Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

red dragon

Русь: Начало

red dragon

от тунгусов до рыбьекожих - истоки Золотой империи Цзинь, ставшей Чистой империей Цин

- второй после Российской империи сверхдержавой XVIII века при императорах Канси, Юнчжене и Цяньлуне.

Владимир Шевченко
Чжурчжени. Историческая справка


Начнем с  предков чжурчженей - мохэ.
      Считается, что мохэ,  оказались на Амуре в результате переселения из Забайкалья под натиском кочевых племен сюнну и сяньби. Значит они были должны были занести с собой и центрально азиатские культурные черты. Речь идет о творческом вкладе, который замечают в лирообразных украшениях, в облике медных фигурок всадников. В чжурчженьском этническом типе предполагается примесь крови центрально азиатских народов – облик некоторых человеческих лиц, используемых в качестве амулетов или на зеркалах – горбоносых, большеглазых подтверждает эту версию. Этому же служат находки при раскопках в Приморье  гирек с арабскими и уйгурскими надписями.
      В справочниках и энциклопедиях про чжурчженях написано всего несколько строк: чжурчжени, чжуличжени, нюйчжени, нюйчжи – племена тунгусского происхождения . Но чтобы разобраться досконально придется заглянуть  в историю  еще глубже, в более давние времена – с  сушеней.
       На востоке Азии о сушенях – самом древнем и загадочном народе севера –знали очень давно. Однако конкретные события ограничивались лишь сообщениями о том, что их посольства преподносили при визите ко двору императоров древки стрел из дерева ку с насаженными на них наконечниками, которые изготовляли из камня «ну» (судя по разрозненным и довольно противоречивым сведениям дерево «ку» весьма похожи на терновник или тысячелистник сибирский, чьи листья напоминают листья вяза. Древесина очень прочная и упругая и совсем не подвержена влияниям колебаний влажности. Не менее интересно, что собой представляет камень «ну» - скорее всего это многоцветные халцедоны и яшма. Камень настолько прочный, что оставляет царапины на железе, поэтому применялся для заточки режущих металлических инструментов). И долгое время почти до конца эпохи Хань имя сушень представлялось своего рода синонимом диковинных экзотических людей.
      Впервые имя народа сушень упомянуто в записях о примечательных событиях времен легендарного императора Шуня ( « Шицзи», гл. Удабэньцзи; « Хуайнаньцзи» гл. Юаньдаошунь; « Дидай Айцзи» гл. Шаоцзянь. Сообщения предельно просты: в 2021 г. до н.э ко двору прибыло от племени сушень посольство и преподнесло подарки в виде стрел с каменными наконечниками. Эти подарки отмечаются во многих хрониках, как покорность варваров с востока и поклонение могуществу соседа.
      К пятому веку название сушень исчезает и появляется уцзи или мохэ. Указания о географии их районов предельно кратки:
      - на юге и юго-западе их земли соприкасались с владениями древних корейских племен – северных и южных воцзюй, а также фуюй, территории последних на юге отделяли владения сушеней от бассейна реки Ялоу, в центре – земли государства Когуре, на западе с кочевниками-степняками сяньби, расселившихся вдоль Ляохэ.
       В хрониках тех лет написано: на севере расположены страны «черноногих людей»  и одеты они в «рыбу», то есть изготовляли одежду из обработанной рыбьей кожи ( что было распространено у народностей Амура), еще севернее земли волосатых людей ( сразу вспоминаются айны, заселявшие в древности устье Амура и острова Сахалин и Хоккайдо.
      Затем сведения о потомках сушень-илоу и уцзи расширились и можно  говорить о целой группе родственных племен, которые однако были независимы друг от друга:
     - самое могущественное племя - хэйшуй-мохэ расселялись по берегу реки Амур от устья р. Сунгари до устья реки Уссури;
     - от устья Уссури, своего рода центра хэйшуй мохэ, далее на восток начинались земли племени сымо-мохэ – это район озера Болонь и реки Горин, то есть вблизи современного г. Комсомольска на Амуре, цзюньли мохэ – около Мариинска, кушо мохэ – устье реки Амур и на о. Сахалин;
     - племя лимо мохэ ( оно же сумо мохэ) и байшань мохэ владели районами, прилегающими к бассейну верхнего течения реки Сунгари, севернее Гирина и горного массива Байшань;
     - севернее их, где река Нонни и Сунгари сливаются расселились бодо мохэ;
     - еще дальше на север около современного Харбина –аньчэгу мохэ. На восток от Бодо мохэ жили фуне, племя гуши мохэ занимали земли современног Цзямусы. Самые крупные племена владели землями, протянувшимися на 300-400 ли, самые малые по 200 ли. Чтобы судить о воинской силе племен: сумо мохэ и Бодо мохэ могли выставить до 7 000 ратников. В хрониках « Тан шу» специально выделятся большое искусство с которым мохэ сражались в пешем строю, но больше всего прославилась мохэская конница. < дальше... >



[...смотреть...]









red dragon

Хазария в кросскультурном пространстве

Т.М.Калинина, В.С.Флёров, В.Я.Петрухин.
Хазария в кросскультурном пространстве:
историческая география, крепостная архитектура, выбор веры

М., 2014. – 208 с.


В книге ал-Мас‘уди (ум. 956) «Золотые копи и россыпи самоцве-тов» имеется фрагмент, где пересказана история о сасанидском царе Каваде II Шируе (Ширавайхе) (628 г.), который упомянул о войне с хазарами Ардашира Папакана, первого шаха династии Сасанидов (224—241) (ал-Мас‘уди, 1863. C. 280, 281; 2002. С. 62). Ал-Мас‘уди отметил, что он использовал «жизнеописание царей персов», т. е., вероятнее всего, одну из персидских хроник «Хвадай-намак», которые содержали достоверные исторические сведения (Ново-сельцев, 1990. С. 85). Однако в данном случае рассказ ал-Мас‘уди яв-ляет собой типичный пример исторического анахронизма. В мифо-эпической традиции Ирана, восходящей к «Книге деяний Ардаши-ра Папакана», последний представлен героем, который не только победил парфянского царя Артабана V (216—224) и кочевников, не только расширил границы царства, но и вступил в единоборство с чудовищным червем и одолел его (Книга деяний Ардашира, 1987. С. 66—84). Возможно, Кавад и назвал парфян или кочевников хаза-рами, которые действовали в его время.

В авторском сокращении «Истории пророков и царей» ат-Та-бари (839—923), в разделе о борьбе римлян и персов, есть исто-рия о том, как римский император Юлиан II Отступник (Лулийанус) (361—363) в борьбе с персидским царем Шапуром II (Сабур) (309—379) привлек на свою сторону византийцев, арабов и хазар (ат-Табари, 1879. С. 840, 841. Anm. «С»). О событиях, связанных с историей Юлиана II и его войнах с персами, гораздо более под-робно писали на других языках его современники и более поздние авторы — Аммиан Марцеллин, Евнапий, Созомен, Феофан и многие другие, но о хазарах в этих сведениях речь не идет. Поэтому данные ат-Табари должны рассматриваться как исторический анахронизм, связанный с довольно многочисленной информацией о хазарах более позднего времени.

[Spoiler (click to open)]
В ряде грузинских и армянских памятников хазары тоже упоминаются в очень раннюю эпоху. Так, в грузинском летописном своде «Картлис Цховреба», который содержится в труде историка XI в. Леонти Мровели, упоминается о захвате хазарами земель Кав-каза и борьбе с ними прародителей кавказских народов до времени правления легендарного героя иранского эпоса Феридуна (Афридуна) и прежде царствования Александра Македонского, а затем о победе над хазарами Александра (Леонти Мровели, 1979. С. 25, 26, 29). Легенда об Александре Македонском имела основой здесь «Роман об Александре» Псевдо-Каллисфена (III в. н. э.) (Там же. С. 59. Примеч. 84). Упоминание хазар же — исторический анахро-низм, в основе которого лежало реальное нашествие хазар на Кав-каз, случившееся на рубеже VI—VII вв. Согласно известию Мовсеса Хоренаци (V в.), который ссылался на сирийского писателя II в. Бардесана, чьи труды не сохранились, хазары пришли в Закавказье во времена царя Валарша, сына Тигра-на, во II в. н. э. (Мовсес Хоренаци, 1990. С. 114, 249. Примеч. 471).

Под именем Валарша здесь выступают парфянский царь Вологез IV (148—190) (Мовсес Хоренаци, 1990. С. 249. Примеч. 460) или такие древнеармянские правители, как Арташес I, Тигран II, Трдат I (Но-восельцев, 1990. С. 42. Примеч. 328). Рассказ Мовсеса Хоренаци повторили ряд армянских писателей X—XIII вв.: Стефан Таронский (Асохик), Ухтанес Урхайский или Эдесский, Фома Арцруни, Вардан (Меликсет-Бек, 1960. С. 112—115). Однако армянские историки V—VII вв. Агафангел, Фавстос Бузанд, Корюн, Лазарь Парбский, Зиновий Глак, Егише, Себеос, как и сборники эпистолярных доку-ментов и догматико-политиче ских трактатов, не знают хазар (Там же. С. 113, 114). Упоминание их здесь считалось позднейшей интерполяцией (Там же. С. 249. Примеч. 468), хотя скорее это еще один пример исторического анахронизма.

В «Истории страны Алуанк» Мовсеса Каланкатуаци (VII или Х в.) упоминается, что в эпоху царствования сасанидского царя Шапура II (309—379) хазары вторглись в Арран (Мовсес Калан-катуаци, 1984. С. 80, 81). Поводом для появления таких сведе-ний анахронистиче ского порядка послужили, по-видимому, дан-ные о действительных вторжениях хазар на Кавказ, но не в IV в., а в VII.

Хорошо известны анахронизмы в персидских поэмах. Так, в «Шахнаме» Фирдоуси (ок. 940—1020) фигурируют епископы и кесари Рума, а также владыки-богатыри хазар Ильяс и его прароди-тель Мехрас. Все они упоминаются как противники, действовавшие во времена мифического персидского царя Лохраспа (Фирдоуси, 1969. С. 48—53). Есть и другие подобные упоминания хазар в этой поэме как примеры анахронизмов.

Низами Гянджеви (1141 — ок. 1209) в поэме «Искандер-наме», привлекая традиционные сюжеты и персонажи из легенд об Александре Македонско, создал образ идеального вождя Искандера, который сражался во имя защиты справедливости как с хазарами, так и с русами, напавшими с войском из числа хазар и буртасов на цар-ство легендарной царицы Нушабе (Бертельс, 1962. С. 352, 354).

Такие сюжеты в произведениях персидских поэтов отражают и давнюю, и не слишком старую реальность: походы русов на Каспий в Х в., захват русами города Барда’а в 945/46 гг.; появление русов на Кавказе в X—XII вв. Во всех этих событиях определенную роль играли хазары, пропуская русов через свои земли.



Таким образом, подобные сведения источников опираются, с одной стороны, на историческую традицию, сохранившую память о походах скифо-сарматских народов через Кавказ в Перед-нюю Азию во второй половине I тыс. до н. э. С другой, основой для сведений о набегах хазар в столь ранние времена послужи-ли данные об их вторжении в Армению, Грузию и Албанию в бо-лее позднее время (Миллер, 1887. С. 18—23; Меликсет-Бек, 1960. С. 117—119; Ковалевская, 1975. С. 2—73; Леонти Мровели, 1979. С. 50, 51. Примеч. 56; Артамонов, 2001. С. 162, 163; Новосельцев, 1990. С. 29, 30).

Анахронизмы в восточной литературе объясняются оригинальным восприятием действительности, когда реальность переплетается с мифами, легендами, традициями. Как представляется, в данном случае мы имеем дело с типичным примером проявления «мифологического времени». Как отмечал А. Я. Гуревич, «архаическое сознание антиисторично. Память коллектива о действительно происшедших событиях со временем перерабатывается в миф, который лишает события индивидуальных черт и сохраняет только то, что соответствует заложенному в архетип образцу; события сводятся к категориям, а индивиды — к архетипам» (Гуревич, 2007. С. 90).
< ... >

наш комментарий.


Архетипическое сознание вовсе не антиисторично, но исторично иначе, не по новоевропейски, где все действительное, от физики до истории, согласно Аристотелю, в самом деле индивидуально и общее надо выковыривать из частного, относительно которого общее вторично, но по платонистски, когда субъекты изменчивой истории представляют неизменные сущности, первичные отн. и частного, и общего.

А тема Русь и Хазары - особая глава темы Сарматы и Тюрки в VIII-X вв

Каспийские походы Руси

в походах X века явно усматриваются две, видимо родственные, но когда-то разошедшиеся, ветви Руси - пешая и морская малая Русь Рюрика и конная большая Русь Олега Вещего, объединенные тем в единую великую Русь
red dragon

глобальный исторический тренд

запад, увлекая за собой весь мир, усилиями ТНК, особенно IT-корпораций с Болонской системой образования, ускоренно сползает в инфантильно-гинекратическое болото глобального потребительского дебилизма, гордо именуемое постиндустриальным информационным обществом прогресса, свободы, равенства и демократии, но по сути представляющее опухоль тотальной гедонистической деформации основ человеческого бытия, утратившего подлинно мужское начало и небесное измерение в погоне за вечной райской жизнью на земле.

Сие несомненно является следствием становления с началом Осевого Времени восточно-средиземноморской цивилизации от времен библейских пророков и классической античности до святых отцов иудео-христианского культурного пространства поздней античности, уничтоживших Божественную Женственность и подменивших Божественную Мужественность местечковым Ремесленником и Торговцем, заложив в основание богословия механизм его самоуничтожения.