az118 (az118) wrote,
az118
az118

Иосиф Колышко и Николай Трубецкой против Татьяны Василенко: заметки о национализме и Империи

Оригинал взят у mahtalcar в Иосиф Колышко и Николай Трубецкой против Татьяны Василенко: заметки о национализме и Империи
Вроде бы полемика о национализме, консерватизме, Царстве, Империи, евразийстве на портале Ю. Горского и Т. Василенко "Артполитинфо" принимает конструктивный характер.
Недавно на нем была опубликована хорошая, объективная научная статья Э.А. Попова и А.С. Кисиля "Национализм и консерватизм". Всем рекомендую.

В своих собственных статьях Т. Василенко стала часто цитировать меня, причем вполне корректно, достаточно вежливо и слова не перевирая. Другое дело, что иногда она понимает, что я хотел сказать (но не соглашается со мной), но иногда просто неправильно понимает смысл фразы.

Рассмотрим подробнее суть дела.
В статье от 5 апреля 2014 г. "Империя как пародия на Царство" Василенко с уважением причисляет меня к пеляде таких авторов, как Микушевич, Карпец, Дугин, Проханов, О. Фомин, О. Давыдов, Н. Миронов, А. Елисеев, В. Дёмин, которых относит к косвенным соавтором полемики на тему Империи и Царства. Более того, Т. Василенко говорит: "Мне нравится цитировать Медоварова по одной простой причине – он пафосно, прямолинейно, и безапелляционно высказывает то, что и впрямь является “характеристикой сегодня”. Итак, Миссия России? – Максим говорит – “Россия опять несет на себе миссию противостоять европейской Революции”. То есть это всё… Александр Гельевич Дугин (я уже не говорю о безусловной неоднозначности и сложности, в отличие от Медоварова, его мысли) вспоминает куда более остроумный термин “жандарм Европы” и вводит, уже почти, как слоган – “мы несём порядок”. Разумеется они правы. Это всё о России, и это всё об Империи..."

- но Василенко тут же отмечает, что Россия, Русь несводима только к миссии несения свету внешнему миру, что она наполнена и собственным внутренним онтологическим содержанием. По мнению Василенко, Дугин и Медоваров сводят миссию России только к внешней стороне дела. Но это вовсе не так! Внутренней стороны Русского Царства никто, и я в том числе, не отрицает и отрицать не может. Такую нелепость попросту смешно приписывать нам. Другое дело, что внутреннее сейчас, в последние времена, сокрылось и видно менее всего...

Но Т. Василенко, видимо, пропустив обязательную школу мысли А.Ф. Лосева, не видит диалектики внутреннего и внешнего, Царства и Империи, и категорически разрывает их. Тут уж, простите, попахивает не просто недомыслием и отсутствием философской грамотности, но и прямо франкфуртской школой Адорно, не к ночи будь помянута... Сама же постановка вопроса о диалектике внутреннего Царства и внешней Империи правильна и закономерна. Более того, мне известен один архивный документ из Отдела рукописей РГБ, неизвестный Т. Василенко. Это письмо Д.А. Хомякова, сына первого славянофила А.С. Хомякова, написанное в 1906 г. В нем Хомяков-младший предлагает провести четкую грань между Русским Царством и Российской Империей в территориальном плане: на территориях, издавна русских или хорошо русифицированных еще в допетровские времена, создать Русское Царство, а другие территории вне этих границ будут управляться по особым законам и входить в качестве составных частей в Российскую Империю. Разумеется, предполагалось, что Царь Русский и Император Всероссийский - это один и тот же Николай II.

Проект Д.А. Хомякова, безусловно, был оригинальным и смелым по полету мысли, но в то же время явно "сырым", он нуждался в серьезной доработке. Тем не менее, если бы Т. Василенко и Ю. Горский жили в начале ХХ в., то было бы возможно плодотворное обсуждение данного проекта. Но они живут сто лет спустя, и реалии России и русского народа поменялись столь существенно, что многие аргументы Василенко попросту игнорируют реальность вокруг нас.

