az118 (az118) wrote,
az118
az118

Разбавлять и денатурировать: рождение западного мира

ПЕРЕПОСТ
Эрнест Геллнер. Разум и культура: Историческая роль рациональности и рационализма / Пер. с англ. Е. Понизовкиной. М.: Московская школа политических исследований, 2003. 252 с.
Книга Эрнеста Геллнера (Ernest Gellner, 1925 — 1995) «Reason and Culture» (Blackwell. Oxford UK & Cambridge USA, 1992) рассказывает об истоках и трудной судьбе европейской рациональности. Первым на сцену повествования выходит Декарт. Он провозглашает суверенитет Разума и в блестящей французской манере излагает программу освобождения от культуры, от «примера и обычая». Декарт очищает себя сомнением до тех пор, пока не растворяется в воздухе, однако вскоре весьма удачно воплощается в новом, преображенном с помощью ratio теле. На глазах у изумленной публики Декарт возводит грандиозную конструкцию по заранее приготовленным чертежам, в качестве основания используя самого себя, а для подсветки — lumen naturale. Конструкция называется «мир». Геллнер так комментирует происходящее: «…Декарт глубоко буржуазен. <…> …[он] является выдающимся практиком и проповедником когнитивного индивидуализма собственника» (с. 18 — 19). Как и все буржуа в то время, Декарт глубоко страдает. Он боится впасть в заблуждение. Источником заблуждения является культура. Для избавления от культуры разум должен опираться на «…такое внутреннее принуждение, которое способно подвинуть на продуцирование ясных и отчетливых идей» (с. 23). Особое качество — достоверность — подобных принуждений обеспечивается божеством. Это божество «…в высшей степени буржуазно. Удостоверяя что-либо, оно действует весьма осторожно и избирательно… <…> Оно санкционирует внутренние принуждения только тогда, когда они правильны, ясны, отчетливы, систематичны — короче, подчинены Разуму. Это Бог порядка, умеренности и разума» (с. 26 — 27). Геллнер делает вывод, что Декарт — пелагианец. Пелагий, как мы помним, учил, что человек сам грешит, сам и спасается, пестуя и совершенствуя свою добрую природу, изначально вложенную Богом.  
Проходит сто лет. На сцену выходят эмпирики во главе с Юмом. Они производят замену нескольких кирпичей в кладке здания, возведенного Декартом, однако фундамент — индивидуализм — не трогают. Геллнер замечает: «…по большому счету Юма можно определить как рационалиста: перед нами индивидуалистская попытка рационально установить границы и природу подлинно познаваемого мира» (с. 31). Разница между Декартом и Юмом следующая: Декарт полагал, что его «мир» завершен и что в нем так же хорошо и уютно, как и в традиционных исторически сложившихся общностях; Юм же рассматривал этот картезианский проект как красивую, но принципиально неосуществимую мечту, полагая при этом, что надежность и комфорт не являются внутренними свойствами системы знания, а порождаются привычкой, то есть культурой.[дальше]
Tags: Декарт, буржуа, индивидуализм, рацио
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • откуда взялся капитализм

    Надо обдумать чем культуры Западной Евразии, начиная с Вост. Средиземноморья, особенно Египта, и Месопотамии, отличались от культур Восточной Азии,…

  • Начало - Она, Он и Сын

    Мужское это правое и небесное, ибо ПРА- как начальное соответствует именно правой руке, которая начинает и делает большинство дел, в т.ч. утверждает…

  • теория конвергенции капитализма и социализма

    Идею сближения двух систем впервые выдвинул П. А. Сорокин в книге «Россия и Соединённые Штаты», написанной в 1944 году. Авторы теории:…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments