az118 (az118) wrote,
az118
az118

Японско-китайский конфликт: Триумф или «пиррова победа» китайской экономики?

Оригинал взят уetoruskiyв Японско-китайский конфликт: Триумф или «пиррова победа» китайской экономики?
Бурно разгоревшийся японско-китайский конфликт за три острова архипелага Дяоюйдао/Сенкаку, несмотря на ожидания части общественности благо так и не перешедший в вооруженное противостояние стран, большинством читателей уже оценен как экономическая победа Китая над Японией и США. Токио вынуждено сворачивать свой экспорт в Поднебесную, спасая или закрывая собственные производства в Китае, одновременно испытывая проблемы импорта китайского ширпотреба, а Вашингтон проглотил «китайскую пилюлю», полученную Японией от Пекина, лишь на словах поддерживая своего главного стратегического союзника на Дальнем Востоке. Попробуем все же взглянуть на указанный конфликт, и оценить дальнейшие перспективы его развития, отбросив эмоции, симпатии и антипатии, беря во внимание другие события, параллельно происходящие в мире, а не только на Дальнем Востоке.

Сегодняшняя ситуация в мировой экономике такова, что, несмотря на все проблемы глобального мирового кризиса, Доллар пока устоял и остался «царем валютной горы». Прежде всего, благодаря его победе над Евро, ещё 2 года назад имевшим полновесные претензии на статус мощной резервной мировой валюты.

В результате у Доллара остался лишь один конкурент – китайский Юань, который за последний год существенно активизировался на международном валютном рынке как в расчетах Китая с ведущими, так и активно развивающимися странами.

Немного предыстории. В начале 2012 года многие СМИ обсуждали вопрос, с каким конкурентом будет бороться США после фактического «укрощения» геополитических амбиций ЕС, окончательно и глубоко погрязшем в 2011 году во внутренних финансовых проблемах Еврозоны. С официально вышедшей на второе место экономикой Китая или с возрождающимся промышленно-военным потенциалом и «имперскими амбициями» России? Большинство мнений склонялось к тому, что первоочередным геополитическим «противником» Вашингтона станет Россия, и основная атака на Москву придется на осень 2012 года. Но, по моему мнению, всё же США избрали приоритетной «целью» экономику Китая. Одним из доводов в пользу такого вывода является уровень мировых цен на нефть – обоюдоострое оружие, как в отношении Пекина, так и Москвы, но которое можно применить только против одного их противников. Низкая цена нефти ослабляет Россию, но усиливает Китай. Высокая цена – наоборот.

Еще в конце 2011 прогнозы склонялись к снижению цен на нефть до отметки 90 дол. США за баррель и ниже. Этому способствовали и тогдашние заявления Саудовской Аравии о готовности страны полностью покрыть импортерам потери иранской нефти и удерживать цену на уровне не выше 100 дол. США за баррель

Но примерно в марте-апреле 2012 года динамика изменений мировых цен на нефть показала, что «низкой нефти» в ближайшие месяцы ожидать не стоит.

А что же происходило в это время вокруг Китая в экономической плоскости?

3 марта 2012 Народный банк Китая сообщил , что намерен разрешить всем китайским компаниям рассчитываться со своими иностранными партнерами в юанях.
Одновременно финансовые власти КНР высказали намерение упростить доступ на долговой рынок иностранным инвесторам, а также содействовать приобретению иностранными центробанками китайской валюты. Решения Пекина, которое эксперты оценили как очередной шаг к превращению Юаня в мировою резервную валюту, которая может в долгосрочной перспективе (10-15 лет) потеснить Доллар США.

В ответ 7 марта 2012 Палата представителей Конгресса США утвердила законопроект Сената США от 11.10.2011 года о введении пошлин на импорт товаров из стран, занижающих курс национальной валюты. Авторы документа не отрицали, что их основная цель – Китай, чья валюта, по их оценкам, оценена на 30-40% ниже реального курса.

Осознав серьезность намерений Вашингтона, вероятно, что власти КНР сочли потерю одного из крупнейших экспортных рынков – США – более опасной, чем ревальвацию Юаня, и уже к концу марта начали повышение курса национальной валюты относительно Доллара США. В результате этого уже к середине мая американская администрация отказалась называть Китай ответственным за манипуляции валютного курса.

