Category: литература

red dragon

Работы Дмитрия Тарасовича Березовца и проблема локализации Русского каганата

Публикуется выполненный М.И. Жихом перевод на русский язык статьи известного советского археолога-слависта Дмитрия Тарасовича Березовца (1910–1970) «Об имени носителей культуры», вышедшей в 1970 году на украинском языке, в которой была сформулирована гипотеза о тождестве салтово-маяцкой археологической культуры и русов, которыми правит хакан, восточных источников. Статья Д.Т. Березовца стала одним из этапных моментов в дискуссии о Русском каганате — известном из источников политическом объединении, предшествующем Киевской Руси. Перевод статьи Д.Т. Березовца снабжен историографическим предисловием с обозрением дискуссии о Русском каганате и комментариями, в которых с учетом новейшей литературы показаны возможности дальнейшего сопоставления этнографического описания русов в восточных источниках с археологическими материалами салтовской культуры, намеченного в статье Д.Т. Березовца.
red dragon

Лем и Стругацкие против Тарковского

Лем и Стругацкие начинали с апологии прогресса и человеческого духа как меры всех вещей для себя любимых, а кончили константацией глубочайшего кризиса самих основ человеческого существования и мотиваций при явном разочаровании в самом человеке как якобы вершине мироздания.

у Лема главной темой с 60-х гг стало бессилие гордого западного духа перед Вселенной и Историей.

у Стругацких к этому добавился мотив неизбежного эволюционного неравенства людей, выделения среди людской массы мизерного меньшинства, которому уже нет дела до громадного большинства, и общего кризиса идей о должном и как следствие мотивов любой деятельности.

Творчество Андрея Тарковского о человеческой душе, которой нужны родные близкие души и родной дом под родным небом Святого Духа на родной земле Богородицы рядом с Сыном-Спасом.

"Андрей Рублев", "Зеркало", "Иваново детство" совсем не заграничные, а последние два во многом и автобиографичные, снятые русским человеком о русской душе на русской земле под русским небом, на которые наступают прогресс и современность с перспективой "Солярса" и "Сталкера" и потеря которых отражена в депрессивных уже заграничных "Ностальгии" и "Жертвоприношении", после которых Тарковский покинул сей мир...
red dragon

о писательских душах

демонические комплексы писателя являют его произведения.

самые страшные демоны обитают в душах женщин, детей и мещан.

души Афраниуса и М.Харитонова антиэпичны, антипоэтичны и темны...

red dragon

два Завета и царь Соломон

Книгу Екклесиаста, как правило, датируют III веком до Р. Х., временем после окончания Восточного похода Александра Македонского (334–325). Эта военная кампания расшатала прежний политический и социальный миропорядок; античность вступила в диалог с востоком — началась эллинистическая эпоха. Именно это, как утверждают специалисты, и объясняет совершенно нетипичную для Священного Писания тональность Книги Екклесиаста. И особенно — повторяющийся рефрен о вечной цикличности событий, природных явлений и человеческих судеб, столь близкий греческому духу и столь чуждый духу ветхозаветному:

Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем. Бывает нечто, о чем говорят: «смотри, вот это новое»; но это было уже в веках, бывших прежде нас (1:9–10).

Однако есть и иная точка зрения, ее придерживался Сергей Аверинцев: «Природные циклы не радуют Кохэлэта​* своей регулярностью, но наводят на него скуку своей косностью. “Вечное возвращение”, которое казалось Пифагору возвышенной тайной бытия, здесь оценено как невыносимая и неизбывная бессмыслица. Поэтому скепсис книги Проповедующего в собрании есть именно иудейский, а отнюдь не эллинский скепсис; автор книги мучительно сомневается, а значит, остро нуждается вовсе не в мировой гармонии, а в мировом смысле, он утратил и оплакивает не Божественный космос, а Священную историю».


https://fomaru.livejournal.com/37701.html?utm_source=newsletter&utm_medium=email&utm_campaign=24_07_weekly&media

мы не любим Аверенцева как и все толкования Ветхого Завета как от самих иудеев, так и от отцов Церкви, ибо т.н. "Священная История" есть история прогрессирующей дисгармонии погрязшего в погоне за новизной мира сего, спасти от которой и явился Бог-Сын.

мудрость царя Соломона - единственное, что объединяет Ветхое, направленное к Концу, и Новое, вечно возвращающее в Начало, к Утренней Звезде, Завет которой не приказ горшечника горшкам или папы Карло полену, но Завещание Отца и Матери своим детям.