Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

red dragon

доктрина Монро и Россия

Что нужно для новой перезагрузки между США и Россией – National Interest

19 октября 2020 | Время чтения 13 мин

Аннотация

Вашингтону необходимо подавить свое желание сохранить первенство на глобальной основе перед лицом все более острых вызовов. Восточная Европа – то место, в котором США с относительной легкостью могут сделать шаг назад, чтобы не влезать в сферу влияния другой крупной державы. Это также является важным первым шагом к настоящей перезагрузке американо-российских отношений.

У Соединенных Штатов и России есть множество причин для восстановления нормальных отношений, в рамках которых стороны смогут найти точки соприкосновения по вопросам взаимного интереса, однако такой подход потребует признания от обеих сторон определенных реалий, пишет Тед Гален Карпентер в статье, вышедшей 18 октября в The National Interest


Так, не будет преувеличением назвать нынешние отношения между Москвой и Вашингтоном второй холодной войной, несмотря даже на стойкое нежелание отдельных внешнеполитических кругов признавать это. США и их европейские союзники ввели целый ряд экономических санкций против России, продолжая расширять блок НАТО и увеличивая масштабы и темпы военных учений альянса в непосредственной близости от России. Белый дом пошел и на другие враждебные шаги, в том числе вышел из Договора о ракетах средней и меньшей дальности (ДРСМД), а также отказался продлевать действие Договоров об открытом небе или о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ-3).

Со своей стороны, российские военные проявляют агрессивность — зачастую крайне безрассудную — в отношении самолетов и кораблей НАТО, действующих вблизи границ России. Москва также вмешивается в выборы и политические разногласия в США и в ряде стран Европы. Наконец, Кремль бросает вызов давней американской доктрине Монро, устанавливая тесные политические и военные связи с антиамериканскими режимами в Западном полушарии.

[Spoiler (click to open)]

Отношения между США и Россией становятся все более острыми, и такая ситуация чревата очень серьезными рисками. Отношения стали настолько напряженными, что обе стороны, по всей видимости, перевели свои стратегические ядерные войска в режим повышенной боевой готовности. Во время первой холодной войны такая ситуация была сопряжена с невероятными рисками, что стало причиной по меньшей мере одного инцидента: в 1983 году Москва чуть не запустила свои ракеты, ошибочно полагая, что ядерные силы США уже начали наносить удар по Советскому Союзу. Для человечества было большим облегчением, когда после распада Советского Союза обе страны, казалось, заняли менее напряженную позицию. Возвращение к былой напряженности сопряжено с большими бедами и опасностями.

Из-за своей всей более острой враждебности Вашингтон и Москва упускают возможность сотрудничества по вопросам, представляющим взаимный интерес. Кремль и Белый дом должны более тесно взаимодействовать с целью уменьшения угрозы, исходящей от исламских террористических движений. Россия и США также заинтересованы (или, по крайней мере, должны быть заинтересованными) в сдерживании все большего влияния Китая, особенно в богатой полезными ископаемыми Центральной Азии.

Обе страны также выиграли бы от более тесного сотрудничества по вопросу Северной Кореи и в решении проблем, которые это непредсказуемое и вооруженное ядерным оружием государство создает для Восточной Азии и глобальной стабильности. Короче говоря, у США и России есть множество причин для восстановления отношений сотрудничества. Но такой подход означает признание более реалистичных позиций и целей — особенно со стороны США.

Одним критически важным предварительным условием для обеих стран является необходимость оставить в прошлом как можно больше прежних противоречий. Так, на протяжении последней четверти века Вашингтон стоял за целым рядом провокаций в отношении России. Например, американские лидеры нарушили негласное обещание администрации Джорджа Буша — младшего о том, что Вашингтон не будет стремиться расширять НАТО за пределы восточной границы объединенной Германии. Такой шаг стал проявлением высокомерия и наплевательства со стороны США.

Даже первая волна расширения альянса — присоединение Польши, Венгрии и Чехии — была неразумным шагом. Позднейшее же увеличение численности НАТО, в рамках которого в альянс были включены не только оставшиеся страны несуществующего Варшавского договора, но и три прибалтийские республики, бывшие неотъемлемой частью самого СССР, представляло собой еще более серьезную провокацию.

Последующие попытки Джорджа Буша — младшего и Барака Обамы добиться членства в НАТО для Украины и Грузии были особенно наглыми и антагонистическими инициативами. Вмешательство США и Европейского союза во внутренние дела Украины с целью помочь демонстрантам Майдана свергнуть избранного «пророссийского» президента до истечения срока его полномочий и заменить его решительно прозападным правительством стало последней каплей для Москвы.

Такие опрометчивые шаги сыграли, по крайней мере отчасти, свою роль в горьком разочаровании России в Западе, они же подтолкнули Кремль на его «уродливые» ответные шаги, которые включали в себя решение «спровоцировать» Грузию развязать «обреченную на провал войну» против российских миротворцев, «оккупировавших часть» грузинской территории. Еще более дестабилизирующим шагом стала «аннексия» Крыма, осуществленная после «революции» на Майдане. Москва также выступила с инициативами по подрыву мощи США в Западном полушарии, укрепляя связи с Кубой, унаследованные от советской эпохи, и действуя заодно с новыми «врагами» Вашингтона в Венесуэле и Никарагуа. Российские власти также предприняли шаги по вмешательству в выборы в США и «проведению пропагандистской кампании по обострению расовой, социальной и идеологической напряженности» внутри Соединенных Штатов.

Хотя теоретически для обеих стран было бы оптимальным отказаться от своих провокаций, в большинстве случаев такой вариант невозможен. Например, США не собираются выходить из НАТО в обозримом будущем и требовать отмены членства стран, включенных после окончания холодной войны. Даже если бы Москва предъявила такое требование, это было бы бесполезно.

Но ожидать, что Россия потерпит включение Грузии и Украины в НАТО, так же нереально. Обе эти страны находятся не только в российской сфере влияния, но и в ключевой зоне безопасности России. В 2004 году у Москвы из-за ее слабости не было возможности предотвратить включение в НАТО прибалтийских республик, но теперь страна стала сильнее и решительнее, поэтому она не согласится на присоединение к блоку еще и Грузии с Украиной.

Точно так же настойчивые требования Вашингтона, чтобы Россия отказалась от «аннексии» Крыма и вернула полуостров Украине, бессмысленны. Вдвойне бессмысленно продлевать санкции до тех пор, пока Кремль не выполнит это нереалистичное требование. Помимо прочего, Москва намерена сохранить свою ключевую военно-морскую базу в Севастополе. Эта база оказалась в чужой стране только из-за распада Советского Союза. Более того, в России отмечают, что Крым был частью России с 1780-х до 1954 года, когда советский лидер Никита Хрущев по непонятным причинам передал территорию Украине.

Поскольку Украина и Россия входили в состав Советского Союза, его решение в то время не имело большого значения. Теперь же принадлежность Крыма имеет значение, и в России считают сохранение Крыма жизненно важным национальным интересом. Последнее, на что готовы пойти президент России или его советники, — это рискнуть появлением базы США или НАТО на месте российской в Крыму. Президент США Дональд Трамп и другие западные лидеры должны признать тот факт, что Россия не откажется от Крыма. Если продолжать выступать с теми же требованиями, выхода из опасного тупика в отношениях Запада с этой крупной державой найдено не будет никогда.

Достижение реалистичного modus vivendi США и России в отношении Украины потребует уступок как со стороны Запада, так и со стороны Москвы. Одна безоговорочная уступка США должна заключаться в прекращении всех продаж оружия Киеву, поскольку эти продажи напрасно обостряют и без того опасную ситуацию.

Точно так же непрекращающаяся поддержка Москвой вооруженных сепаратистов в Донбассе является крайне дестабилизирующим фактором. Для достижения приемлемого урегулирования Москве придется разорвать все связи с этими силами, предоставить разумную денежную компенсацию Украине за потерю Крыма и подписать новый договор с Киевом, недвусмысленно признающий неприкосновенность новых границ. В свою очередь, члены НАТО должны будут дать письменное обещание, что Украина никогда не будет иметь права на членство в альянсе, и снять санкции, введенные в отношении России из-за «аннексии» Крыма.

Дополнительные шаги были бы важны для восстановления отношений между США и Россией, а также между НАТО и Россией. Одним из ключевых шагов было бы прекращение взаимных военных провокаций. России потребуется отвести свои силы от западной границы с членами НАТО, особенно с прибалтийскими республиками, и прекратить наращивание количества ракет в калининградском анклаве. Соединенным Штатам и их союзникам придется значительно снизить размер и частоту военных учений НАТО вблизи России — в Прибалтике и на востоке Польши, а также в регионе Черного моря. Вашингтону также необходимо будет положить конец выдумкам о том, что его постоянное ротационное развертывание вооруженных сил США в Восточной Европе не является «постоянным» присутствием.

Также необходимо будет разрешить несколько двусторонних споров и применить взаимную сдержанность. Вашингтон и Москва обвиняют друг друга в нарушении положений ДРСМД. Администрация Трампа сослалась на предполагаемое размещение Россией новых нарушающих соглашение ракет такой дальности как причину, по которой Соединенные Штаты официально вышли из договора 2 августа 2019 года. Хотя госсекретарь Майк Помпео утверждал, что Россия несет «единоличную ответственность» за прекращение действия договора, на деле все не так просто. В частности, неясно, нарушают ли российские крылатые ракеты наземного базирования последнего поколения этот договор.

Проблема новых ракет должна быть решена в рамках общих усилий по снижению военной напряженности между НАТО и Россией во всей Восточной Европе. Ни одной из сторон не пойдет на пользу риск массового развертывания ракет средней дальности нового поколения. Более того, и США, и Россия должны стремиться вовлечь другую ключевую державу, Китай, в переговоры о новом, более всеобъемлющем Договоре о РСМД. Китай, который приобретает значительный потенциал благодаря таким ракетам, не хочет прислушиваться к призывам о присоединении к существующему договору. Ни Россия, ни Соединенные Штаты не могут позволить себе игнорировать такое развитие событий.

Сомнительно, что выход Вашингтона из ДРСМД можно считать мудрым шагом. Заявленное намерение администрации Трампа выйти из Договора по открытому небу и продолжающиеся колебания Вашингтона по поводу СНВ-3 еще хуже. Отказ от «открытого неба» ограничит доступ США к информации о действиях российских военных и породит новые подозрения с каждой стороны в отношении намерений и маневров другой. Такое развитие событий вряд ли поспособствует стабильности. Отказ от СНВ-3 был бы совершенным безумием, которое бы открыло путь для возобновления гонки за разработку и развертывание новых стратегических ядерных ракет. Вместо дипломатического блефа и хитрости необходимо немедленно приступить к серьезным конструктивным двусторонним переговорам, чтобы предотвратить истечение срока действия обоих договоров.

У США есть законные основания быть недовольными поведением Москвы по одному особенно острому вопросу: вмешательству в выборы в США. Безусловно, некоторые утверждения о роли Кремля надуманны и сильно преувеличены. Слишком многие демократы использовали «российское вмешательство» как универсальное оправдание своей ошибочной избирательной стратегии на выборах 2016 года, которая привела к поразительной победе Трампа над Хиллари Клинтон. При этом есть «веские доказательства» того, что Москва использовала различные методы в попытке склонить выборы в пользу Трампа, который выразил желание улучшить отношения с Россией. Спецслужбы США также обнаружили доказательства того, что российские агенты изучают способы сделать то же самое в 2020 году.

Вряд ли инициативы России существенно повлияли на результаты голосования в 2016 году. Тем не менее официальные лица администрации Трампа должны четко дать понять Кремлю, что даже попытки вмешаться негативно сказываются на отношениях США и России. Конечно, протесты Вашингтона звучали бы более убедительно, если бы Соединенные Штаты на протяжении долгого времени не вмешивались сами в политические дела других стран, но высказывать возражения Москве по поводу ее поведения все же имеет смысл. Если российские власти отказались бы от своих шагов в этой области, это было бы разумно.

Еще один шаг России, против которого «имеют право» протестовать лидеры США, — это все более активная деятельность Москвы в Западном полушарии. Россия определенным образом сыграла свою роль в политических потрясениях в Венесуэле. Москва является главной финансовой опорой для «решительно антиамериканского правительства» Николаса Мадуро, которому Кремль оказал также ощутимую военную поддержку. В декабре 2018 года Россия даже разместила в Венесуэле два бомбардировщика с ядерным оружием, а в марте 2019 года направила около двухсот военнослужащих, чтобы помочь Каракасу обновить его систему противовоздушной обороны.

Несколько сотен российских наемников, похоже, также действуют в стране, обучая и помогая «кровавым силам безопасности» Мадуро расправляться с противниками режима. Присутствие и поддержка этих войск, возможно, даже укрепили решимость Мадуро остаться у власти вместо того, чтобы искать изгнания в Гаване, когда в мае 2019 года резко участились демонстрации против его власти.

Политика России в Венесуэле представляет собой прямой вызов доктрине Монро. То же самое и с растущими экономическими и военными связями между Москвой и левым правительством Никарагуа. С момента провозглашения доктрины Монро в начале 1820-х годов лидеры США рассматривали экономические и военные отношения «покровитель-клиент» между иностранными державами и странами Латинской Америки как угрозу безопасности Соединенных Штатов. Куба на многие десятилетия стала советским политическим и военным клиентом, то есть сложилась именно та ситуацию, которую стремилась предотвратить доктрина Монро. И отношения островного государства с Россией продолжаются. Повторение такого развития отношений с другими странами крайне нежелательно с точки зрения интересов США.

Руководители США должны дать понять, что продолжение вмешательства Кремля в дела Западного полушария окажет заметное негативное влияние на и без того непрочные двусторонние отношения. Вашингтон вправе настаивать на том, чтобы отношения России с Каракасом, Манагуа и Гаваной ограничивались нормальными дипломатическими отношениями и умеренными экономическими связями. Амбиции Кремля по превращению этих стран в военных клиентов или даже экономических иждивенцев России неприемлемы.

Стремление сохранить давнюю сферу влияния Вашингтона в Западном полушарии указывает на то, что должно стать основой новых, менее конфронтационных отношений с Россией. Подобно тому, как Соединенным Штатам следует настаивать на том, чтобы Москва уважала доктрину Монро, лидерам США необходимо проявлять такое же уважение к российской сфере влияния в Восточной Европе. Такой подход требует принципиально нового мышления со стороны политиков США.

Вашингтон должен смириться с тем фактом, что сферы влияния по-прежнему в значительной степени являются частью международной системы. В самом деле, по мере того, как мир становится все более многополярным в дипломатическом, экономическом и, в некоторой степени, даже в военном отношении, крупные державы, вероятно, станут еще более настойчиво придерживаться таких прерогатив.

Россия — далеко не единственная страна, которая ведет себя подобным образом. Аналогичную позицию можно наблюдать, когда Китай демонстрирует свои геостратегические мускулы в Южно-Китайском море, Тайваньском проливе, Восточно-Китайском море и в других регионах Восточной Азии. Вашингтону необходимо подавить свое желание сохранить первенство на глобальной основе перед лицом все более острых вызовов. Восточная Европа — то место, в котором США с относительной легкостью могут сделать шаг назад, чтобы не влезать в сферу влияния другой крупной державы. Это также является важным первым шагом к настоящей перезагрузке американо-российских отношений.

___________________________
пока США из своего западного садика лезут в наш восточный огродик, доктрина Монро - пустой звук

red dragon

официальные даннын по пандемии на 28.03.20

             Заразилось Умерло Выздоровело
всего           597,292 27,365 133,363
   в т.ч.
США             104,205  1,701   2,525
Италия           86,498  9,134  10,950
Китай            81,394  3,295  74,971
Испания          65,719  5,138   9,357
Германия         50,871    351   6,658
Франция          32,964  1,995   5,700
Иран             32,332  2,378  11,133
Великобритания   14,543    759     135
Швейцария        12,928    231   1,530
Южная Корея       9,478    144   4,811
Нидерланды        8,603    546       3
...
Россия            1,036      4      45
...





сейчас главная опасность исходит от США, у которых военные базы и в Европе, и в Азии.

в Европе ситуация тяжелая в романских странах.

https://koronavirusa.site/ru/
red dragon

Битва за Идлиб. Мотивы Эрдогана, мечты Запада и задача для России

Тяжелые потери Турции в ходе вторжения в сирийскую провинцию Идлиб стали шоком для турецкого общества. Партнеры Турции в НАТО, к которым Анкара обратилась за поддержкой после гибели в ночь на 28 февраля сразу 33 своих военных, оказались не готовы к такому развитию событий. Из Анкары в течение последних суток доносится какофония официальных заявлений и частных мнений политиков и экспертов - от крайне воинственных до почти примирительных. От "за нашу историю мы уже 16 раз воевали с Россией и можем повторить" до "давайте вернемся к перемирию в Сирии на условиях сочинских договоренностей". В таком случае те, кто апеллируют к урокам истории, должны из них же почерпнуть информацию, к чему те 16 раз привели, а что касается перемирия в Сирии, то оно было сорвано в результате агрессивных действий поддерживаемых Турцией бандформирований исламистов, в руках которых пока остается половина Идлиба. Прежних условий теперь явно не будет.

[Spoiler (click to open)]

Война и мир

Несмотря на все заявления, Турция не объявила войну Сирии и не попыталась вступить в прямую конфронтацию с Россией. Она не прервала консультации с РФ по Идлибу и усердно добивается контактов на высшем уровне для урегулирования конфликта. Ни США, ни НАТО в настоящий момент не готовы к военному вмешательству в дела Сирии. Идея введения бесполетной зоны над Идлибом - не более чем фантазия. Воплотить ее в реальность сейчас физически способна только Россия.

Еще есть ряд вопросов, которые требуют ответов. Чего добивается Эрдоган? Каких действий можно ожидать от ЕС и НАТО в ближайшей перспективе? Какой должна быть оптимальная стратегия действий России для разрешения этого кризиса?

Демократия переворотов

Из наблюдений за хаотичными действиями Анкары, складывается устойчивое впечатление, что власти Турции не знают, что предпринять, и лихорадочно ищут выход из создавшегося положения. Для главы государства, попытавшегося провести маленькую победоносную войну на чужой территории, а взамен получившего угрозу крупного конфликта и многочисленные жертвы среди своих военных, это крайне тяжелый политический удар. Он вдвойне серьезен для лидера Турции, где армия исторически является самостоятельной политической силой, а военные перевороты - сравнительно частый способ смены власти: с 1960 года в этой стране были совершены четыре удачные попытки переворота, а пятая, предпринятая в 2016 году, завершилась провалом.

Обращение Анкары за помощью к Североатлантическому альянсу тоже не принесло успокоения. После консультаций со всеми членами НАТО в пятницу в Брюсселе генеральный секретарь Йенс Столтенберг выразил от имени альянса глубокие соболезнования Турции, пообещал оказывать ей политическое и практическое содействие и в очередной раз призвал Сирию и Россию прекратить наступление в Идлибе, мотивируя это ужасающей гуманитарной ситуацией и страданиями мирного населения. Увы, на пресс-конференции Столтенберга, которая длилась 11 с половиной минут, российским журналистам не позволили задать ни одного вопроса. А очень хотелось спросить, что думали о страданиях мирного населения лидеры стран НАТО, когда подстрекали сирийский мятеж официальными заявлениями в духе "мясник Асад должен уйти", обучали, снабжали и финансировали боевиков для ведения гражданской войны, поддерживали провокации и инсценировки применения химического оружия, в которых обвиняли Дамаск.

Военные потери

Анкара поддерживает в Идлибе ряд террористических группировок, поставляет им вооружение и помогает в осуществлении вылазок против сирийских войск. В связи с этим турецкие военные с начала месяца оказывались мишенью ударов Дамаска. Если в первые недели активизации боевых действий в Идлибе число погибших военнослужащих ВС Турции в ходе каждого инцидента составляло по несколько человек, то 27 февраля Турция пережила самый смертоносный день за всю историю своего участия в сирийском конфликте. Согласно последним данным, не менее 33 турецких военных погибли, свыше 30 получили ранения. В условиях современного локального военного конфликта это очень серьезные потери, особенно когда речь идет не о боевиках, а о кадровых военных сил спецназначения.

Выходившие в ночь на 28 февраля новостные сюжеты всерьез потрясли Турцию и накалили обстановку в стране до такой степени, что уже казалось неизбежным объявление войны Анкарой Дамаску. Однако, несмотря на крайне агрессивный настрой турецких политологов и экспертов, которые в ту ночь комментировали произошедшее в эфирах провластных каналов, президент Турции Тайип Эрдоган, по всей видимости, принял решение не нагнетать обстановку и не идти на эскалацию отношений с Россией.

Утром 28 февраля у него состоялся телефонный разговор с российским лидером Владимиром Путиным. Примечательно, что об этом факте сообщила лишь Москва, а администрация Эрдогана так и не распространила итоговое коммюнике. Кроме того, президент Турции, который обычно никогда не скупится на слова, так и не отреагировал публично на гибель столь большого числа своих военных.

Что Турция делает в Идлибе?

Это как раз тот вопрос, который ранее обычно никогда не возникал в Турции, и именно его на протяжении нескольких последних недель корреспондент ТАСС в Анкаре стал слышать практически каждый день повсюду, где бы ни находился. Турецкое общество разделено: часть населения искренне верит заявлениям властей о том, что законный президент Сирии Башар Асад является "убийцей", в связи с чем Анкара просто не может "закрывать глаза на происходящее в Идлибе". Но совершенно точно можно сказать, что все большее число представителей разных слоев населения задается вопросом, какие цели может преследовать Турция, находясь на территории чужого государства.

Эрдоган на протяжении всего конфликта оказывал поддержку вооруженным формированиям так называемой сирийской оппозиции, которые всячески пытались узурпировать власть в стране. Пока существовала вероятность того, что боевики победят в гражданской войне или хотя бы не позволят Дамаску восстановить контроль над всеми районами арабской республики, Анкара могла даже рассчитывать на фактическое присоединение части сирийской территории. Это могло стать осуществимым, если бы в Сирии с благословения и при поддержке Запада реализовался ливийский сценарий, когда центральная государственность уничтожена, а некогда цветущая страна превращена в ничью землю, где тянется гражданская война между местными лидерами. В этом случае Анкара могла бы организовать там марионеточное государство под полным турецким контролем. Опыт есть, Северный Кипр тому живое свидетельство.

Сегодня этой возможности более не существует. Москва и Дамаск уже предельно ясно дали понять, что намерены завершить восстановление территориальной целостности Сирии и имеют все ресурсы для завершения этого процесса. Сочинские соглашения, в сущности, давали Анкаре возможность и частично удовлетворить свои амбиции и, не потеряв лицо, выйти из конфликта. Турция, которая имеет влияние на остающихся в Идлибе боевиков, должна была произвести фильтрацию, отделить радикальных исламистов, от неких условных умеренных сил. Далее террористов полагалось бы разоружить и предать суду, а умеренных - оформить в партию и ввести в сирийский политический процесс, на который Турция получила значительное влияние. Турция одновременно смогла бы создать для себя особенно сильные позиции в администрации северных провинций страны.

В сущности, можно предположить, что Турция даже попыталась это сделать в конце прошлого года. Многие эксперты в европейских столицах ломают головы, задаваясь вопросом, зачем Эрдоган попытался вмешаться военным путем в крайне непредсказуемую ситуацию в Ливии. А ответ прост - он попытался убить одним выстрелом двух зайцев. Не разоружать радикалов Идлиба, а вывести их из Сирии и отправить служить интересам Турции в Ливии. Однако, видимо, масштабы влияния Анкары на боевиков Идлиба оказались недостаточны. В итоге Анкара не повела процесс разоружения и реинтеграции боевиков, а была вынуждена пойти у них на поводу, втянувшись в начатые ими боевые действия. Зачем, кстати, эти боевые действия были начаты? Без всякой причины, просто потому что местные бандформирования умеют и могут только воевать.

Мечта о буферной зоне

Весьма вероятно, что Турция и сегодня рассчитывает "заморозить" на неопределенный срок созданный террористами в Идлибе анклав, чтобы иметь на севере силу, способную в случае необходимости противостоять курдским отрядам "Сил народной самообороны" (СНС). Турецкие власти считают их сирийским ответвлением запрещенной в республике Рабочей партии Курдистана (РПК). Ранее Эрдоган уже провел три трансграничные военные операции в соседнем государстве. Если первая, получившая название "Щит Евфрата", действительно хоть как-то напоминала борьбу с экстремистской группировкой "Исламское государство" (ИГ, запрещена в РФ), то две другие - "Оливковая ветвь" и "Источник мира" - были главным образом направлены против СНС. В результате боевых действий была создана буферная зона безопасности между пограничными городами Аазаз и Джараблус, оккупирован Африн, а также взята под контроль территория к востоку от реки Евфрат.

Таким образом, если президенту Турции удастся сохранить ныне существующий расклад сил в Идлибе, то де-факто Анкара сможет контролировать существенную часть севера Сирии. Согласно утверждениям турецких официальных лиц, республика никогда не претендовала на сирийские территории, но создание буферной зоны помогло бы ей исключить риск возникновения угроз для национальной безопасности. Стоит напомнить, что дискуссия о создании буферной зоны началась еще в 2013 году из-за кризиса в Сирии. Тогда рассматривался вариант создания бесполетной зоны и зоны безопасности на сирийской территории, где могли бы укрываться беженцы. К этой идее в Анкаре возвращаются практически ежегодно, однако каждый раз по ряду причин данным планам было не суждено сбыться.

Внутренний фактор

Есть у Эрдогана и внутриполитические задачи, которые он пытается решить, демонстрируя силу в Сирии. Несмотря на довольно внушительную поддержку со стороны населения, Эрдогану все же приходится считаться со всеми политическими силами в стране. Оппозиционные партии довольно скептически и, можно даже сказать, критически относятся к политике Эрдогана в Сирии. На своих партсобраниях, которые также транслируются на телевидении, они задаются вопросом, почему турецкие солдаты продолжают гибнуть в Идлибе. Основная оппозиционная Народно-республиканская партия (НРП) выступает категорически против отправки военных в регион на севере Сирии и принятия новых беженцев. Депутаты НРП также призывают Эрдогана восстановить дипломатические отношения с соседней страной и приступить к диалогу с президентом Башаром Асадом во благо региона.

Однако Народно-республиканская партия, хоть и призывает правительство к прямым переговорам с Дамаском, в то же время крайне негативно относится к политическим взаимоотношениям с РФ. По мнению лидера НРП Кемаля Кылычдароглу, Тайип Эрдоган взял политический курс, который во многом очень зависим от позиции Москвы, и этот факт не позволяет республике проводить сильную и независимую политику. Кылычдароглу - это политик с ярко выраженным прозападным настроем. Если он окажется у руля, следует ожидать заметного потепления отношений Турции с партнерами по НАТО.

В то же самое время президент Турции и возглавляемая им Партия справедливости и развития (ПСР) находятся под давлением другой оппозиционной Партии националистического движения (ПНД), с которой Эрдоган, ко всему прочему, сформировал политическую коалицию. Именно этот альянс, по мнению ряда экспертов, позволяет Эрдогану удерживать власть в стране.

Лидер ПНД Девлет Бахчели считает, что Анкара должна, наоборот, выстроить более жесткую политику по отношению к Дамаску и Москве. И в данный момент турецкий лидер стоит перед выбором: либо ему нужно придерживаться своего сторонника Бахчели, либо переступить через себя и наладить все-таки отношения с Сирией. Хотя совершенно не исключено, что столь опытному политику в лице Эрдогана вновь удастся найти способ, как усидеть на двух стульях.

Безусловно, сейчас ощущается некоторая наэлектризованность в отношениях между Москвой и Анкарой из-за ситуации в Идлибе, однако стоит признать, что президент Эрдоган на данном этапе является наиболее выгодным турецким президентом для России по сравнению с другими политиками. Это отчасти связано с тем, что та же Народно-республиканская партия, которая хоть и призывает правительство к прямым переговорам с Дамаском, в то же время крайне негативно относится к политическим взаимоотношениям с РФ. По мнению лидера НРП Кемаля Кылычдароглу, Тайип Эрдоган взял политический курс, который во многом очень зависим от позиции Москвы, и этот факт не позволяет республике проводить сильную и независимую политику.

Запад бдит

Что касается позиции ЕС, НАТО и США, то в обозримом будущем, если интенсивность боевых действий не будет серьезно возрастать, можно с высокой уверенностью говорить, что они не рискнут на практике вмешиваться в ситуацию в Сирии. Слишком сильны там сейчас позиции Москвы и Дамаска.

НАТО и ЕС сейчас реально заинтересованы в скорейшем прекращении боевых действий. Европа продолжает бояться мигрантов, причем не важно, будут ли это реальные мигранты из сегодняшнего Идлиба, или часть тех 3,5 млн сирийских беженцев, которые уже находятся в лагерях в Турции, и которых Анкара может пропустить в Европу. Плюс НАТО всерьез озабочена рисками прямого военного столкновения Турции с Россией, в маловероятном случае серьезной эскалации которого альянсу будет все труднее оставаться в стороне. И при этом сохранять свою военно-политическую состоятельность.

Военного столкновения альянс не хочет со всей определенностью. Но вот чем глубже окажется дипломатический конфликт России и Турции, тем больше выгод рассчитывает получить от него НАТО. Так, постпред США при альянсе Кей Бейли Хатчисон уже бесхитростно заявила, что Анкаре пришло время отказаться от российских С-400. Что характерно, свои Patriot США Турции тоже пока не дали. Рано еще.

И, конечно, Запад предпочел бы заморозить Идлиб как зону вне полного контроля Дамаска на долгие годы, поскольку он рассматривает победу России и Сирии в этом регионе как свое поражение. Почти исключительно имиджевый момент. Экономический интерес только один - немножко повысить для России стоимость победы в Сирии.

Впрочем, свой финансовый интерес есть у США. Пока Идлиб не под контролем сирийских властей, им гораздо проще сохранять собственное военное присутствие на месторождениях на северо-

им будет задан вопрос, что они делают на территории суверенной страны, война в которой закончена.

Денис Дубровин, Денис Соловых

https://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/7867681?utm_referrer=https:%2F%2Fzen.yandex.com%2F%3Ffrom%3Dspecial&utm_source=YandexZenSpecial
red dragon

Концепт военно-морских сил России

Ударно-оборонительный индекс кораблей УРО.

Пусть  N - число ячеек УВП под крылатые ракеты при стандартном раскладе крылатых и зенитных ракет для корабля УРО данного класса, причем на одну ячейку приходится одна крылатая, одна зенитная большой дальности (более 250 км),  две зенитных средней дальности (50-250 км) и четыре зенитных малой дальности (до 50 км) ракет.

Тогда

KР = N - общее число крылатых ракет корабля УРО данного класса;
из них:
- ПНР = N/2 - число противоназемных крылатых ракет;
- ПКР = N/4 - число противокорабельных крылатых ракет;
- ПЛР = N/4 - число противолодочных крылатых ракет.

ЗР = 2N - общее число зенитных ракет в N ячейках корабля УРО данного класса;
из них:
- ЗРБ = N/2 - число зенитных ракет большой дальности в N/2 ячейках;
- ЗРС = N/2 - число зенитных ракет средней дальности в N/4 ячейках;
- ЗРМ = N - число зенитных ракет малой дальности в N/4 ячейках.

всего на корабль Я = 2N ячеек УВП и Р = 3N ракет всех типов.

класс        N   Р   КР ПНР ПКР ПЛР   ЗР ЗРБ ЗРС ЗРМ кол-во

н а д в о д н ы е

т-крейсер  64 192   64  32  16  16  128  32  32  64    4
            Я 128   64  32  16  16   64  32  16  16

л-крейсер  48 144   48  24  12  12   96  24  24  48    4
            Я  96   48  24  12  12   48  24  12  12

эсминец    32  96   32  16   8   8   64  16  16  32   16
            Я  64   32  16   8   8   32  16   8   8

фрегат     24  72   24  12   6   6   48  12  12  24   24
            Я  48   24  12   6   6   24  12   6   6

т-корвет   16  48   16   8   4   4   32   8   8  16   32
            Я  32   16   8   4   4   16   8   4   4

л-корвет    8  24    8   4   2   2   16   4   4   8   36
            Я  16    8   4   2   2    8   4   2   2

р-катер     4  12    4   2   1   1    8   2   2   4   72
            Я   8    4   2   1   1    4   2   1   1

п о д в о д н ы е

МАПЛ       32  96   32  16   8   8   64  16  16  32   16
            Я  64   32  16   8   8   32  16   8   8

ДЭПЛ       16  48   16   8   4   4   32   8   8  16   24
            Я  32   16   8   4   4   16   8   4   4

ТУСГ - Тяжелая Ударно-Сторожевая Группа (адмирал):
- 1 крейсер, 2 эсминца, 3 фрегата, 4 т-корвета (вице-адмирал),
- 1 БДК, 1 МДК, 1 МТр (контр-адмирал)
- 2 МАПЛ, 3 ДЭПЛ (контр-адмирал).

ЛУСГ - Легкая Ударно-Сторожевая Группа (контр-адмирал):
- 4 л-корвета, 8 р-катеров, 2 МДК, 2 МТр.

флот          ТУСГ ЛУСГ Авианосцы САПЛ

Северный      2 тл  1    1        8
Балтийский    1  л  2    -
Черноморский  2 тл  2    1        4
ТОФ           3ттл  3    2       12
Касп.фл-лия    -    1    -        -