Тем не менее, несмотря на курсовые уступки, Пекин продолжил продвижение Юаня в самостоятельную резервную мировую валюту. И, по моему мнению, наиболее сильным шагом на этом пути стало решение о переходе с 1 июня 2012 на расчеты между КНР и Японией в Юанях и Иенах без использования Доллара США.

Для Японии, в свете экономического ущерба от последствий прошлогоднего цунами, оцененого в $210 млрд., этот шаг вполне логичен. Так, по оценке Лю Вэймина, аналитика CITIC BANK: "Объем товарооборота между Китаем и Японией в прошлом году достиг 350 млрд. долларов США. Если считать, что комиссия за операцию составляет пять сотых процента, то при рассчетах в национальных валютах можно было съэкономить от 100 до 200 млн. долларов".

Но подобное событие, когда вторая и третья экономики мира, отказываются от расчетов в Долларах, США уже проигнорировать просто не могли. Что-то неминуемо должно было произойти в японско-китайских отношениях.

И вот настолько же внезапное, насколько и внешне "странное" сентябрьское обострение уже годами длившегося японско-китайского спора за переданные после второй мировой войны Японией Тайваню острова Дяоюйдао/Сенкаку, находившиеся в частной собственности японских граждан. Конфликт, моментально переросший в «экономическую войну» Японии и КНР. Хотя термин «моментально» в этой ситуации можно считать условным, поскольку японский экспорт в Китай, являющийся крупнейшим торговым партнером Токио, планомерно снижался последние 3 месяца и лишь за август 2012 года упал на 9,9%.

Кстати, за эти же месяцы на 28% снизился и японский экспорт в Западную Европу. Лишь экспортные поставки Японии США в августе 2012 выросли на 10,3%. Достаточно большой плюс для американо-японских отношений на фоне экономических проблем Токио.

Но вернемся детальнее к определению островного конфликта как «странного». Вопрос принципа конечно важен, но слепое упорство в принципах, скорее слабость, чем сила государства и дополнительный рычаг для манипулирования им. Наличие на шельфе островов месторождений углеводородов для Китая достаточно заманчиво. Но стоят ли даже большие, но не разработанные залежи нефти и газа конфликта с достаточно сильным соседом? Тем более что сугубо в военном плане в случае японско-китайского конфликта на море аналитики и военные эксперты, чье мнение поддерживаю, отдают предпочтение Японии.
Не проще ли для аналогичной цели выбрать противником более слабые в военно-экономическом отношении Вьетнам или Филиппины, с которыми Пекин также ведет давний спор по островам Спратли, также с нефтегазоносным шельфом? Но для демонстрации своей силы и политической воли Пекин избрал Японию, переведя противостояние в плоскость отказа от ввоза японской продукции и создания условий для остановки деятельности японских предприятий, размещенных на китайской территории.

Что же в результате?

1) Экспортно-ориентированным корпорациям Японии, равно как и ослабленному последним годом бюджету страны, Китаем, бесспорно, нанесен крайне чувствительный экономический удар. Но чувствительный – абсолютно не значит смертельный. Кроме того, Япония в полной мере испытала на себе один из главных экономических «козырей» Поднебесной в отношениях с Западом – что значит критично зависеть от китайского импорта товаров широкого потребления. Теперь Токио просто будет вынуждено принимать меры к максимальному ослаблению импортной зависимости от Китая. А именно, возрождая собственное производство товаров широкого потребления, перенося размещенные в КНР предприятия в другие развивающиеся страны АТР, по возможности перенося акцент во внешнеэкономических связях на ЕС и США. Этот процесс долговременный, сложный и болезненный, но у Японии нет другого выхода. И если она сумеет пройти этот трудный путь, повторив послевоенное «экономическое чудо», то в конечном итоге проиграет только Китай.

2) На примере Японии, Китай показал остальным развитым странам, в особенности ЕС и США, что максимально уменьшать зависимость от китайского ширпотреба любыми способами нужно начинать уже сегодня, так как Пекин вполне готов применять это оружие в экономических отношениях с партнерами.

Не исключаю, что Пекин уже сожалеет о преждевременно совершенных жестких экономических шагах против Японии.

Так, 21 сентября в ходе участия в саммите ЕС китайский премьер-министр Вэнь Цзябао потребовал от Евросоюза снять запрет на поставку Китаю оружия, введенный 23 года назад, после насильственного подавления протестов на площади Тяньаньмэнь. Также Вэнь Цзябао призвал отменить тарифы на китайские товары, поскольку Евросоюз является крупнейшим экспортным рынком Китая.

Кроме того, на фоне японско-китайского конфликта США активизировали экономическое противостояние с Пекином.

17 сентября США обратились в ВТО с просьбой провести консультации в рамках механизма разрешения споров торговой организации по китайской политике субсидирования автомобилей и запчастей к ним.

18 сентября Федеральная комиссия США по международной торговле по требованию компании "Hitachi Metals" и ее дочерних компаний в США начала "расследование 337" в отношении 29 компаний Китая, США, Германии и Австрии, выпускающих продукцию с использованием редкоземельных магнитов, на предмет наличия нарушений патентного права.
Так называемое "расследование 337" происходит от 337 статьи американского Закона о таможенном тарифе 1930 года.
Согласно установленной процедуре, после начала расследования Федеральная комиссия США по международной торговле должна в течение 45 дней назначить дату вынесения окончательного решения. В случае установления факта нарушения статьи 337 предприятиями- фигурантами комиссия выпустит приказы о ликвидации и запрете на импорт соответствующей продукции, что окончательно лишит данную продукцию права выхода на рынок США.



19 сентября Федеральная комиссия США по международной торговле /КМТ/ приняла решение о сохранении антидемпинговых пошлин на импортируемое из Китая полиэфирное штапельное волокно.

Кроме того, 17 сентября, в ходе встречи с министром иностранных дел и министром обороны Японии глава Пентпагона Леон Панетта призвал к укреплению американо-японских союзнических связей. Руководитель американского оборонного ведомства намекнул на возможность внесения корректив в японо-американскую программу о сотрудничестве и безопасности. Его слова уже подкреплены делом. Стороны договорились о размещении на территории Японии второго американского радара ПРО, в дополнение к уже существующему на острове Хонсю.

При этом заверения Панетты о том, что радар не будет направлен против Китая, а лишь против КНДР, выглядят не достаточно убедительно.

Ведь в августе 2012 года американские СМИ сообщили о планах Пентагона по созданию расширенной системы ПРО в Азиатско-тихоокеанском регионе. В частности, речь шла о сооружении цепи из современных радаров ПРО X-Band, тянущейся от севера Японии через ее южные острова к Филиппинам. Предполагалось, что эти радары будут соединены с пусковыми ракетными установками и кораблями, также оснащенными радарами и ракетами-перехватчиками. Вместе они должны образовать единую систему, позволяющую успешно осуществлять перехват баллистических ракет.

Кроме того, если еще в начале жители японской Окинавы массово протестовали против размещения американских конвертопланов MV-22 Osprey, уже 22 сентября американские военные начали их тестовые полеты и, вероятнее всего, власти Японии пойдут в этом вопросе навстречу Пентагону.

Теперь вернемся к главному вопросу статьи: «Какие мотивы подвигли КНР на подобный шаг? Каков результат уже несколько утихшего японско-китайского конфликта вокруг островов?» Одержал ли Китай экономическую победу над Японией и поднял свой политический вес в мире или Пекин раньше времени пошел в отчаянную и недостаточно подготовленную атаку против Запада во главе с США?  Время покажет, но более склоняюсь ко второму.

И в окончании совсем немного о тезисе, что союз Китая с Россией может стать достойным ответом сегодняшнему доминированию США в мировой политике. Российский Тихоокеанский флот сотрудничает не только с ВМФ НОАК:
Отряд японских боевых кораблей прибыл во Владивосток для участия в антипиратских учениях.

Если надежный китайско-российский альянс и возможен, то пока ни Пекин, ни Москва не проявляют очень большого рвения к его созданию.
Tags: Китай, Россия, США, Япония, геополитика, кризис, экономика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments