке литературы, а в тексте его статьи даже имеется некая имитация полемики со мной (именно имитация, т.к. ни один мой тезис или аргумент О.Л. Губаревым по-существу не рассматривается). Но почему-то этот ключевой источниковедческий аргумент остался за пределами его внимания и понимания. Смотрим в книгу - видим... При этом О.Л. Губарев ещё пожурил меня за то, что я де несправедливо обвиняю некоторых авторов в том, что они пытаются "тем или иным путем... дискредитировать" источники по принципу "если источники противоречат теории - тем хуже для источников" (хотя если кто-то действует именно по этому принципу, то это его вина, а не моя, я просто констатирую), при этом сам будучи живой иллюстрацией моего тезиса: источники он трактует так как ему удобно, а аргументы, приводимые оппонентами демонстративно игнорирует.

Можно не принимать разделяемую мной концепцию Русского кагнаната как аланского государства на Верхнем Дону (на службе которого находились варяги из Супрутского городища), но оспаривать то, что в "Бертинских анналах" имеется в виду именно титул правителя русов и титул этот "каган" - бессмысленно. Это можно делать только путём натягивания совы на глобус и игнорирования фактов.