С вниманием прочитав дальнейший абзац Василенко о том, что суть русского подхода к всечеловечности, не знающей никаких конкретных территориальных границы, лежит в иной плоскости, нежели имперская геополитика, озабоченная границами, я опять же не стал спорить. В сказанном много правды - но полная правда была бы в том случае, если бы Василенко и первого держалась, и от второго не отказывалась. Каждый раз, разрывая неразделимое, форму и содержание, идею и материю, внешнее и внутреннее, мы будем получать весь только антидиалектический односторонний кусок всецелой Истины, а не ее саму.

Гносеологическая и логическая склонность Василенко делать акцент только на различиях, игнорируя сходства, столь же одностороння, как если бы кто-то делал акцент только на сходствах, игнорируя различия. В этом суть непонимания Т. Василенко моих текстов.
Я говорю, что Россия неделима в истории, что Россия не погибла ни в 1700, ни в 1917, ни в 1991 г. "Белые", включая Василенко, тут же возмущаются и подчеркивают момент катастрофичности и прерывности. "Красные", наоборот, больше любят полностью замазывать катастрофические моменты типа 1917 г., как будто между Российской Империей и Советским Союзом действительно не было никакой сущностной разницы. Оба подхода односторонни и антидиалектичны. Прерывность и непрерывность в любом явлении, включая и историю России, диалектически сочетаются. Не будем строги к тем, кто допускает уклон в ту или другую сторону: от перекосов не застрахованы даже великие. Карсавин с Флоренским в свое время повздорили именно потому, что первый делал акцент на непрерывности, а второй на прерывности. Истина же в диалектическом сочетании того и другого.

Поэтому, когда я сравниваю миссию царской и императорской России по поддержке традиционных монархий Европы против революций с миссией сегодняшней РФ по противостоянию "цветным революциям", а Василенко в ответ возражает, что продажные постсоветские президенты - жертвы проамериканских переворотов - намного хуже Бурбонов или Габсбургов, а Путин хуже Романовых, то здесь мы сталкиваемся с элементарным непониманием того, что я говорил о качественно одном и том же явлении на количественно различных "энергетических" уровнях. Да, Путин не Романов, а Янукович не Бурбон, но структурно ситуация та же самая. Борьба России и Революции, о которой писал еще Тютчев, в измененном виде имела место и в виде "холодной войны" СССР и США, особенно в "Третьем мире", и в виде современной геополитической борьбы.

21 мая 2014 г. последовало продолжение. В ответ на новую серию лекций проф. А.Г. Дугина и выход его очередной книги "Четвертый Путь: Введение в Четвертую политическую теорию" Василенко написала статью "Большой национализм и 4ПТ", в которой, однако, уделяет моей скромной персоне внимание не меньшее, чем самому Дугину.

Основной посыл Василенко заключается в страхе всесмешения народов и культур ("винегрета"), вместо которого она предлагает иерархию этносов с привилегиями титульного (в данном случае русского) этноса. Относясь к Дугину и 4ПТ в принципе благожелательно и уважительно, признавая благие намерения Дугина относительно защиты русского народа, в своей статье Василенко высказывает опасения, не превратится ли на практике реализация "новых правых" идей 4ПТ в очередную разновидность мультукультурализма либо плавильного котла по-американски.

Поражает путаница понятий у Василенко. Во-первых, концепции Дугина и других "новых правых" идеологов 4ПТ учат не "винегрету", а сохранению традиций каждого этноса, недопущение ассимиляции и переделке всех этносов по одному стандарту (стандарту Западной Европы Нового времени). Не винегрет, а композиция из разных блюд на своих тарелочках, красиво расположенная в определенном порядке - вот как бы я сказал. Кстати, кто тот повар, кто располагает эти блюда? Очевидно, он не может сам входить в состав ни одного блюда, не может принадлежать ни к одному из этносов, которыми он управляет. Это к вопросу о нацнациональной, универсальной, вселенской природе царской и имперской власти, к вопросу о ее нечеловеческом происхождении. Скажу более того: в идеале Монарх вообще не должен быть человеком, он должен быть максимально отдален от всех своих подданных, независимо от их расы, языка, этноса (притом, что у них тоже есть своя иерархия, кто выше, а кто ниже). На практике, конечно, монархи и иные носители имперской власти имели в своих жилах и обычную человеческую кровь, что и приводит к несовершенствам управления. Тем не менее, идеал универсального, наднационального правителя (типа Александра Македонского) нужно постоянно иметь в виду.

