Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

centaur

ИноСМИ - 3-4 июня

centaur

чудесное имя

Айзирек - Золотая Луна, Айка.

почти Айсингеро - Золотой Род (хан Нурхаци из этого рода клана Манчжоу 400 лет назад вновь объединил чжурчжений в четырехзнаменную армию и дав им имя манчжуров воссоздал уничтоженную монголами империю Цзинь- Золотую, которую его сын, хан Абохай после завоевания погрязшего в восстаниях Китая сделал имперей Цин - Чистой)
centaur

концепт Военно-морских сил России

Ударно-оборонительный индекс кораблей УРО.

Пусть  N - число ячеек УВП под крылатые ракеты при стандартном раскладе крылатых и зенитных ракет для корабля УРО данного класса, причем на одну ячейку приходится одна крылатая, одна зенитная большой дальности (более 250 км),  две зенитных средней дальности (50-250 км) и четыре зенитных малой дальности (до 50 км) ракет.

Тогда

KР = N - общее число крылатых ракет корабля УРО данного класса;
из них:
- ПНР = N/2 - число противоназемных крылатых ракет;
- ПКР = N/4 - число противокорабельных крылатых ракет;
- ПЛР = N/4 - число противолодочных крылатых ракет.

ЗР = 2N - общее число зенитных ракет в N ячейках корабля УРО данного класса;
из них:
- ЗРБ = N/2 - число зенитных ракет большой дальности в N/2 ячейках;
- ЗРС = N/2 - число зенитных ракет средней дальности в N/4 ячейках;
- ЗРМ = N - число зенитных ракет малой дальности в N/4 ячейках.

всего на корабль Я = 2N ячеек УВП и Р = 3N ракет всех типов.


класс       N  Р    КР ПНР ПКР ПЛР   ЗР ЗРБ ЗРС ЗРМ кол-во

н а д в о д н ы е

т-крейсер  64 192   64  32  16  16  128  32  32  64    4
            Я 128   64  32  16  16   64  32  16  16

л-крейсер  48 144   48  24  12  12   96  24  24  48    4
            Я  96   48  24  12  12   48  24  12  12

эсминец    32  96   32  16   8   8   64  16  16  32   16
            Я  64   32  16   8   8   32  16   8   8

фрегат     24  72   24  12   6   6   48  12  12  24   24
            Я  48   24  12   6   6   24  12   6   6

т-корвет   16  48   16   8   4   4   32   8   8  16   32
            Я  32   16   8   4   4   16   8   4   4

л-корвет    8  24    8   4   2   2   16   4   4   8   36
            Я  16    8   4   2   2    8   4   2   2

р-катер     4  12    4   2   1   1    8   2   2   4   72
            Я   8    4   2   1   1    4   2   1   1

п о д в о д н ы е

МАПЛ       32  96   32  16   8   8   64  16  16  32   16
            Я  64   32  16   8   8   32  16   8   8

ДЭПЛ       16  48   16   8   4   4   32   8   8  16   24
            Я  32   16   8   4   4   16   8   4   4

ТУСГ - Тяжелая Ударно-Сторожевая Группа (адмирал):
- 1 крейсер, 2 эсминца, 3 фрегата, 4 т-корвета (вице-адмирал),
- 1 БДК, 1 МДК, 1 МТр (контр-адмирал)
- 2 МАПЛ, 3 ДЭПЛ (контр-адмирал).

ЛУСГ - Легкая Ударно-Сторожевая Группа (контр-адмирал):
- 4 л-корвета, 8 р-катеров, 2 МДК, 2 МТр.

флот          ТУСГ ЛУСГ Авианосцы САПЛ

Северный      2 тл  1    1        8
Балтийский    1  л  2    -
Черноморский  2 тл  2    1        4
ТОФ           3ттл  3    2       12
Касп.фл-лия    -    1    -        -
centaur

Полюшко-поле (Лев Книппер, Виктор Гусев)

,

[Spoiler (click to open)]Полюшко, поле,
Полюшко, широко поле,
Едут по полю герои,
Эх, да Красной Армии герои.

Девушки, гляньте,
Гляньте на дорогу нашу,
Вьется дальняя дорога,
Эх, да развеселая дорога.

Девушки, гляньте,
Мы врага принять готовы,
Наши кони быстроноги,
Эх, да наши танки быстроходны.

Пусть же в колхозе
Дружная кипит работа,
Мы - дозорные сегодня,
Эх, да мы сегодня часовые.

Девушки, гляньте,
Девушки, утрите слезы.
Пусть сильнее грянет песня,
Эх, да наша песня боевая!

Полюшко, поле,
Полюшко, зелено поле!
Едут по полю герои,
Эх, да Красной Армии герои.
red dragon

Соотношение боевых возможностей вооруженных сил РФ и НАТО в Европе

 9 февраля

Соотношение боевых возможностей вооруженных сил РФ и НАТО в Европе

МОСКВА, 9 февраля 2021, Институт РУССТРАТ. Победившие в США демократы, за которыми стоит американское транснациональное финансовое лобби, явным образом обозначили линию на геополитическую колонизацию Евросоюза.

Достижение заявленной цели неразрывно связано с предельно возможным обострением российско-европейских отношений. В том числе на основе эксплуатации русофобии правящей элиты постсоветских государств Восточной Европы. В особенности Прибалтики и Польши, добровольно взявших на себя роль «восточного оборонительного вала против российской геополитической и военной агрессии».

Хотя политическое руководство Соединенных Штатов и правительства европейских стран постоянного говорят о своем миролюбии, их военно-политическое объединение, в лице Североатлантического альянса демонстрирует активизацию попыток укрепления и переформатирования военного блока в свете новых геополитических и экономических условий. Отсюда возникает необходимость проведения комплексного анализа итогов сравнения численности, материально-технического оснащения, характера вооружений и общей боевой эффективности блока НАТО и вооруженных сил Российской Федерации.

Затронутый вопрос имеет три фундаментальных составляющих: списочный состав живой силы и техники; их фактическое состояние (в том числе в перспективе до 2024–2027 годов); а также политическая организация и степень реальной боеспособности армии, как системы обеспечения национальной безопасности.

Отдельно следует отметить, что настоящее исследование не затрагивает фактор ядерного сдерживания. Во-первых, потому что, как российские, так и западные стратегические исследования, математическое моделирование и практические командно-штабные учения показывают невозможность ведения ограниченной ядерной войны.

Допущение применения даже единичных тактических боезарядов, безвариантно и чрезвычайно быстро переводит противостояние в фазу обмена глобальными стратегическими ядерными ударами. После которых победителей не останется физически.

Во-вторых, новая НАТОвская стратегия «гибкой сетецентрической войны», предполагает возможность захвата атакуемой страны – противника вовсе без применения ядерного оружия, только обычными вооруженными силами. В сочетании с технологией «цветной революции».

По списочному составу, в большинстве параметров Россия сводными силам НАТО заметно уступает. Общая численность вооруженных сил Альянса насчитывает 2,23 млн солдат и офицеров. Из них 1,37 млн приходится на ВС США и 0,86 млн на остальные 28 стран, включая Канаду.  Вооруженные силы Российской Федерации насчитывают 1,88 млн. человек, в том числе 920 тыс. военнослужащих, остальные – гражданский персонал.

При общем запасе в 22 тыс. танков, к боеспособным и условно боеспособным (находящимся на долговременном хранении на складах мобилизационного резерва) в России относятся около 12 тыс. машин, в то время как танковый парк Североатлантического блока превышает 14,5 тыс. шт., из которых 9,6 тыс. – танки США.

Схожая картина наблюдается в авиации. Ударных вертолетов всех типов в России 480 машин, в НАТО – 1330. Самолетов штурмовой авиации в РФ 1400, в НАТО - 4664. Истребителей всех типов 750 и 4060 соответственно.

Превосходство на море у НАТО подавляющее. Например, ВМФ РФ имеют единственный авианосец, в странах НАТО – 8 у европейских членов и 19 в ВМС США. Подводных лодок у России около 60, у противника – 158.

Единственное направление, где Россия превосходит оппонентов – средства сухопутного усиления. Самоходных артиллерийских установок у РФ в 1,15 раза больше, чем у НАТО, буксируемой артиллерии – в 1,3 раза, реактивных систем залпового огня в 2,6 раза.

Однако чисто статистическое сравнение реального положения вещей не отражает.

Например, единственным, имеющимся у американской армии, морской пехоты и национальной гвардии, танком является М1 Абрамс, физический выпуск которого прекращен в конце 90х годов. За этот период их было выпущено 10288 шт. Все последующие модернизации, компенсация боевых и эксплуатационных потерь, а также экспортные поставки велись только из этого количества.

В результате, как отмечают эксперты, фактический танковый парк ВС США формируется 775 устаревшими машинами модели М1А1 SA и 1609 модернизированными, и сегодня считающимися эталоном танковой мощи, машинами модели М1А2 SEPv2 , из числа которых взяты танки, модернизируемые по новейшей программе SEPv3. Еще 3500 ранних версий М1/М2 находятся на складах резерва и 447 машин – в Корпусе морской пехоты, а также Национальной гвардии.

Таким образом, в действующей армии Соединенных Штатов имеется около 300 «новейших» модификаций, 1309 – «базовых», и 1222 «старых». Всего 2831 машина в строю и 3500 «старых» на хранении.

С танковым парком европейских партнеров НАТО ситуация выглядит еще сложнее. Во-первых, при заявляемых в официальных документах Альянса, 8,8 тыс. танков, в реальности Европа располагает 2,8 тыс. машин «по списку». Еще 2,6 тыс. числятся за Турцией, но учитывая нынешние геополитические трения, Анкара скорее начнет войну против союзников в лице Греции и Франции, чем вместе с ними пойдет войной на РФ.

Во-вторых, как следует из отчетного доклада управления материально-технического обеспечения тыла НАТО, фактический уровень технической исправности танкового парка Европы опустился ниже 42%. Это значит, что из 245 танков Бундесвера боеспособными являются лишь 102.

Есть еще и в-третьих. В общем подсчете танкового парка НАТО учитываются запасы танков восточноевропейских стран, ранее входивших в ОВД. В результате, например, Румыния имеет 943 танка Т-72 самых первых, давно устаревших моделей.

При этом в действующих войсках эксплуатируется менее 80, остальные законсервированы на складах резерва и не имеют не только необходимых запчастей, но и обученных экипажей. То есть сами танки физически существуют, но реальной боевой ценности не имеют. Сюда же относятся 710 танков Болгарии и более 680 танков Польши.

Иными словами, все 28 европейских членов НАТО в сумме располагают едва 600–700 действительно боеготовыми машинами в строю и еще не более 1100 танков возможно взять со складов.

В то время как танковый парк РФ «в строю» имеет около 6 тыс. машин, в том числе 3,5 тыс. в новейших модификациях, по реальной боевой эффективности равных или даже превосходящих уровень SEPv3. Не имеющий аналогов у вероятного противника танк Т-14 Армата, в подсчете не учитывается, так как его поставки в войска только начались.

Аналогичной является картина по остальным видам вооружений. Что приводит к следующему выводу. ВС РФ вероятного противника «в Европе», по вооружению и оснащенности, превосходит в 3–4 раза, и в 1,6 раза – если считать вместе с США.

В том числе в авиации, где списочное большинство самолетов НАТО «в штуках» нивелируется низким, в 23–24% уровнем фактической боеготовности. Кроме того, в системном смысле командование Альянса признает, что текущие возможности российской армейской и общей ПВО сокращают боевой уровень ВВС НАТО не менее чем на порядок.

Кроме того, в результате более чем 149 средних и 17 крупных учений в период с 2014 по 2020 год включительно, командование НАТО выяснило, что пределом оперативности Альянса в переброске войск является единовременное развертывание не более 12–14 тыс. личного состава в течение не менее чем 2 месяцев. Причем, до начала концентрации, на подготовительные мероприятия необходимо еще не менее 3 месяцев.

Плюс к тому, еще в 2012–2014 годах было установлено, что дорожная сеть Венгрии, Болгарии, Румынии, и особенно Польши, к быстрому перемещению крупных масс войск, боевой техники и необходимого объема предметов снабжения, полностью непригодна. Для решения этой проблемы к 2027 году НАТО утвердило обширную программу модернизации дорожной сети восточноевропейских стран. Однако по состоянию на август–октябрь 2020 года степень ее исполнения не превысила 11%.

В следствие чего, выступая перед сенатской комиссией по делам вооруженных сил, командующий сухопутными войсками США генерал Марк Милли признал, что «с недавних пор, в случае возникновения крупномасштабных боевых действий в Европе, Россия будет обладать значительным огневым превосходством».

Как подтвердили учения Запад 2019 и Кавказ 2020, вооруженные силы РФ, к концу десятых суток с момента начала крупного конфликта, способны развернуть на любом плацдарме армию численностью не менее 50 тыс. солдат и офицеров, полностью оснащенных бронетехникой, артиллерией, прикрытую средствами ПВО и обеспеченную авиацией.

Альянс за это же время успеет мобилизовать не более двух батальонных тактических групп общей численностью в 1200–1800 солдат, без тяжелого вооружения вовсе. А если «дать русским» 20–25 суток, то, как показывают учения в Белоруссии, Россия способна довести численность активной боевой группировки на ТВД до 300–350 тыс.

Таким образом, по танкам, в любой точке боевого соприкосновения, Россия будет иметь превосходство над НАТО 7 к 1, по боевым машинам пехоты – 5 к 1, по ударным вертолетам – 5 к 1, по ствольной артиллерии – 4 к 1, по реактивным системам – 16 к 1, по ПВО малой дальности – 24 к 1, по ПВО дальнего действия – 17 к 1, по тактическим и оперативно-тактическим ракетам – превосходство РФ будет абсолютным.

Причем, моделирование боевого столкновения американской (а также германской и британской) механизированной бригады с аналогичной бригадой ВС РФ в условиях Прибалтики, приводит американских генералов к выводу, о пяти- семикратном превосходстве «русской стороны» в огневой мощи и совокупной боевой эффективности.

Эта проблема признавалась серьезной и раньше, но до недавнего времени ее планировать успешно решать за счет захвата авиацией НАТО подавляющего превосходства в воздухе.

Однако достигнутый Россией в течение 2010–2020 годов успех в развитии своих средств ПВО (комплексы С-400, новые типы дальнобойных скоростных зенитных ракет для С-300, Бук и Тор, а также комбинированные системы ближней обороны Панцирь), особенно в сочетании с безоговорочным лидерством России в средствах радиоэлектронной борьбы, сделали захват противником преимущества в небе над полем боя невозможным, по крайней мере, в перспективе ближайших 10–15 лет.

Кроме проблем тактического и оперативного уровня, НАТО столкнулось с принципиальной проблемой прямого политического нежелания большинства членов Альянса принимать участие в каких бы то ни было больших боевых действиях против России.

Хотя статистически в состав Блока входит 29 стран, агрессивную позицию США из них поддерживают лишь крайне слабые в военном отношении три республики Прибалтики и относительно сильная Польша, однако ее возможностей для сколько-нибудь серьезного усиления американской армии в Европе откровенно недостаточно.

Несмотря на серьезное давление Вашингтона и Пентагона, 28 «европейских» союзников по Блоку, «в случае войны» согласны выставить на поле боя в сумме не более 30 тыс. солдат и офицеров, в течение не ранее 30 дней с момента принятия соответствующего политического решения их правительствами, с запасом боепитания и прочих расходных материалов не более чем на 30 суток активных боевых действий.

Причем, упомянутая программа «30–30–30» была принята в 2018 году взамен предыдущей программы «Еврокорпуса сил быстрого развертывания», предусматривавшей концентрацию в течение 6–8 недель сводной группировки в 50 тыс. «штыков». То есть фактические силы «европейских союзников» явным образом деградируют.

Однако изложенное выше не должно служить для России основанием для самоуспокоения и ослабления усилий в области повышения обороноспособности. НАТО в целом, и США в первую очередь, не оставляют попыток нахождения альтернативного варианта достижения победы в возможной (и, на уровне правящей американской политической элиты, даже желательной) прямой войны с РФ.

Поиск решения ведется в направлении выработки стратегии победы «малыми силами», через развязывание боевых действий сразу на максимально большом территориальном пространстве, с предельно широким использованием бунтов местного населения в рамках технологии «цветной революции».

Тем самым предполагается навязать российским вооруженным силам такой формат и профиль войны, к которым они окажутся не готовы тактически, и где им бы пришлось штурмовать, захватывать и удерживать многочисленные города с юридически «собственным населением», массово применять тяжелое вооружение по которым для РФ окажется неприемлемо по политическим и морально-этическим соображениям.

Благодаря чему количественное и техническое превосходство ВС РФ над силами НАТО окажется размазано мелкими брызгами по полосе боевых действий шириной в 400–500 км (ориентировочно от российского Смоленска до польского Белостока) и протяженностью 1100–1300 км (от российского Калининграда до украинской Одессы).

Планировщики НАТО исходят из убеждения в возможности превзойти в этом пространстве российскую армию в мобильности, опираясь на которую, даже меньшими в целом силами достигать подавляющего превосходства над ВС РФ в отдельных точках локальных боестолкновений. Отработка именно такой стратегии штабами НАТО начата с весны 2019 года.

Предполагается, что, столкнувшись с множеством, пусть и относительно небольших по конкретному масштабу, но чрезвычайно многочисленных по количеству поражений «в общем пространстве войны», Россия окажется под неустранимой угрозой утраты доверия российского общества к своему государству и резком росте нежелания народа продолжать войну «которая уже проиграна». Далее это должно привести к массовым бунтам и, в итоге, закончиться свержением «плохого правительства РФ».

Блокировать эту стратегию можно (и нужно) сочетанием повышения сплоченности российского общества на политическом и идейном-идеологическом-информационном уровне, с дальнейшим повышением боевой эффективности российских вооруженных сил.

Последнее достигается решением двух взаимосвязанных задач.

Во-первых, доведением уровня новых вооружений в их общем количестве в войсках до 75–80%. На конец 2020 года он достигнут только в РВСН (83%) и ВКС (75%). В ВМФ и ВДВ его удалось нарастить лишь до 63%, а в среднем по сухопутным войскам он составляет 50%. За исключением средств управления и командования, где показатель доведен до 67%.

Достигнутый результат, безусловно, существенен – в середине нулевых новые вооружения едва достигали 20%, но в рамках изложенной выше тенденции пока недостаточен. Россия сумела создать новые превосходные образцы и системы, а также наладить их массовый выпуск. Сейчас следует сосредоточиться на строгом соблюдении всех реперных пунктов Программы госвооружений.

Во-вторых, необходимо расширить масштабы и темпы внедрения в войска Единой системы управления Тактического звена, еще известной как «Созвездие–М». Благодаря переводу войск на «цифровое поле боя» и освоению частями, подразделениями и штабами, открывающихся с его помощью новых возможностей, становится достижимой перспектива двух-трехкратного повышения практической эффективности вооруженных сил в бою.

Тем самым, можно поднять уровень боеспособности ВС РФ до состояния, при котором оно окажется заведомо больше, чем объем ресурсов, которые НАТО в принципе будет способно задействовать в рамках «глобального пространства войны малыми силами». То есть попытка практической реализации подобной стратегии утратит практический смысл.

Что-то новое, взамен утратившей актуальность стратегии, в НАТО со временем, конечно придумают. Во всяком случае, попытаются. Но на это потребуется не менее 20–25 лет, в течение которых национальная безопасность РФ будет оставаться обеспеченной в достаточной степени.

Елена Панина, директор Института Русских стратегий – РУССТРАТ: Приглашаю всех на мой личный telegram-канал. Наиболее острые проблемы экономики России, деятельность Госдумы, новые законопроекты, оценка геополитических процессов в мире, роль России в этих процессах – обо всем этом Вы сможете прочитать в ТГ-канале https://t.me/EvPanina . Читаем, подписываемся!

Институт Русских стратегий – РУССТРАТ: Хотите иметь объективный взгляд на международные процессы, понимать, кто стоит за глубинным государством, когда в США начнется гражданская война, что происходит на рынке нефти и газа, кто стоит за вакцинацией населения мира, получать обзорные материалы по странам и отраслям, прогностическую аналитику – читайте ТГ-канал РУССТРАТ https://t.me/russtrat .

red dragon

доктрина Монро и Россия

Что нужно для новой перезагрузки между США и Россией – National Interest

19 октября 2020 | Время чтения 13 мин

Аннотация

Вашингтону необходимо подавить свое желание сохранить первенство на глобальной основе перед лицом все более острых вызовов. Восточная Европа – то место, в котором США с относительной легкостью могут сделать шаг назад, чтобы не влезать в сферу влияния другой крупной державы. Это также является важным первым шагом к настоящей перезагрузке американо-российских отношений.

У Соединенных Штатов и России есть множество причин для восстановления нормальных отношений, в рамках которых стороны смогут найти точки соприкосновения по вопросам взаимного интереса, однако такой подход потребует признания от обеих сторон определенных реалий, пишет Тед Гален Карпентер в статье, вышедшей 18 октября в The National Interest


Так, не будет преувеличением назвать нынешние отношения между Москвой и Вашингтоном второй холодной войной, несмотря даже на стойкое нежелание отдельных внешнеполитических кругов признавать это. США и их европейские союзники ввели целый ряд экономических санкций против России, продолжая расширять блок НАТО и увеличивая масштабы и темпы военных учений альянса в непосредственной близости от России. Белый дом пошел и на другие враждебные шаги, в том числе вышел из Договора о ракетах средней и меньшей дальности (ДРСМД), а также отказался продлевать действие Договоров об открытом небе или о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ-3).

Со своей стороны, российские военные проявляют агрессивность — зачастую крайне безрассудную — в отношении самолетов и кораблей НАТО, действующих вблизи границ России. Москва также вмешивается в выборы и политические разногласия в США и в ряде стран Европы. Наконец, Кремль бросает вызов давней американской доктрине Монро, устанавливая тесные политические и военные связи с антиамериканскими режимами в Западном полушарии.

[Spoiler (click to open)]

Отношения между США и Россией становятся все более острыми, и такая ситуация чревата очень серьезными рисками. Отношения стали настолько напряженными, что обе стороны, по всей видимости, перевели свои стратегические ядерные войска в режим повышенной боевой готовности. Во время первой холодной войны такая ситуация была сопряжена с невероятными рисками, что стало причиной по меньшей мере одного инцидента: в 1983 году Москва чуть не запустила свои ракеты, ошибочно полагая, что ядерные силы США уже начали наносить удар по Советскому Союзу. Для человечества было большим облегчением, когда после распада Советского Союза обе страны, казалось, заняли менее напряженную позицию. Возвращение к былой напряженности сопряжено с большими бедами и опасностями.

Из-за своей всей более острой враждебности Вашингтон и Москва упускают возможность сотрудничества по вопросам, представляющим взаимный интерес. Кремль и Белый дом должны более тесно взаимодействовать с целью уменьшения угрозы, исходящей от исламских террористических движений. Россия и США также заинтересованы (или, по крайней мере, должны быть заинтересованными) в сдерживании все большего влияния Китая, особенно в богатой полезными ископаемыми Центральной Азии.

Обе страны также выиграли бы от более тесного сотрудничества по вопросу Северной Кореи и в решении проблем, которые это непредсказуемое и вооруженное ядерным оружием государство создает для Восточной Азии и глобальной стабильности. Короче говоря, у США и России есть множество причин для восстановления отношений сотрудничества. Но такой подход означает признание более реалистичных позиций и целей — особенно со стороны США.

Одним критически важным предварительным условием для обеих стран является необходимость оставить в прошлом как можно больше прежних противоречий. Так, на протяжении последней четверти века Вашингтон стоял за целым рядом провокаций в отношении России. Например, американские лидеры нарушили негласное обещание администрации Джорджа Буша — младшего о том, что Вашингтон не будет стремиться расширять НАТО за пределы восточной границы объединенной Германии. Такой шаг стал проявлением высокомерия и наплевательства со стороны США.

Даже первая волна расширения альянса — присоединение Польши, Венгрии и Чехии — была неразумным шагом. Позднейшее же увеличение численности НАТО, в рамках которого в альянс были включены не только оставшиеся страны несуществующего Варшавского договора, но и три прибалтийские республики, бывшие неотъемлемой частью самого СССР, представляло собой еще более серьезную провокацию.

Последующие попытки Джорджа Буша — младшего и Барака Обамы добиться членства в НАТО для Украины и Грузии были особенно наглыми и антагонистическими инициативами. Вмешательство США и Европейского союза во внутренние дела Украины с целью помочь демонстрантам Майдана свергнуть избранного «пророссийского» президента до истечения срока его полномочий и заменить его решительно прозападным правительством стало последней каплей для Москвы.

Такие опрометчивые шаги сыграли, по крайней мере отчасти, свою роль в горьком разочаровании России в Западе, они же подтолкнули Кремль на его «уродливые» ответные шаги, которые включали в себя решение «спровоцировать» Грузию развязать «обреченную на провал войну» против российских миротворцев, «оккупировавших часть» грузинской территории. Еще более дестабилизирующим шагом стала «аннексия» Крыма, осуществленная после «революции» на Майдане. Москва также выступила с инициативами по подрыву мощи США в Западном полушарии, укрепляя связи с Кубой, унаследованные от советской эпохи, и действуя заодно с новыми «врагами» Вашингтона в Венесуэле и Никарагуа. Российские власти также предприняли шаги по вмешательству в выборы в США и «проведению пропагандистской кампании по обострению расовой, социальной и идеологической напряженности» внутри Соединенных Штатов.

Хотя теоретически для обеих стран было бы оптимальным отказаться от своих провокаций, в большинстве случаев такой вариант невозможен. Например, США не собираются выходить из НАТО в обозримом будущем и требовать отмены членства стран, включенных после окончания холодной войны. Даже если бы Москва предъявила такое требование, это было бы бесполезно.

Но ожидать, что Россия потерпит включение Грузии и Украины в НАТО, так же нереально. Обе эти страны находятся не только в российской сфере влияния, но и в ключевой зоне безопасности России. В 2004 году у Москвы из-за ее слабости не было возможности предотвратить включение в НАТО прибалтийских республик, но теперь страна стала сильнее и решительнее, поэтому она не согласится на присоединение к блоку еще и Грузии с Украиной.

Точно так же настойчивые требования Вашингтона, чтобы Россия отказалась от «аннексии» Крыма и вернула полуостров Украине, бессмысленны. Вдвойне бессмысленно продлевать санкции до тех пор, пока Кремль не выполнит это нереалистичное требование. Помимо прочего, Москва намерена сохранить свою ключевую военно-морскую базу в Севастополе. Эта база оказалась в чужой стране только из-за распада Советского Союза. Более того, в России отмечают, что Крым был частью России с 1780-х до 1954 года, когда советский лидер Никита Хрущев по непонятным причинам передал территорию Украине.

Поскольку Украина и Россия входили в состав Советского Союза, его решение в то время не имело большого значения. Теперь же принадлежность Крыма имеет значение, и в России считают сохранение Крыма жизненно важным национальным интересом. Последнее, на что готовы пойти президент России или его советники, — это рискнуть появлением базы США или НАТО на месте российской в Крыму. Президент США Дональд Трамп и другие западные лидеры должны признать тот факт, что Россия не откажется от Крыма. Если продолжать выступать с теми же требованиями, выхода из опасного тупика в отношениях Запада с этой крупной державой найдено не будет никогда.

Достижение реалистичного modus vivendi США и России в отношении Украины потребует уступок как со стороны Запада, так и со стороны Москвы. Одна безоговорочная уступка США должна заключаться в прекращении всех продаж оружия Киеву, поскольку эти продажи напрасно обостряют и без того опасную ситуацию.

Точно так же непрекращающаяся поддержка Москвой вооруженных сепаратистов в Донбассе является крайне дестабилизирующим фактором. Для достижения приемлемого урегулирования Москве придется разорвать все связи с этими силами, предоставить разумную денежную компенсацию Украине за потерю Крыма и подписать новый договор с Киевом, недвусмысленно признающий неприкосновенность новых границ. В свою очередь, члены НАТО должны будут дать письменное обещание, что Украина никогда не будет иметь права на членство в альянсе, и снять санкции, введенные в отношении России из-за «аннексии» Крыма.

Дополнительные шаги были бы важны для восстановления отношений между США и Россией, а также между НАТО и Россией. Одним из ключевых шагов было бы прекращение взаимных военных провокаций. России потребуется отвести свои силы от западной границы с членами НАТО, особенно с прибалтийскими республиками, и прекратить наращивание количества ракет в калининградском анклаве. Соединенным Штатам и их союзникам придется значительно снизить размер и частоту военных учений НАТО вблизи России — в Прибалтике и на востоке Польши, а также в регионе Черного моря. Вашингтону также необходимо будет положить конец выдумкам о том, что его постоянное ротационное развертывание вооруженных сил США в Восточной Европе не является «постоянным» присутствием.

Также необходимо будет разрешить несколько двусторонних споров и применить взаимную сдержанность. Вашингтон и Москва обвиняют друг друга в нарушении положений ДРСМД. Администрация Трампа сослалась на предполагаемое размещение Россией новых нарушающих соглашение ракет такой дальности как причину, по которой Соединенные Штаты официально вышли из договора 2 августа 2019 года. Хотя госсекретарь Майк Помпео утверждал, что Россия несет «единоличную ответственность» за прекращение действия договора, на деле все не так просто. В частности, неясно, нарушают ли российские крылатые ракеты наземного базирования последнего поколения этот договор.

Проблема новых ракет должна быть решена в рамках общих усилий по снижению военной напряженности между НАТО и Россией во всей Восточной Европе. Ни одной из сторон не пойдет на пользу риск массового развертывания ракет средней дальности нового поколения. Более того, и США, и Россия должны стремиться вовлечь другую ключевую державу, Китай, в переговоры о новом, более всеобъемлющем Договоре о РСМД. Китай, который приобретает значительный потенциал благодаря таким ракетам, не хочет прислушиваться к призывам о присоединении к существующему договору. Ни Россия, ни Соединенные Штаты не могут позволить себе игнорировать такое развитие событий.

Сомнительно, что выход Вашингтона из ДРСМД можно считать мудрым шагом. Заявленное намерение администрации Трампа выйти из Договора по открытому небу и продолжающиеся колебания Вашингтона по поводу СНВ-3 еще хуже. Отказ от «открытого неба» ограничит доступ США к информации о действиях российских военных и породит новые подозрения с каждой стороны в отношении намерений и маневров другой. Такое развитие событий вряд ли поспособствует стабильности. Отказ от СНВ-3 был бы совершенным безумием, которое бы открыло путь для возобновления гонки за разработку и развертывание новых стратегических ядерных ракет. Вместо дипломатического блефа и хитрости необходимо немедленно приступить к серьезным конструктивным двусторонним переговорам, чтобы предотвратить истечение срока действия обоих договоров.

У США есть законные основания быть недовольными поведением Москвы по одному особенно острому вопросу: вмешательству в выборы в США. Безусловно, некоторые утверждения о роли Кремля надуманны и сильно преувеличены. Слишком многие демократы использовали «российское вмешательство» как универсальное оправдание своей ошибочной избирательной стратегии на выборах 2016 года, которая привела к поразительной победе Трампа над Хиллари Клинтон. При этом есть «веские доказательства» того, что Москва использовала различные методы в попытке склонить выборы в пользу Трампа, который выразил желание улучшить отношения с Россией. Спецслужбы США также обнаружили доказательства того, что российские агенты изучают способы сделать то же самое в 2020 году.

Вряд ли инициативы России существенно повлияли на результаты голосования в 2016 году. Тем не менее официальные лица администрации Трампа должны четко дать понять Кремлю, что даже попытки вмешаться негативно сказываются на отношениях США и России. Конечно, протесты Вашингтона звучали бы более убедительно, если бы Соединенные Штаты на протяжении долгого времени не вмешивались сами в политические дела других стран, но высказывать возражения Москве по поводу ее поведения все же имеет смысл. Если российские власти отказались бы от своих шагов в этой области, это было бы разумно.

Еще один шаг России, против которого «имеют право» протестовать лидеры США, — это все более активная деятельность Москвы в Западном полушарии. Россия определенным образом сыграла свою роль в политических потрясениях в Венесуэле. Москва является главной финансовой опорой для «решительно антиамериканского правительства» Николаса Мадуро, которому Кремль оказал также ощутимую военную поддержку. В декабре 2018 года Россия даже разместила в Венесуэле два бомбардировщика с ядерным оружием, а в марте 2019 года направила около двухсот военнослужащих, чтобы помочь Каракасу обновить его систему противовоздушной обороны.

Несколько сотен российских наемников, похоже, также действуют в стране, обучая и помогая «кровавым силам безопасности» Мадуро расправляться с противниками режима. Присутствие и поддержка этих войск, возможно, даже укрепили решимость Мадуро остаться у власти вместо того, чтобы искать изгнания в Гаване, когда в мае 2019 года резко участились демонстрации против его власти.

Политика России в Венесуэле представляет собой прямой вызов доктрине Монро. То же самое и с растущими экономическими и военными связями между Москвой и левым правительством Никарагуа. С момента провозглашения доктрины Монро в начале 1820-х годов лидеры США рассматривали экономические и военные отношения «покровитель-клиент» между иностранными державами и странами Латинской Америки как угрозу безопасности Соединенных Штатов. Куба на многие десятилетия стала советским политическим и военным клиентом, то есть сложилась именно та ситуацию, которую стремилась предотвратить доктрина Монро. И отношения островного государства с Россией продолжаются. Повторение такого развития отношений с другими странами крайне нежелательно с точки зрения интересов США.

Руководители США должны дать понять, что продолжение вмешательства Кремля в дела Западного полушария окажет заметное негативное влияние на и без того непрочные двусторонние отношения. Вашингтон вправе настаивать на том, чтобы отношения России с Каракасом, Манагуа и Гаваной ограничивались нормальными дипломатическими отношениями и умеренными экономическими связями. Амбиции Кремля по превращению этих стран в военных клиентов или даже экономических иждивенцев России неприемлемы.

Стремление сохранить давнюю сферу влияния Вашингтона в Западном полушарии указывает на то, что должно стать основой новых, менее конфронтационных отношений с Россией. Подобно тому, как Соединенным Штатам следует настаивать на том, чтобы Москва уважала доктрину Монро, лидерам США необходимо проявлять такое же уважение к российской сфере влияния в Восточной Европе. Такой подход требует принципиально нового мышления со стороны политиков США.

Вашингтон должен смириться с тем фактом, что сферы влияния по-прежнему в значительной степени являются частью международной системы. В самом деле, по мере того, как мир становится все более многополярным в дипломатическом, экономическом и, в некоторой степени, даже в военном отношении, крупные державы, вероятно, станут еще более настойчиво придерживаться таких прерогатив.

Россия — далеко не единственная страна, которая ведет себя подобным образом. Аналогичную позицию можно наблюдать, когда Китай демонстрирует свои геостратегические мускулы в Южно-Китайском море, Тайваньском проливе, Восточно-Китайском море и в других регионах Восточной Азии. Вашингтону необходимо подавить свое желание сохранить первенство на глобальной основе перед лицом все более острых вызовов. Восточная Европа — то место, в котором США с относительной легкостью могут сделать шаг назад, чтобы не влезать в сферу влияния другой крупной державы. Это также является важным первым шагом к настоящей перезагрузке американо-российских отношений.

___________________________
пока США из своего западного садика лезут в наш восточный огродик, доктрина Монро - пустой звук

red dragon

официальные даннын по пандемии на 28.03.20

             Заразилось Умерло Выздоровело
всего           597,292 27,365 133,363
   в т.ч.
США             104,205  1,701   2,525
Италия           86,498  9,134  10,950
Китай            81,394  3,295  74,971
Испания          65,719  5,138   9,357
Германия         50,871    351   6,658
Франция          32,964  1,995   5,700
Иран             32,332  2,378  11,133
Великобритания   14,543    759     135
Швейцария        12,928    231   1,530
Южная Корея       9,478    144   4,811
Нидерланды        8,603    546       3
...
Россия            1,036      4      45
...





сейчас главная опасность исходит от США, у которых военные базы и в Европе, и в Азии.

в Европе ситуация тяжелая в романских странах.

https://koronavirusa.site/ru/