?

Log in

No account? Create an account

...над гнездом...

Loadour Earrowwing

Entries by category: литература

принципы и Принцесса
red dragon
az118

Памяти Ундины
Мой последний вздох,
Руны и руины...
Памяти Ундины
На руинах мох,
Как мои седины.
Памяти Ундины
Мой последний вздох.





Последний бал (2011)
red dragon
az118




Ленька Пантелеев
red dragon
az118

Ленька Пантелеев


времена года
red dragon
az118
ветра гудение
в проходах на небо
лето или осень?

два Завета и царь Соломон
red dragon
az118
Книгу Екклесиаста, как правило, датируют III веком до Р. Х., временем после окончания Восточного похода Александра Македонского (334–325). Эта военная кампания расшатала прежний политический и социальный миропорядок; античность вступила в диалог с востоком — началась эллинистическая эпоха. Именно это, как утверждают специалисты, и объясняет совершенно нетипичную для Священного Писания тональность Книги Екклесиаста. И особенно — повторяющийся рефрен о вечной цикличности событий, природных явлений и человеческих судеб, столь близкий греческому духу и столь чуждый духу ветхозаветному:

Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем. Бывает нечто, о чем говорят: «смотри, вот это новое»; но это было уже в веках, бывших прежде нас (1:9–10).

Однако есть и иная точка зрения, ее придерживался Сергей Аверинцев: «Природные циклы не радуют Кохэлэта​* своей регулярностью, но наводят на него скуку своей косностью. “Вечное возвращение”, которое казалось Пифагору возвышенной тайной бытия, здесь оценено как невыносимая и неизбывная бессмыслица. Поэтому скепсис книги Проповедующего в собрании есть именно иудейский, а отнюдь не эллинский скепсис; автор книги мучительно сомневается, а значит, остро нуждается вовсе не в мировой гармонии, а в мировом смысле, он утратил и оплакивает не Божественный космос, а Священную историю».


https://fomaru.livejournal.com/37701.html?utm_source=newsletter&utm_medium=email&utm_campaign=24_07_weekly&media

мы не любим Аверенцева как и все толкования Ветхого Завета как от самих иудеев, так и от отцов Церкви, ибо т.н. "Священная История" есть история прогрессирующей дисгармонии погрязшего в погоне за новизной мира сего, спасти от которой и явился Бог-Сын.

мудрость царя Соломона - единственное, что объединяет Ветхое, направленное к Концу, и Новое, вечно возвращающее в Начало, к Утренней Звезде, Завет которой не приказ горшечника горшкам или папы Карло полену, но Завещание Отца и Матери своим детям.

Ф.Ф. Зелинский - История античной культуры
red dragon
az118
Ф.Ф. Зелинский
История античной культуры

Уильям Батлер Йейтс. Второе Пришествие. 1919
red dragon
az118

Второе Пришествие

Всё шире — круг за кругом — ходит сокол,
Не слыша, как его сокольник кличет;
Всё рушится, основа расшаталась,
Мир захлестнули волны беззаконья;
Кровавый ширится прилив и топит
Стыдливости священные обряды;
У добрых сила правоты иссякла,
А злые будто бы остервенились.

Должно быть, вновь готово Откровенье
И близится Пришествие Второе.
Пришествие Второе! С этим словом
Из Мировой Души, Spiritus Mundi,
Всплывает образ: средь песков пустыни
Зверь с телом львиным, с ликом человечьим
И взором гневным и пустым, как солнце,
Влачится медленно, скребя когтями,
Под возмущённый крик песчаных соек.
Вновь тьма нисходит; но теперь я знаю,
Каким кошмарным скрипом колыбели
Разбужен мёртвый сон тысячелетий,
И что за чудище, дождавшись часа,
Ползёт, чтоб вновь родиться в Вифлееме.

и

Песнь скитальца Энгуса

Огнём пылала голова
Когда в орешник я вступил
Прут обломил и снял кору
Брусникой леску наживил
И в час, когда светлела мгла
И гасли звёзды-мотыльки
Я серебристую форель
Поймал на быстрине реки

Я положил её в траву
И сучья для костра собрал
Но зашуршала вдруг трава
Я тихий голос услыхал
Сверкала девушка впотьмах
Бела как яблоневый цвет
Окликнула - и скрылась прочь
В весенний канула рассвет

Пусть краток век и долог путь
Я всё равно её найду
Губами губ её коснусь
И пальцы с пальцами сплету
И буду для неё срывать
Как яблоки, покуда жив
Серебряный налив луны
И солнца золотой налив

(с) перевел Григорий Кружков.

«Бѣсы». Некоторые предварительные замечания
red dragon
az118

Цэ Европа
red dragon
az118
Животный утоляя страх
Времен двенадцатого года,
Европа пляшет на костях
Ей ненавистного народа.
И грозный брит и грузный швед,
И галл, презрительно лукавый,
Плюют остервенело в след
Его тысячелетней славы.
И мутной злобою кипят,
За них попрятавшись блудливо,
Поляк спесивый, лит и лат,
Эстонец – пасынок залива.
Хохол с натуги ворот рвет,
За ляхом тянется к европам,
Спеша за шнапс и бутерброд
Служить в неметчине холопом.
И мир вокруг по швам трещит,
И шрамы набухают кровью,
А мы как прежде держим щит
Пустому вопреки злословью.
Умолкни, лживая молва, –
Пускай узнают поименно:
Россия все еще жива!
Не пали отчие знамена!

А.С. Пушкин

(а за провал "Полимент-редута" и "Витязя" надо сажать и расстреливать)

В "Квадривиум"-е вышла в свет книга: Юлиан Смирнов "О философии Плотина"
red dragon
az118
Оригинал взят у santaburge в В "Квадривиум"-е вышла в свет книга: Юлиан Смирнов "О философии Плотина"
Юлиан Смирнов известен нашему читателю, в первую очередь, как переводчик поэзии немецких композиторов (в т.ч. и "Кольца Нибелунга"), однако таланты этого человека заметно более разносторонни. Сейчас мы представляем читателю первую историко-философскую монографию автора - труд оригинальный, заслуживающий внимания, своеобычный, способный дать новый взгляд на некоторые проблемы античного платонизма.

Книга издана вне серий, 704 стр., тираж 200 экз., цена 750 руб.

В качестве аннотации ставлю текст, принадлежащий самому Юлиану Смирнову.

     Историко-философская книга «О философии Плотина» претендует на то, чтобы взглянуть с разных сторон на величественное здание метафизики Плотина и в творческом ключе преподнести его изощрённую метафизическую доктрину, являющуюся гениальным синтезом умозрительных построений его многочисленных  предшественников. Наряду с работой «Зло в реальности Плотина», освещающей философскую картину действительности Плотина с точки зрения добра и зла, книга содержит пять комментариев к его важнейшим трактатам, обширную работу «Вращения души вокруг бытия», преподносящую творческое наследие древнегреческого мыслителя на фоне его предшественников и последователей, и целый ряд трудов по платонизму и неоплатонизму.
   Своеобразие мировосприятия Плотина заключается в том, что характерное для него иерархическое понимание реальности побудило его переосмыслять с разных и несходных точек зрения те вековечные философские тайны, мимо которых не прошёл ни один значительный философ, — и такие первозданные вопросы, как вопросы о бытии и небытии, добре и зле, материи и телесности, такие глубинные и уходящие корнями в древность вопрошания, как вопрошания о психосоматическом единстве, бессмертии и свободном произволении человека, находят в «Эннеадах» Плотина многомерные, многослойные ответы.  
   Плотин – не комментатор Платона, а творческий интерпретатор его наследия; и «Эннеады» представляют собой дерзновенную попытку обобщить и синтезировать учение Платона на новых – неоплатонических – основаниях, вобравших в себя элементы перипатетизма, стоицизма и иных направлений древнегреческой философии. Такая двойственность, порождает и двоякую методологическую установку, нашедшую своё воплощение в этой книге: с одной стороны, «Эннеады» надлежит рассматривать изолированно, а с другой – их следует воспринимать на фоне всей предшествующей философской традиции. Мы ясно должны видеть, где Плотин трепетно цитирует своего учителя Платона, а где он позволяет себе смелые модернизации учения сына Аристона и Периктионы. В такой, казалось бы, парадоксальной двойственности нет ничего странного и противоестественного; и «авторитарный» монологизм Плотина, построенный на (зачастую вольном) цитировании его предшественников, заключает в себе такого рода двойственность, подразумевая её как свою неотъемлемую часть. Именно поэтому «Эннеады» изначально допускают многосторонний анализ и позволяют нам взглянуть на них в разном ключе, «в различном стиле» и под разным углом зрения.
    Необходимо пояснить некоторые методологические установки книги «О философии Плотина». Заглавная её работа, «Зло в реальности Плотина», написана в стиле, если угодно, «историко-философской повести». Разноплановый тематизм, имеющий важнейшее значение в русле философии Плотина, преподносится в этой работе контекстуально, динамически, диалектически. Онтология, гносеология, антропология, психология, аксиология, космология, теология и метафизика Плотина даны здесь в их неслиянном тождестве и нерасторжимом диалектическом единстве, которое основывается на принципе взаимодополнения, объединяющем эти сферы в одно целое. Этот труд — труд-монография, и в нём во главу угла ставится полифоническая повествовательность, претендующая на то, чтобы охватить философскую картину реальности, написанную Плотином, во всей её широте, и оперирующая его философскими категориями «по факту», то есть контекстуально, в русле сквозной  платонической традиции.
    Пять же комментариев к трактатам Плотина построены несколько иначе. В них прослеживается принцип «размельчения» философского тематизма вплоть до мельчайших филологических единиц. Исходя из филологического значения эмфатических формул Плотина, возводится историко-философская семантика, принимающая во внимание идейное содержание философем и органично «надстраивающая» над филологией философские смыслы. В пяти комментариях к важнейшим трактатам Плотина за отправную точку берётся филология, насыщенная, само собой разумеется, историко-философским содержанием, которое, облекая «голый» древнегреческий текст умозрительными смыслами, разворачивает целую понятийную систему, по-философски претендующую на универсальность и общезначимость.
    Труд «Вращения души вокруг бытия» написан в духе работы «Зло в реальности Плотина», но при этом он несколько раздвигает исторические рамки философского повествования и указывает на зарождение и поэтапное «смещение философских акцентов» в онтологии (учении о сущем, о бытии), имевших место в истории древнегреческой мысли.
   Говоря в целом, эта книга – многомерная, многослойная картина, на которой философские построения Плотина предстают в разном ракурсе и в различных историко-философских одеяниях: разрешается вопрос о метафизическом статусе зла, не-сущего, материи, телесности; излагается метафизическая предыстория человеческого Я и учение Плотина о загробном воздаянии; прочерчивается учение о Трёх Ипостасях (столь значимое, к слову, для многих христиан первых веков); осмысляется земной удел человеческого Я, пребывающего «в оковах» тела; выявляется эмфатическая дефиниция сосуществования души и тела; обрисовывается ментальная архитектоника в свете ключевой для Плотина идеи примата абсолютного единства надо всем остальным; воспроизводится иерархия «вертикально» упорядоченной реальности; наконец, обнаруживается единая цель, единый идеал антропологии Плотина, совпадающий с метафизическим Идеалом его философии, с Абсолютом — с Единым…
    Историко-философская книга «О философии Плотина» предназначена для тех, кто интересуется историей мысли, для тех, кто готов бестрепетно проследовать в недра умозрительных построений древней Эллады, дабы прикоснуться к первозданным философемам, на которых здание мировой философии зиждется и поныне.










IMG_2901


IMG_2903


IMG_2905


IMG_2902

Две интереснейших книги о нациях.
red dragon
az118
Оригинал взят у pozdnyakoff_69 в Две интереснейших книги о нациях.
Сергей Сергеев «Русская нация, или Рассказ об истории ее отсутствия». М.: Центрполиграф, 2017. – 575 с.
Read more...Collapse )

_____________________________

а дело в том, что природа человека представляет собой многоуровневую иерархическую структуру самовоспроизводства от отдельной особи до макросоциума - государства:

- социо-духовный (соц.организм-государство и его ткани-сословия или классы при вырождении в бесклассовую биомассу)
- психо-социальный (род-племя-этнос и их гендерная материально-духовная культура на основе языка)
- био-психический (индивидуальный организм и его поведение)
- физио-биологический (тело и его органы)

народ - категория био-социальная, т.е. биомасса.

нация - био-культурная, т.е. это народ-носитель культуры.

но буржуазное мышление еще в 16-17 вв извратило смысл этого термина, придав ему значение верховного политического суверена неоправданной экстраполяцией отношений внутри микросоциума типа соседской общины на макросоциум государства, которому органичны связи членов, типичные для большой родовой патриархальной общины

M. ХАЙДЕГГЕР - О СУЩЕСТВЕ И ПОНЯТИИ φύσις
red dragon
az118
M. ХАЙДЕГГЕР

О СУЩЕСТВЕ И ПОНЯТИИ
φύσις


Аристотель, "Физика", В 1.

Перевод В. Микушевича


Φύσις римляне перевели как natura; natura - от глагола nasei - рождаться, происходить, греческое γεν -; natura - это то, что дает произойти из себя.

Read more...Collapse )И, наконец, "природа" становится словом для обозначения того, что не только выше всего "эле¬ментарного" и всего человеческого, но даже и вы¬ше богов. Так, Гельдерлин в гимне "Как в празд¬ник"... (III строфа) говорит:

Светает. Я пришествия дождался,
Да будет свято слово мое отныне!
Она сама, кто старше всех времен,
Превыше богов восхода и заката,
Природа пробудилась под звон оружия,
И от эфира до бездн подземных,
По непреложным законам
Зачата святым хаосом,
Обновлена вдохновеньем
Всетворящая снова.


("Природа" становится здесь наименованием то¬го, что выше богов и "старше всех времен", в которое то или иное сущее становится сущим. "Природа" становится словом, означающим "бытие", поскольку оно раньше всякого сущего, как ленное право получающего от него то, что это сущее есть; и под "Бытие" попадают также еще и все боги, коль скоро они суть, а также как они суть).

Read more...Collapse )(Поскольку круг земель расползается по швам, то можно предположить, что когда-то он в тако¬вых пребывал, и встает вопрос, способен ли человек нового времени своим планированием - хотя бы в масштабах планеты - склеить когда-либо не¬кую мировую структуру).

Read more...Collapse )В первой главе второй из восьми книг "Физики" (Физика, В, I, 192b8-193b21) Аристотель дает все¬объемлющее подытоживающее сущностное истол¬кование несущей и ведущей "природу" интерпре¬тации φύσις. Здесь имеет свои скрытые корни воз¬никшее позднее сущностное определение природы, исходящее из различения ее от духа и через дух. Тем самым выясняется, что различие "природы" и "духа" совершенно негреческое.


[ дальше - скачать книгу ]

Б. А. Куркин. «Мистика “Бориса Годунова”». Лекция
red dragon
az118
Оригинал взят у rusnar в Б. А. Куркин. «Мистика “Бориса Годунова”». Лекция
Оригинал взят у sozecatel_51 в К 190-летию создания «Бориса Годунова»

20 октября с.г. в 19.30 в Читалкафе состоится лекция доктора юридических наук профессора Б.А. Куркина «Мистика “Бориса Годунова”.

В лекции будут рассмотрены следующие вопросы:

Русская Смута XVII в. в ряду зарубежных смут того же времени.

Пушкин как аналитик цветной революции на Руси.

Мистика «Бориса Годунова» как отражение мистики Русской Истории и ее уровни в трагедии Пушкина.

Лжедимитрий, или о том, о чем не любят вспоминать историки. Отчего  понадобилось выкапывать останки Самозванца из могилы, сжигать их и палить ими из пушки.

О чем пел Юродивый Николка? Потаенный смысл его песенки. Юродивый Николка как центральный персонаж трагедии.

«Матрица» Русской Истории в понимании Пушкина. Пушкин как пророк.

«Борис Годунов» в истории отечественной пушкинистики и современного зарубежного пушкиноведения.
Читалкафе:Collapse )

И в заключение о неприятном: вход по билетам. Стоимость билета 200 руб. 00 коп.

Михаил Булгаков и Остап Бендер
red dragon
az118
Оригинал взят у galkovsky в post
PS-32. ЧТО НЕОБХОДИМО ЗНАТЬ О МИХАИЛЕ БУЛГАКОВЕ – 6






XX


В 90-е годы по московскому метро ходили попрошайки и заученно гундосили один и тот же текст: «сами мы не местные, отстали от поезда, поможите на билет кто сколько может». «Поможите» было бесконечно тиражируемым сбоем в программе. Кто-то написал текст с ошибкой, а «сами мы не местные», входившие в единую организацию жуликов, русский знали плохо и решили, что так и надо.

Советский человек имеет представление о дореволюционной России примерно такое же, как «мигранты» 90-х, а поскольку его окормляют тоже из единого центра, он так же бездумно тиражирует написанную ему чушь. Уже несколько десятилетий советские инженеры ходят по бесконечному метро собственного невежества и талдычат про «турецкоподданного Бендера». Им кажется, что «12 стульев» и «Золотой теленок» написаны евреями и для евреев, а главной целью этих произведений является злостное надругательство над советскими инженерами русской интеллигенцией, священниками, белоэмигрантами, а в конечном счет над русским народом и самой Россией.Read more...Collapse )

_________________________________
наш комментарий

до 17-18 вв национальности вообще ни у кого не было

были происхождение, подданство, вероисповедание и сословность, налагающие обязанности и дающие соотв. им права

"национальность" и "интернациональность" - мерзкие изобретения французской буржуазии времен Бурбунов и ВФР.

Бендер как раз "интернационал"-проходимец.

а на фото Булгакова - истинный немец, под стать Фаусту

Традиция Еноха-Метатрона (часть первая)
red dragon
az118
Оригинал взят у aorlov в Традиция Еноха-Метатрона (часть первая)


Андрей Орлов

Традиция Еноха-Метатрона
(перевод с английского Ирины Колбутовой)


Исследователи ранней иудейской мистики обнаруживают в образах некоторых героев еврейской религиозной традиции возможные истоки, к которым восходит формирование концепции Метатрона, и в их число, наряду с патриархом Енохом, входят, к примеру, Михаил,  Иаоил,  Мелхиседек  и другие персонажи.  В данном исследовании будет предложено подтверждение подобного рода предположений, а также в нем будет показано, что даже в текстах, содержащих рассказы о Енохе, будущий образ Метатрона складывался постепенно, как результат влияния на него образов различных фигур, наделенных посредническими функциями и игравших заметную роль в других псевдоэпиграфических источниках.
Тот факт, что фигура Еноха не представляется единственной из послуживших источником формирования образа Метатрона,  подтверждается раввинистическими текстами, а также литературой, связанной с традицией Хейхалот: в большинстве из подобного рода источников этот ангел не идентифицируется напрямую с седьмым патриархом. Именно отсутствие непосредственной связи между Енохом и Метатроном в некоторых источниках и задает параметры и приоритеты нашему исследованию, в ходе которого сначала будут проанализированы тексты, в которых великий ангел со всей очевидностью идентифицируется с Енохом, а затем прочие свидетельства раввинистической и Хейхалот традиций, в которых подобного рода прямая идентификация не находит своего отражения.
Основное внимание в ходе нашего анализа данной проблемы будет сосредоточено на изучении Третьей книги Еноха, текста, связанного с традицией Меркавы, известного также как Сефер Хейхалот (Книга небесных дворцов), в которой связь между Енохом и Метатроном  выражена со всей очевидностью.  Третья книга Еноха занимает особое место среди текстов, связанных с традицией Хейхалот, благодаря своим уникальным формальным особенностям, содержанию и личности главного героя. Следует отметить, что роль Сефер Хейхалот  в истории иудейской мистики, также как и ее место среди других источников, составляющих корпус писаний традиции Хейхалот, все еще не были оценены в полной мере. Несмотря на то, что исследователи по привычке отмечали, что Третья книга Еноха представляет собой позднюю стадию в развитии различных традиций, нашедших свое отражение в других текстах Хейхалот,  уникальная структура данного текста,  отсутствие специфических гимнов  и формул заклинаний,  в избытке присутствующих в других текстах Хейхалот, ее своеобразная ангелология  и, что самое важное, постоянное отождествление Метатрона с патриархом Енохом, по-видимому, указывают на принадлежность этого текста к особому роду мистике Меркавы, восходящей к истокам енохической традиции.
К сожалению, вышеупомянутые особенности Сефер Хейхалот все еще не получили должной всеобъемлющей оценки исследователей ранней иудейской мистики, хотя некоторые отдельные попытки изучения данного материала, полезные для нашего исследования, предпринимались рядом ученых.  Хотелось бы выразить надежду на то, что в дальнейшем вклад в эту область мог бы быть внесен благодаря более тщательному изучению Второй книги Еноха, ее связей с литературой традиции Меркавы в целом и с Сефер Хейхалот в частности.
Теперь нам следует вернуться к главному предмету нашего исследования, а именно, к вопросу ролей и титулов Еноха-Метатрона. При первой приблизительной оценке текста становится понятным, что в Сефер Хейхалот содержатся две группы ролей и титулов главного действующего лица. Первая группа ролей/титулов Метатрона, по-видимому, связана с соответствующими функциями, уже известными из довольно хорошо изученных ранних енохических традиций: в самом деле, обязанности подобного рода выглядят как продолжение и во многих отношениях доведение до логического завершения ролей седьмого допотопного патриарха. В отношении данных путей развития Криспин Флетчер-Луи отмечает, что «повествование о преображении Еноха в главного ангела Метатрона в Третьей книге Еноха представляет собой нечто вроде кульминации в развитии ранних енохических традиций».  В моем анализе данной темы в дальнейшем эта уже ранее изученная группа обязанностей и имен Метатрона будет обозначена как «прежние» роли и титулы. Данная группа включает в себя такие роды деятельности Метатрона как обязанности небесного писца, знатока небесных тайн, небесного первосвященника, а также посредника. Все эти роли можно рассматривать в качестве результата развития соответствующих концепций в ранних енохических источниках и в месопотамских традициях, связанных с седьмым  допотопным героем. В нашем исследовании будет показано, что, несмотря на узнаваемое сходство с этими ранними прототипами, роли и титулы, сохраненные в традиции, связанной с Метатроном, представляют собой в некоторых случаях результат глубокого переосмысления и развития соответствующих тем, происходящих из ранних енохических источников.
Вторая группа ролей и титулов Метатрона, которую мы рассмотрим в нашем исследовании, будет включать в себя те функции ангела, которые не обнаруживаются в Первой книге Еноха, Книге юбилеев и енохических источниках, найденных среди рукописей Кумрана. В нашем исследовании будет показано, что в традиции Меркавы Енох-Метатрон обретает некоторые новые роли, о которых в этих ранних енохических источниках нет никаких упоминаний. Данная группа обозначений и обязанностей Метатрона, в отличие от прежних ролей и титулов, будет названа «новыми» ролями и титулами. Следует подчеркнуть, что подобного рода разграничение новых и прежних ролей и титулов проводится только в рамках енохической традиции, поскольку в других псевдоэпиграфических источниках подобного рода разграничение в обязанностях посреднических фигур засвидетельствовано далеко не всегда.
Обязанности, входящие в эту новую группу, связаны с такими титулами Метатрона как «Отрок», «Князь Мира», «Измеритель/Мера Господа», «Князь Божьего Присутствия», «Князь Торы» и «Малый Яхве». Вполне возможно, что некоторые из этих обозначений восходят своими истоками к иудаизму домишнаитского периода и возникли под влиянием различных традиций, в которых получила развитие концепция героев-посредников, таких как Михаил, Иаоил, Адам, Моисей,  Ной,  Мелхиседек и других персонажей, воспринимаемых в качестве небожителей.   На данной предварительной стадии нашего исследования можно было бы предложить четыре гипотезы, с помощью которых следует попытаться объяснить возможные факторы, способствовавшие возникновению и развитию новых ролей и титулов Метатрона.
Read more...Collapse )


часть вторая

часть третья

часть четвертая

часть пятая

часть шестая

часть седьмая

часть восьмая


____________________________________

т.е. старая роль Метатрона - личный секретарь Яхве (писец, хранитель тайн и ритуалов, посредник между Яхве и прочими),

а новая его роль - Первый Министр-Визирь при скрытом халифе Яхве, берущий от хозяина дополнительно к старым секретарским и многие его властные функции

Архаический торс Аполлона
red dragon
az118
Оригинал взят у mikeura в Архаический торс Аполлона
Р.М. Рильке

Нам головы не довелось узнать,
в которой яблоки глазные зрели,
но торс, как канделябр, горит доселе
накалом взгляда, убранного вспять,
вовнутрь. Иначе выпуклость груди
не ослепляла нас своею мощью б,
от бедер к центру не влеклась на ощупь
улыбка, чтоб к зачатию прийти.

Иначе им бы можно пренебречь –
обрубком под крутым обвалом плеч:
он не мерцал бы шкурою звериной
и не сиял сквозь все свои изломы,
звездою высветив твои глубины
до дна. Ты жить обязан по-иному.



Если вещь только позволяет, чтобы на нее смотрели, символ и сам, в свою очередь, «смотрит» на нас. С. Аверинцев.

Пути света и тьмы: Адоил, Арухаз и концепция двух путей во Второй книге Еноха (Part I)
red dragon
az118
Оригинал взят у aorlov в Пути света и тьмы: Адоил, Арухаз и концепция двух путей во Второй книге Еноха (Part I)



Андрей А. Орлов


Пути света и тьмы:
Адоил, Арухаз и концепция двух путей во Второй книге Еноха

(перевод с английского Ирины Колбутовой)

Адоил
Рассказы о сотворении мира и человека, содержащиеся в апокалиптических литературных памятниках иудаизма, составляют концептуальную основу их содержания. Во многих из этих повествований можно обнаружить развитие тем и образов, присутствовавших ранее в первых главах Книги Бытия. В некоторых из этих источников повествование выходит за рамки привычных библейских рассказов, и в них авторы посвящают читателей в подробное рассмотрение реалий, предшествовавших творению видимого мира.
Read more...Collapse )

Арухаз
Подобно демиургическому свету, тьма во Второй книге Еноха также представлена предсуществующей, и она также обладает своей персонифицированной действующей силой, а именно Архасом или Арухазом. Как в краткой, так и в пространной редакциях славянского апокрифа эта мрачная фигура изображается в виде зеркального отражения Адоила, светоносного существа, как основание “преисподних.” В краткой редакции 2 Енох 26:13 можно найти следующее описание Арухаза:
Read more...Collapse )

В этом тексте не просто рассматриваются понятия света и тьмы, но они связаны со специфическими посредническими сущностями, в чьих именах и присутствуют эти понятия, а именно, их зовут Князь Светов и Ангел Тьмы. Более того, соответствующие группы людей здесь представлены как сыны света и сыны тьмы, то есть социальные группы, лидерами которым служат относящиеся к ним ангельские сущности. В Наставлении о Двух Духах также проявляется тенденция к перенесению концепции двух путей в область внутренней жизни человека, так как понятия света и тьмы представлены как два духа, сражающиеся в каждом человеческом сердце.

Концепция двух путей продолжила свое существование и в более поздней раввинистической литературе; к примеру, ее можно обнаружить в Палестинских Таргумах, где уже упоминавшийся ранее текст из Втор. 30 интерпретируется с использованием узнаваемых отголосков идеи о путях жизни и смерти.

Хайдеггер. Гераклит
red dragon
az118
МАРТИН ХАЙДЕГГЕР

ГЕРАКЛИТ
1. НАЧАЛО ЗАПАДНОГО МЫШЛЕНИЯ
2. ЛОГИКА. УЧЕНИЕ ГЕРАКЛИТА О ЛОГОСЕ
Перевод с немецкого А.П. Шурбелева

читать онлайн

Роман о Розе. скачать
red dragon
az118

Роман о Розе


Роман о Розе
Автор:
Название: Роман о Розе
Издательство: ГИС
Год: 2007
Формат: DjVu
Размер: 10.58 мб

«Роман о Розе» (Le Roman de la Rose), французская средневековая аллегорическая поэма. Состоит из двух частей, обе написаны в XIII в. Примерно между 1225 и 1235 Гийом де Лоррис создал историю о юноше, который увидел во сне Розу Любви и отправился на ее поиски. Через сорок с лишним лет после смерти Гийома Жан де Мён завершил роман. Главной темой осталась куртуазная любовь и безграничная преданность возлюбленного знатной даме.

Хотя Роман о Розе написан поэтами разных поколений, поэма сохраняет единство изначально заданной темы, сколько бы ни разнообразил преемник Гийома охват событий и сопутствующее настроение. Гийом изложил концепцию куртуазной любви. Однако существуют и другие виды любви, и Жан де Мён представил их в назидательно-остерегающих речах наставников молодого влюбленного – в этой роли выступают аллегорические персонажи, олицетворяющие Разум, Дружбу, Мирской Опыт, Мудрость, Куртуазную Любовь, Природу и Физическую Близость. Столкновение догмы и наставления проводится столь остро и последовательно, что серия «лекций» выливается в грандиозную дискуссию, которой не дают стихнуть страсть, ученость, сатирическая насмешливость, брызжущий весельем юмор и полемический задор. Как поиски Розы, так и «великая дискуссия» находят свое завершение в удовлетворенном желании влюбленного. Поэма сохранилась в более чем 300 рукописях. В течение трех веков она оказывала громадное влияние на форму и содержание западноевропейской литературы.

В нашей стране «Роман о Розе» до последнего времени был практически неизвестен. Первый перевод, сделанный ритмизованной прозой, вышел лишь в начале XXI века.

Настоящий перевод выполнен по изданию, подготовленному профессором Сорбонны Даниэлем Пуарьоном (1974). Перевод романа соответствует художественной форме оригинала и воспроизводит его поэтический стиль и стихотворный размер.


Гумилев Н. Над городом плывет ночная тишь....wmv
red dragon
az118