Я глубоко благодарен Т. Василенко за то, что она сумела выбрать из ряда моих Интернет-писаний несколько наиболее показательных фраз и прорекламировать их, вставив в свою статью. Например: "Интересы единого имперского Государства, охватывающего множество этносов, не могут быть привнесены в жертву эгоизму какого-нибудь одного народа". Или: "Если развернуть слово “национализм” последовательно-логически, то через энное количество шагов любой "националист" окажется жалким холопом англо-американского атлантизма, и не более того". (По поводу последней фразы: многие, от Константина Крылова до Василенко, останавливаются на полпути в своих логических рассуждениях, и потому никогда не превратятся в широпаевых в полной мере по причине боязни мыслить до конца последовательно; я же учился у А.Ф. Лосева развертывать любую мысль диалектически до конца, и когда кто-то говорит "А", я уже стараюсь увидеть, какое "Я" последует спустя 33 шага.) Радует, что Василенко не фальсифицирует мои мысли и честно указывает, что я выступаю за "признание безусловной ценности каждого народа перед лицом российской государственности с особой ролью русского (великорусского) этноса, исторически являвшегося и остающегося осью державостроительства".

Более того, я понимаю, что какие-то мысли Дугина или Медоварова могут вызывать у Василенко опасения. Но эти опасения развеять очень легко простым прояснением смысла сказанного. Однако Василенко не хочет идти по этому пути и вдруг начинает цитировать откровенный бред некоего безвестного Р.Л. Перина про то, что мол, национализм "белой расы" всегда конструктивный и оборонительный, а национализм других народов всегда агрессивный и вообще ужасный. Этот вопиюще противоречащий истории и современной реальности бред плавно перетекает в поиски исконности: мол, Бог дал русским Русь, чеченцам Чечню, неграм Африку. Бог дал - Бог и взял, следовало бы добавить Василенко. Ей ли не знать, сколько раз даже за последние века народы переселялись и колонизовали новые земли (например, русские - Поволжье, Юг, Новороссию, Урал, Сибирь, Дальний Восток)? Ей ли не знать, что если копнуть еще чуть глубже, на уровень хотя бы нескольких тысяч лет, то окажется, что все жили везде и спор "кто исконнее" - это всегда спор идиотов, родства не помнящих. "Мой народ пришел сюда 700 лет назад, а твой всего 500 лет назад, поэтому мы вас вырежем" - от такой логики надо отказываться как можно решительнее...

Скоро в журнале "Развитие и экономика", а в измененном виде в одном из евразийских сборников появится моя большая статья о национализме и евразийстве в свете конкретных цифр демографических показателей (рождаемости и процентного соотношения этносов). Полагаю, в ней уже содержатся ответы на многие недоумения Т. Василенко и ее сторонников. Пока же процитирую двух классиков русской мысли.

В начале ХХ в. консервативный публицист И.И. Колышко (поляк по крови), сотрудник "Гражданина" Мещерского, писал:

"Узкий племенной национализм должен быть расширен до национального государственного, в жертву коего должны быть принесены интересы племен, групп и местностей. Такой государственный национализм не предрешает ни сепаратизма, ни империализма: он предрешает лишь общегосударственный взгляд на вещи. Если для мощи России всякому народу под скипетром Романовых должны быть обеспечены племенные черты и прерогативы, сие должно быть выполнено во имя национально-государственной идеи. Но если было бы доказано, что торжество этой идеи требует временного стеснения местных привилегий, то эта жертва должна быть принесена... но не во имя торжества русской народности, а во имя торжества русской государственности".

Таким образом, если еще В.А. Грингмут наряду с К.Н. Леонтьевым, Вл.С. Соловьевым, С.Н. Сыромятниковым в конце XIX в. предвосхитил многие положения евразийской геополитики, то вполне заурядный публицист Колышко сумел увидеть всю глубину межэтнических противоречий в Российской империи и предвосхитить их евразийское решение: сбережение традиций каждого народа (включая и русский!), отказ от смешения, но при этом подчинение всех народов общегосударственному началу. Владимир Соловьев высказывался в том духе, что русский должен любить Русь как свою МАТЬ-Землю, армянин - Армению, татарин - Татарстан, но ОТЕЦ у них у всех один и общий - ЦАРЬ, ИМПЕРАТОР Всероссийский, Господин Евразии. Он, подобный Солнцу, своими лучами освещающему и оплодотворяющему все Земли, дарует жизнь и процветание народам. Разные Матери - один Отец. Каждый народ имеет черты своей Матери - Земли, но Отец - один. Вот что должно связывать все народы - народы, которые являются столь внешне непохожими друг на друга братьями - в единую семью. В отсутствие Монарха на некоторое время суррогатом такого единящего отцовского начала могла и может быть некая идейная или организационная скрепа, коммунистическая или евразийская, но без телесного воплощения в личности Монарха такое решение является, безусловно, лишь временным (хотя любая скрепа лучше, чем никакой).

В заключение же приведу две цитаты Н.С. Трубецкого. Они продолжают мысль Колышко уже в послереволюционных условиях и исходят из раз и навсегда изменившихся реалий нашего общества, нашей истории. Просто две цитаты, в комментариях, я полагаю, они не нуждаются.

«В эмиграции преобладают люди, неспособные в своем сознании реализировать объективные сдвиги и результаты революции. Для таких людей продолжает существовать Россия как совокупность территориальных единиц, завоеванных русским народом и принадлежащих на правах полной и нераздельной собственности одному этому русскому народу. Поэтому самой проблемы создания общеевразийского национализма и утверждения единства многонародной евразийской нации эти люди понять не могут. Для них евразийцы – изменники, потому что понятие «России» заменили понятием «Евразии». Они не понимают, что не евразийство, а жизнь произвела эту «замену», не понимают того, что их русский национализм при современных условиях есть просто великорусский сепаратизм, что та чисто русская Россия, которую они хотели бы «возродить», реально возможна только при отделении всех «окраин», т.е. – в границах этнографической Великороссии».

«Перемена роли русского народа в государстве ставит перед русским национальным самосознанием ряд проблем. Прежде самый крайний русский националист все же был патриотом. Теперь же то государство, в котором живет русский народ, уже не является исключительной его собственностью, исключительный русский национализм оказывается нарушающим равновесие составных частей государства и, следовательно, ведет к разрушению государственного единства… Если прежде даже крайнее русское национальное самолюбие было фактором, на который государство могло опираться, то теперь это же самолюбие, повысившись до известного предела, может оказаться фактором антигосударственным, не созидающим, а разлагающим государственное единство. При теперешней роли русского народа в государстве крайний русский национализм может привести к русскому сепаратизму, что прежде было бы немыслимо… Таким образом, в настоящее время крайний русский националист оказывается с государственной точки зрения сепаратистом и самостийником, – совершенно таким же, как всякие украинские, грузинские, азербайджанские и т. д. националисты-сепаратисты».

Только осознав всё сказанное, сбережем и народ, и страну, и Царство, и Империю. Только так победим.

_________________________________________________________________
диалектика это хорошо.

но диалектика Империи, Царств и подданных - диалектика целого-организма (всеобщее), частей-органов (особенное) и подчиненных им индивидов-клеток (единичное), синергия которых в свободе и единичного, и особенного, каковая (свобода) есть следование своей природе - индивидуальной (ипостасной), сословно-этнической (сущностной), имперской (бытийственной).

понятно, что ипостась - это индивидуальная природа-сущность, а сущность - начало, порождающее или выделяющее сущее данного рода.

отсюда немедленно следует:
- иерархия подданных - младшие подчиненны старшим по гендеру;
- федеративность Империи как симфонии земель различного пространственного особенного - федерация Царств;
- синергия сословий как симфония особенных родов.

Император - отец всех подданных - носитель мандата Неба или Сын Неба (в православии венчание на Царство = усыновлению Небом)

очевидно, что никакой национализм (каковой всегда есть движение к собственному государству, причем без государя) в Империи недопустим.
Tags: диалектика, император, империя, национализм, царство
Subscribe

  • Зеркало времени

    русское искусство начала и конца сов.эпохи было не хуже русского искусства Серебренного века, которому наследовало, и по психоделикё не на много…

  • Тьма сознания

    кит.художник Чжоу Сун и ритмы снов положи себя в карман где живет слепой кайман он тебя поймает съест и поставит жирный крест в клетке тесной и…

  • Символизм vs Декадентство

    мы полностью согласны с истинно русским пониманием природы Символизма и Декадентства как антагонистических направлений в искусстве конца 19 - 20 вв:…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments