?

Log in

No account? Create an account

...над гнездом...

Loadour Earrowwing

Entries by category: наука

Научный метод, истина и Ася Казанцева
red dragon
az118
существует прослойка более образованных людей, у которых есть четкое понимание того, как работает научный метод. Понимание того, что наука нужна для того, чтобы приблизиться к истине настолько, насколько это возможно.

это иллюзия эпохи Модерна (Просвещения), которая, кстати, последние 30 лет активно размывается на своей же родине - на западе.

любой метод работает как фильтр, пропуская только то, что соответствует его базовым установкам, и потому схватывает лишь какую-то одну сторону истины (которая вовсе не соответствие порядка идей порядку вещей, но основа и исток всего сущего).

базовые установки научного метода - эмпиричность (опытность), рациональность (т.е. упорядоченность) опыта и мышления, их воспроизводимость.

при этом сии установки существенно зависят от предметной области и сами должны быть обоснованы каким-то уже наднаучным принципом.

но такой сверхэмпирический и сверхрациональный принцип может дать лишь синтез подлинной религии и метафизики.

только тогда наука может действительно на-у-чать (т.е. по-казывать, у-казывать и рас-с-казывать как и что и на-казывать если не так или не то после при-каза на это) чему-то важному

сеть пассивного режима работы мозга (СПРРМ)
red dragon
az118
это липовое открытие.

ибо речь тут о банальном состоянии бодрствования, при котором мозг активен не зависимо решает он какие либо задачи или нет и потому потребляет всегда примерно одну и ту же долю энергии от общего - 20%.

но в зависимости от наличия задач, их направленности - внешней или внутренней - или их отсутствия активируются разные его отделы-сети.

в медицине именно состояние бодрствования и называют сознанием, поскольку именно в нем индивид готов к вниманию, восприятию, ориентации и деятельности.

и конечно же центр психики есть - ретикулярная формация в лимбической системе, с которой тесно связана контролируемая ею сеть пассивного режима работы мозга

СПРРМ - набор несвязанных между собой зон коры, примыкающих к элементам лимбической системы (гипоталамусу и т.д.) и видимо к зонам коры, связанных с органами чувств, находящихся при состоянии расширенного (не занятого узкой проблемой или не погруженного в себя) сознания в режиме ожидания неожиданностей, т.е. пассивного сканирования внешнего окружения. При этом индивид находится в сознании. Во время сна, который в норме состоит из нескольких фаз, СПРРМ скорее всего пассивна или частично активна в зонах осязания и слуха во время фазы медленного сна. В бессознательном состоянии СПРРМ безусловно пассивна.

М. Хайдеггер. Пролегомены к истории понятия времени (1926 г)
red dragon
az118

М. Хайдеггер. Пролегомены к истории понятия времени
читать >>

Содержание

Прежде всего следует прийти к согласию относительно темы этого курса и способа ее разработки. Путь к нему ведет через прояснение подзаголовка: "Пролегомены к феноменологии истории и природы". Строго говоря, это выражение означает то, что следует проговорить и в чем следует определиться в первую очередь. Стало быть, речь пойдет о том, что должно быть показано в самом начале для того, чтобы можно было приступить к самой феноменологии истории и природы. Что такое пролегомены, мы узнаем из того, что представляет собой феноменология истории и природы
Добавить в избранное
На главную
Новые поступления в библиотеку
Бизнес и экономика, менеджмент и маркетинг
Восстановление и укрепление здоровья
Эзотерика и мистика, магия и религия
Государство и право: история и социология,

Каждый Охотник Желает Знать
red dragon
az118
это начало мнемонического кода для запоминания физического линейного цветового спектра, полученного Ньютоном при разложении белого цвета на семь цветов, где один, самый навязчивый - оранжевый, символизируемый фигурой Охотника, - явно лишний, ибо основных спектральных цветов не семь, а шесть, образующих три пары дополняющих друг друга тонов, плюс пара черный-белый - итого восемь, а оранжевый тон не базовый:



Оранжевый Охотник, как и Ньютон со своим спектром, - продукт Нового времени, актуализировавшего концепт субъекта, каковой, родившись видимо еще у Боэция (но зачал субъекта еще Аристотель) в 6 веке и пройдя развитие под опекой ср.вековых схоластов, вышел на историческую арену в 17 веке как модель сознания буржуа, для которого сущее есть объект.

Прародина индоевропейцев на Русской равнине подтверждена генетически
red dragon
az118
Оригинал взят у aquilaaquilonis в Прародина индоевропейцев на Русской равнине подтверждена генетически






В прошлом месяце было опубликовано новое крупное генетическое исследование (Wolfgang Haak et al. Massive migration from the steppe is a source for Indo-European languages in Europe), посвящённое древней этнической истории Европы и, в первую очередь, распространению индоевропейских языков. Приведу сначала несколько самых важных цитат из него:

Read more...Collapse )

Т.е., во-первых, в России обнаружены самые ранние представители гаплогрупп R1a и R1b. Эти гаплогруппы были найдены у мезолитических охотников-собирателей, живших ок. 5500 г. до н.э. Носитель R1a жил в нынешней Карелии на Южном Оленьем острове Онежского озера, носитель R1b – в нынешней Самарской области на реке Сок. Оба они по аутосомным генам были чистокровными представителями местного мезолитического населения Русской равнины. Если добавить к этому, что предковая для R1a и R1b гаплогруппа R* была найдена у человека со стоянки Мальта в Иркутской области, жившего 24 тысячи лет назад, можно заключить, что носители этих гаплогрупп произошли от палеолитических охотников на мамонтов приледниковой степи, включавшей юг Русской равнины и тянувшейся далеко на восток.

Во-вторых, окончательно доказано, что племена культуры шнуровой керамики Центральной Европы произошли от племён ямной культуры южнорусских степей. Шнуровики, жившие в Германии ок. 2500 г. до н.э., на 3/4 по своим генам совпадали с ямниками, жившими в Самарской области несколькими столетиями раньше, и наследовали лишь незначительную долю своих генов от населения Германии дошнуровой эпохи. В настоящее время генетическая история Центральной Европы выглядит в целом следующим образом.

Read more...Collapse )

Сейминско-турбинский феномен (середина II тыс. до н. э.) | История Сибири
red dragon
az118
ЧАСТЬ 1



ЧАСТЬ 2


ЧАСТЬ 3


Сейминско-турбинский транскультурный феномен

генетически несомненно связан с андроновской (XVII-XII вв до н.э., Юж.Урал-Ср.Азия-Юж.Сибирь, арии-индоиранцы) и афанасьевской (III-II тысячелетия до н.э., Алтай-Саяны, Тарим, прототохары*) культурами, происходящих от древне-ямной культуры (IV-III тысячелетия до н.э., юж-русские степи, др.индоевропейцы)

_______________________________
*тохарский оксюморон:

истинные тохары - потомки андроновцев, входившие в племенной союз юэчжей Тарима и говоривших на др.иранском языке сатэм-группы

псевдотохвры - потомки афанасьевцев, также живших в Тариме рядом с юэчжими и говоривших на [истинном] тохарском языке кентум-группы

А.Клесов о ДНК-генеалогии евреев (и о R1a у них)
red dragon
az118
В настоящее время гаплогруппа R1a среди арабов достигает 9% от мужского населения, в том числе в таких знаменитых кланах, как клан Курейш, из которого вышел пророк Магомет (он же Мухаммад), основатель ислама, и его клан упоминается в Коране. Я получаю немало писем от родовитых арабов, которых своя гаплогруппа R1a поначалу шокировала, ее даже скрывали от окружающих, но постепенно она стала престижной. Напрашивается аналогия с высшими кастами в Индии, где гаплогруппа R1a достигает 72%. Похоже, что история с прибытием ариев, которые по сути вошли в высшую касту, была и на Аравийском полуострове, только она пока не так известна, как история с индийскими и иранскими ариями. Теперь наиболее горячие арабские головы поднимают вопрос, не был ли сам Магомет - гаплогруппы R1a, а значит, получается, и Исмаил (Ишмаэль), сын библейского Авраама, «родоначальник арабов» по Библии, а значит и сам Авраам. Строго говоря, ответа на этот вопрос пока нет. Но учитывая, что Авраам (или как там звали на самом деле общего предка основной мужской линии евреев и арабов) жил четыре тысячи лет назад, как раз во времена ближневосточных походов ариев, то такая вероятность вовсе не исключена. Хотя я, честно говоря, в таком варианте сомневаюсь. Слишком это было бы закручено, если Авраам – младший потомок праславян, так сказать, побочный сын военных походов ариев.

Теперь – о связи библейских историй и академической науки. Возможно, это огорчит читателей, но академические историки и археологи, в том числе и израильские, обычно ни словом не упоминают никаких «колен израилевых». Их нет в исторической науке. Даже большая, фундаментальная статья в журнале «Biblical Archaeology Review» («How did Israel become a people», ноябрь-декабрь 2009 года, автор - израильский историк Avraham Faust), никаких колен не упоминает. Древнейшее упоминание Израиля – на знаменитой стеле египетского фараона Мернептаха, сына Рамзеса II, которую еще называют Израильской стелой. Надпись давностью 3300 лет назад гласит – «Израиль лежит в прахе, его семени нет». Слово «Израиль» сопровождается иероглифом, указывающим не на страну, а на людей под этим именем. Как мы знаем, надпись в итоге оказалось неверной. Хотя, действительно, с 3550 до 3200 лет назад Ханаан полностью управлялся египетскими фараонами. Это были времена, когда по Библии уже давно произошел Исход из Египта, завершились скитания по пустыне, и сыны израилевы расселились в Ханаане в соответствии с разделом территории по коленам израилевым. Которых историческая наука опять же не знает, ни территорий, ни колен.

Сразу вслед за указанной датой (3200 лет назад) Израиль вошел в эпоху железного века, которая продолжалась 200 лет. Это было время приумножения небольших израильских поселений, которых за эти два века появились сотни. Среди них стоит отметить Mt. Ebal, Shehem, Shiloh, Izbet Sartah (Ebenezer), Bethel, Khirbet Raddana, Ai, Mizpah, Jerusalem, Giloh (с севера на юг) (из цитированной статьи Faust, 2009). Эти названия, некоторые существуют и в наше время, дороги сердцу израильтян. В 10-м веке до н.э. в Израиле появляется монархия.

В целом же, да и в частности, цитированная выше статья Фауста, подробно описывая археологию того времени, отмечает опять и опять, что никаких признаков колен израилевых или разделения территории по предводителям колен в археологии и вообще в науке нет. Более того, статья отмечает, что к разочарованию многих профессиональных археологов выявлен разрыв между описаниями этих земель и территорий в Библии и тем, что найдено, точнее, не найдено. По мнению многих исследователей, нет никаких указаний на то, что древние жители этих поселений как-то осознавали себя израильтянами (a number of scholars seriously doubt the Israelite identity of those settlers). Многие склоняются к тому, что в академической науке их следует называть более корректно «ханаанитами», во всяком случае до периода монархии, или железного века II (1000-586 гг. до н.э.).
То есть налицо противоречие – вы видим, что Библия в принципе правильно описывает генеалогию евреев и арабов, правильно указывает на датировку тех событий, с разумной достоверностью дает датировку исхода евреев из Египта, поскольку именно тогда действительно происходило грандиозное извержение вулкана Санторин (примерно 3630 лет назад), что и отражено в Библии при описании Исхода, но археологи ничего этого (пока) не видят. Может, есть еще какая-то зацепка, где ДНК-генеалогия могла бы помочь?

В принципе, есть такая зацепка, или могла бы быть – это ДНК-генеалогия коэнов. Коэны – это «по определению» потомки по мужской линии первосвященника Аарона, брата библейского Моисея, который вывел евреев из Египта около 3600 лет назад, о чем говорилось выше. Источники – сугубо библейские, в академической истории, повторяю, этого нет. Но тем не менее, коэны есть, и их принципиальное историческое предназначение - быть главными храмовыми священнослужителями. Таким образом, гаплогруппа коэнов обязана унаследовать гаплогруппу Аарона. Других вариантов принципиально быть не может.

Но здесь возникли проблемы, причем серия проблем. Начнем с того, что при тестировании коэнов, а точнее, людей, которые заявили о себе как коэны (а это и есть критерий выявления коэнов во многих исследованиях) оказалось, что у них целый букет гаплогрупп и субкладов (21 субклад из разных гаплогрупп), чего у настоящих коэнов быть не может. 80% коэнов принадлежали к пяти разным гаплогруппам (Hammer et al., 2009). Меньше половины коэнов (46%) относятся к гаплогруппе J1, субкладу J1a2b-P58. Значит, среди коэнов много «приписавшихся», что, в общем, не удивительно. Каждый, наверное, встречал фамилии (или людей) Коган, Каган и подобные, корни их – от слова «коэн» или «коген», что синонимы. Немало коэнских фамилий переводятся как «настоящий коэн», что уже показывает, что были ненастоящие. Что, впрочем, неудивительно, слаб человек. Вспомним про подделки дворянских документов в России.

Поскольку главными авторами этой работы, а первая работа по тестированию коэнов была проведена в 1990-х годах (Skorecki et al., 1997), были евреи-носители гаплогруппы J1, то они стали настойчиво проводить идею о том, что настоящие коэны – это именно из гаплогруппы J1, и что Аарон принадлежал к гаплогруппе J1, и, соответственно, Авраам, и все 12 колен израилевых тоже были из гаплогруппы J1, и, следовательно, J1 – самая, так сказать, кошерная гаплогруппа. В общем, в этом был некоторый резон, потому что J1 – одна из основных гаплогрупп у евреев. Но резон был только некоторый, потому что гаплогруппа J2 – тоже одна из основных гаплогрупп у евреев, и многие коэны оказались в гаплогруппе J2, причем коэны заслуженные, главы коэнских ассоциаций по всему миру, включая, кстати, Россию, Центральную Европу, и вплоть до Латинской и Южной Америки. По аналогии – на уровне епископов. Они, естественно, обиделись, и научно показали, что они имеют не меньшее, а, возможно, и большее право, быть потомками Аарона. При более детальном рассмотрении гаплотипов оказалось, что общий предок коэнов гаплогруппы J2 (причем тех, самых высокопоставленных коэнов) жил примерно 3500 лет назад, а коэнов гаплогруппы J1 – только 1050 лет назад. Автор этих строк сам этим много занимался и принял участие в этих исследованиях, публиковал академические работы о коэнах (Klyosov, 2009a; 2009b). И даже коэнами награжден - «За значительный вклад в изучение истории еврейского народа», как гласит надпись на медали и дипломе.

Именно потому, что коэны гаплогруппы J1 оказались от недавнего общего предка, гаплогруппы у них почти одинаковые, мутаций мало, и это дало возможность провести исходную посылку о «модальном гаплотипе коэнов». Этим же тоже занимались попгенетики (в основном евреи), и у них не хватило знаний сообразить, что если гаплотипы почти одинаковые, то они должны быть весьма молодыми, какое там 3500 лет назад? Первые же статьи о ДНК-генеалогии коэнов в конце 1990-х годов – начале 2000-х (Skorecki et al, 1997; Thomas et al, 1998; Behar et al., 2003) оказались просто безграмотными и ложными, что, впрочем, можно списать на малое развитие науки в данной области в те времена. Беда в том, что эти безграмотные и ложные выводы обильно повторяют и в наше время.

Главным среди этих безграмотных и ложных выводов является то, что у коэнов в гаплотипах якобы имеется определенная и характерная «подпись» (то есть определенный набор цифр), по которым коэнов можно опознать, и что по этому набору цифр можно рассчитать, что общий предок коэнов жил примерно 3200 лет назад. Это, конечно, относят к коэнам гаплогруппы J1 по описанным выше причинам. Но здесь всё неверно. Во-первых, тот же набор цифр имеют многие арабы, которых к коэнам никак не отнести. Общий предок арабов с такой же «коэнской подписью» жил примерно 9000 лет назад. Ясно, что с тех далеких пор гаплотипы арабов разбежались по мутациям, и именно такой «подписи» меньше, она разбавилась мутациями. А у коэнов с их предком 1050 лет назад эта «подпись» сохранилась в большей пропорции. Так что по этой «подписи» коэнов не опознать, тем более что многие коэны относятся к другим гаплогруппам. Что же до того, что по расчетам попгенетиков-евреев (а другие попгенетики коэнами и не занимались) общий предок коэнов гаплогруппы J1 жил 3200 лет назад, то это неверно, считали неправильно. Сначала просто неправильно, смешав разные ветви евреев, молодые (1000 лет до общих предков) и древние (8000 лет до общих предков, тогда еще бедуинов), и усреднив, как водится у попгенетиков. Потом данные почистили, но применили печально известную «популяционную константу», которая завышает датировки в среднем в три раза, вот и получили 3200 лет, примерно в три раза более завышенную, по сравнению с более правильной расчетной величиной примерно 1050 лет назад для общего предка коэнов гаплогруппы J1.

Резюме по коэнам. Представления о ДНК коэнов, о «модальном гаплотипе коэнов» и их датировках – клубок недоразумений, искажений и подгонок, слабых знаний о принципах работы с гаплотипами. Это – не ДНК-генеалогия, это попгенетика.

В любом случае, более половины евреев относятся к гаплогруппам с корнями на Ближнем Востоке. Это уже опровергает ложь о том, что евреи якобы давно выродились, и генетической связи с Ближним Востоком не имеют.

< ... >

Еще десять лет назад в академической литературе были опубликованы данные, что среди евреев-ашкенази примерно 10% имеют гаплогруппу R1a (Behar et al., 2003). Но у евреев много разных гаплогрупп, поэтому 10% - это сравнительно большая величина для одной гаплогруппы. Более того, оказалось, что гаплогруппу R1a имеют в основном левиты, потомки Левия, корни которого ведут непосредственно к Иакову, Исааку и Аврааму. В конце прошлого, 2013 года, вышла детальная статья о левитах (Rootsi et al, 2013), и было обнародовано, что из всех «разноплеменных» ашкенази 15% имеют гаплогруппу R1a (87 человек из 600 тестированных ашкенази), а у левитов этот процент, имеющих гаплогруппу R1a, поднимается уже до 65%, то есть две трети от всех. Сначала было объявлено, что в этом виноваты славяне, которые якобы вбросили свою славянскую гаплогруппу R1a в еврейскую среду, видимо, через семью левита, и потом уже она там размножилась.

Вообще среди попгенетиков до сих пор царит убеждение, что гаплогруппа R1a – это славяне. В своей статье 2010 года (Atzmon et al, 2010) они, попгенетики, так и пишут – «эти примеси могли произойти от украинцев, поляков или русских». Но авторы, рассуждая о гаплогруппе R1a у евреев, не потрудились взглянуть на их гаплотипы, которые заметно отличаются от таковых у славян гаплогруппы R1a. Давайте посмотрим, и при этом перейдем на более точные 111-маркерные гаплотипы. Базовый (то есть предковый) 111-маркерный гаплотип современных евреев с датировкой общего предка, как указывалось выше, примерно 1300 лет назад:
13 25 16 10 11 14 12 12 10 13 11 30—14 9 11 11 11 24 14 20 30 12 12 15 15—11 11 19 23 14 16 19 20 35 38 14 11—11 8 17 17 8 12 10 8 11 10 12 22 22 15 10 12 12 14 8 14 23 21 12 12 11 13 10 11 12 13—32 15 9 17 12 27 27 19 12 12 12 12 10 9 12 11 10 11 11 30 12 12 25 13 9 10 20 15 20 11 23 15 12 15 25 12 23 19 10 15 17 9 11 11

А вот – базовый 111-маркерный гаплотип современных славян, с датировкой примерно 4900 лет назад:
13 25 16 11 11 14 12 12 10 13 11 30 -- 15 9 10 11 11 24 14 20 32 12 15 15 16 – 11 11 19 23 16 16 18 19 35 38 14 11 – 11 8 17 17 8 12 10 8 11 10 12 22 22 15 10 12 12 13 8 14 23 21 12 12 11 13 11 11 12 13 - 32 15 9 15 12 26 27 19 12 12 12 12 10 9 12 11 10 11 11 30 12 13 24 13 9 10 19 15 20 11 23 15 12 15 24 12 23 19 10 15 17 9 11 11

Между ними – 20 мутаций (отмечены), что показывает, что их общий предок, славян и евреев, расходится на 20/0.198 = 101 à 112 условных поколений по 25 лет в каждом, то есть на 2800 лет. Это в свою очередь помещает их общего предка на (2800+4900+1300)/2 = 4500 лет назад. Это – арии, естественно, гаплогруппы R1a. Здесь 0.198 – константа скорости мутации для 111-маркерных гаплотипов, и способы расчетов уже пояснялись ранее в других очерках и в академических статьях (Klyosov, 2009; Клёсов, 2011; Klyosov, 2012; Rozganskii and Klyosov, 2011). Таким образом, славяне тут не при чем. Арии вышли с Русской равнины, одна волна их направилась на юг, через Кавказ в Месопотамию, и там они вошли в близкий контакт, в буквальном смысле слова, с предками современных евреев. Так гаплогруппа R1a вошла в еврейскую среду. Несколько ранее 1300 лет назад, то есть уже на излете 1-го тыс. нашей эры, носители гаплогруппы R1a прошли бутылочное горлышко популяции, попросту говоря, почти исчезли, и 1300 лет назад их ДНК-линия возродилась. Практически все современные евреи гаплогруппы R1a – потомки того выжившего общего предка 1300 лет назад, который волей судьбы оказался левитом.

< ... >

• • • • • R1a1a1 M417
• • • • • • R1a1a1a L664
• • • • • • R1a1a1b Z645
• • • • • • • R1a1a1b1 Z283
• • • • • • • • R1a1a1b1a S198/Z282 украинец
• • • • • • • R1a1a1b2 Z93 иранец
• • • • • • • • R1a1a1b2a L342.2, Z94
• • • • • • • • • R1a1a1b2a1 L657 индусы
• • • • • • • • • • R1a1a1b2a1a Y7
• • • • • • • • • R1a1a1b2a2 Z2124
• • • • • • • • • • R1a1a1b2a2a Z2123 индус и иракец
• • • • • • • • • • R1a1a1b2a2b Z2122 ассириец
• • • • • • • • • • • R1a1a1b2a2b1 F1345, M582/STS2253/Z2474 левит, еврей-не-левит, ибериец
• • • • • • • • • • • • R1a1a1b2a2b1a CTS6/Z2469
• • • • • • • • • • • • R1a1a1b2a2b1b F2935
• • • • • • • • • • • R1a1a1b2a2b2 Y57

Практически все левиты гаплогруппы R1a (65% от всех левитов) принадлежат субкладу R1a-Z93-L342.2-Z2124-Z2122-M582, или сокращенно R1a-M582 - R1a1a1b2a2b1

___________________________________________________

Подветви гаплогруппы R1a (L62/M513/PF6200, L63/M511/PF6203, L145/M449/PF6175, L146/M420/PF6229):


  • R1a1 (L120/M516/PF6236, L122/M448/PF6237, M459/PF6235, Page65.2/PF6234/SRY1532.2/SRY10831.2)

    • R1a1a (L168, L449/PF6223, M17, M198/PF6238, M512/PF6239, M514/PF6240, M515) — у брахманов из Западной Бенгалии достигает 72 %, у пуштунов Афганистана до 51 %, у манипури Индии — 50 %. В польских, российских и украинских регионах колеблется в районе 50-65 %.

      • R1a1a1 (M417, Page7)

        • R1a1a1a (CTS7083/L664/S298) — встречается в Восточной Европе.

        • R1a1a1b (S224/Z645, S441/Z647)

          • R1a1a1b1 (PF6217/S339/Z283) — ветвь, преобладающая в Центральной и Восточной Европе.

            • R1a1a1b1a (S198/Z282)

              • R1a1a1b1a1 (M458/PF6241) — преимущественно балто-славянская ветвь, с максимальной частотой фиксируемая в Польше, Литве, Чехии и Словакии, но также совершенно обычная в Северо-западной России и на Юго-востоке Украины.

                • R1a1a1b1a1a (L260/S222) — чётко соотносится с западными славянами, пик её частоты приходится на Польшу, Чехию и Словакию, также зона распространения затрагивает Восточную Германию, Восточную Австрию, Словению и Венгрию.

                • R1a1a1b1a1b (CTS11962)

                  • R1a1a1b1a1b1 (L1029/S4554)



              • R1a1a1b1a2 (S204/Z91, S466/Z280) — является восточноевропейской меткой (возможно, балто-славянской), встречается по всей Центральной и Восточной Европе, западная граница распространения протягивается от Восточной к Юго-западной Германии и далее к Северо-восточной Италии. Внутри ветви выделяется несколько кластеров, изученных пока лишь в общих чертах: восточно-славянский,балтский, померанский, польский, карпатский, восточно-альпийский, чехословацкий и другие.

                • R1a1a1b1a2a (S205/Z92, S344/Z660, S446/Z661) — восточнославянский кластер, возможно, имеет балтское (восточнобалтское) происхождение. Большая часть носителей проживает в России и Белоруссии. Встречается в Польше, Литве, Финляндии и Украине.

                • R1a1a1b1a2b (CTS1211)

                  • R1a1a1b1a2b1 (P278.2)

                  • R1a1a1b1a2b2 (L784)

                  • R1a1a1b1a2b3 (CTS3402/S3361)

                    • R1a1a1b1a2b3a (L365/S468) — померанский кластер, больше всего носителей проживает в Польше и Германии (зачастую носят фамилии славянского происхождения).

                      • R1a1a1b1a2b3a1 (F2686)


                    • R1a1a1b1a2b3b (L366)

                    • R1a1a1b1a2b3c (L1280)




              • R1a1a1b1a3 (S221/Z284, S443/Z289) — скандинавская ветвь, наибольшая концентрация в Норвегии. Также встречается в землях, где норвежские викинги устраивали свои колонии, например, в некоторых областях Шотландии, Англии и Ирландии.

                • R1a1a1b1a3a (L448/S200)

                  • R1a1a1b1a3a1 (CTS4179)

                    • R1a1a1b1a3a1a (L176.1/S179.1)



                • R1a1a1b1a3b (S223/Z287, S345/Z288)

                  • R1a1a1b1a3b1 (CTS8401)

                    • R1a1a1b1a3b1a (S201/Z87, S342/Z88)


                  • R1a1a1b1a3b2 (CTS8277)


                • R1a1a1b1a3c (CTS4027)




          • R1a1a1b2 (F992/S202/Z93) — основная азиатская ветвь R1a. Найдена в Центральной, Южной и Юго-западной Азии (в том числе у евреев-ашкеназов). Z93 является меткой многих народов, таких как индо-иранцы (арии), персы, мидийцы, митаннцы, татары, а также входит в генофондарабов и евреев.

            • R1a1a1b2a (L342.2/S278.2, F3105, S340/Z94)

              • R1a1a1b2a1 (L657/S347) — встречается в Центральной и Южной Азии

                • R1a1a1b2a1a (Y7)


              • R1a1a1b2a2 (Z2124)

                • R1a1a1b2a2a (Z2123)

                • R1a1a1b2a2b (S4576/Z2122)

                  • R1a1a1b2a2b1 (F1345) левиты

                    • R1a1a1b2a2b1a (CTS6/S3403)

                    • R1a1a1b2a2b1b (F2935)


                  • R1a1a1b2a2b2 (Y57)










Антон Сусов - пред.РГС и автор ватника
red dragon
az118
НАУЧНЫЕ ТРУДЫ
АНТОНА АЛЕКСАНДРОВИЧА СУСОВА

1.    А.А. Сусов, И.П. Сусов. Теория межкультурной коммуникации vs. контрастивная этносоциолингвистика // Лингвистический вестник. Вып. 3. Ижевск, 2001. С. 3–12.
2.          И.П. Сусов, А.А. Сусов. Понятие vs. концепт // Тверской лингвистический меридиан. Вып. 4. Тверь, 2003. С. 3–10.
3.      А.А. Сусов, И.П. Сусов. Размышления о концептах // Вiсник Харкiвського нацiонального унiверситету iм. В.Н. Каразiна. № 726. Серiя: Романо-германська фiлологiя. Методика викладання iноземних мов. Вип. 49. Харкiв, 2006. С. 14–20.
4.   А.А. Сусов. Моделирование дискурса в терминах теории риторической структуры // Вестник Воронежского государственного университета. Серия: Филология. Журналистика. 2006. № 2. С. 133–138.
5.    А.А. Сусов. Многоуровневый анализ риторической структуры // Тверской лингвистический меридиан. Вып. 6. Тверь, 2006. С. 23–54.
6.        А.А. Сусов. Каузальные риторические отношения // Тверской лингвистический меридиан. Вып. 6. Тверь, 2006. С. 55–81.
____________________________________________

эти спецы до дискурсу и риторике делают вид будто не понимают
чем Сев.Кавказ отличается от отданных Норвегии участков Северного Моря.

вообще, это новый тип, характерный для информационного общества
эпохи постмодерна и ориентированный на технологии манипулирования
общественным сознанием, дифференцированным по массолвым группам из
атомарных индивидов, типически реагирующих на внешние явления, что
вполне достаточно в быту, но не воспринимающих сущности, фундирующих
явления.


Роль Гуссерля в становлении Хайдеггера
red dragon
az118
Е.В. Фалёв

РОЛЬ ФЕНОМЕНОЛОГИИ ГУССЕРЛЯ
В СТАНОВЛЕНИИ ГЕРМЕНЕВТИКИ ХАЙДЕГГЕРА

К вопросу о взаимоотношениях герменевтики Хайдеггера и фе­номенологии Гуссерля можно подходить в историческом и теорети­ческом планах. Прежде чем мы перейдем к теоретическому сравнительному анализу взглядов этих мыслителей, рассмотрим историю этих взаимоотношений.
Личные отношения Гуссерля и Хайдеггера неразрывно связаны с философским сотрудничеством, продолжавшимся с 1919 г., когда Хайдеггер стал заниматься и преподавать под руководством Гуссер­ля на кафедре философии Фрайбургского университета, и до 1929 г., когда произошел долго назревавший разрыв и философских, и личных отношений. Личное влияние Гуссерля на становление Хайдеггера как философа нельзя переоценить. Сам Хайдеггер опи­сывает преподавательскую деятельность наставника так: «Препода­вание Гуссерля проходило в форме постепенной, шаг за шагом,тренировки (курсив мой.Е.Ф.) феноменологического "видения", требовавшего одновременно отказа от применения философских знаний без их проверки, а также отказа привносить в беседу авто­ритет великих мыслителей» [1]. Тренировка умения, или искусства «беспредпосылочного усмотрения сущности», дала то, что составило впоследствии одну из основных черт самостоятельного философст­вования Хайдеггера. И в то же время Хайдеггер никогда не был слепым последователем своего учителя. Хотя вплоть до 1927 г. мышление Гуссерля оставалось монологичным, как наставник он оставлял своим ученикам (в рамках феноменологии, конечно) зна­чительное пространство для самостоятельной деятельности. Хайдег­гер сполна воспользовался этой свободой. «Гуссерль благодушно, — но, в основном, скептически, — наблюдал, как я, наряду с моими лекциями и семинарами, на еженедельном кружке прорабатывал с более взрослыми учениками его "Логические исследования"» [2]. А «Логические исследования» вызывали у Хайдеггера, по его собствен­ным словам, «недоумение» и даже «беспокойство»: первое — «будто "феноменология" провозглашает начало философии, отвергающей все предшествующее мышление» [3]; «беспокойство проистекало от не­возможности добиться простым прочтением философской литерату­ры исполнения образа мыслей (курсив мой. — Е.Ф.),носящего название "феноменология"» [4]. В обоих направлениях первоначаль­ного непонимания, которое затем как будто бы постепенно «разви­валось» в личном общении с Гуссерлем, шло самостоятельное разви­тие философской мысли Хайдеггера, до поры до времени «в рамках феноменологии». Несмотря на требование отказаться от философ­ских авторитетов, Хайдеггера все сильнее, по мере того как у него «открывается феноменологическое видение», привлекает истолкова­ние Аристотеля; на самом же деле под рубрикой «феноменологическая интерпретация Аристотеля» развивался самобытный герменев­тический метод Хайдеггера в его историко-философском примене­нии. Кроме того, Хайдеггер открывает в греческом мышлении те же основоположения, которые заново открываются феноменологией; это позволяет Хайдеггеру, привлекая философию греков, перефор­мулировать основные феноменологические принципы и, таким об­разом, завоевать еще одно измерение свободы по отношению к фе­номенологии. Например, у Аристотеля Хайдеггер открывает «фено­менологическую» трактовку феномена как самоявляющегося: «То, что, согласно феноменологии акта сознания, осуществляет себя как себя-самое-выражаюшее феномена, мыслилось изначально еще Аристотелем и вообще греческим мышлением и греческим Dasein как Aletheia, как несокрытость присутствующего, его раскрытие, показывание себя. То, что заново найдено в феноменологических исследованиях как основополагающая позиция мышления, оказыва­лось главной чертой мышления греческого, если не вообще филосо­фии как таковой» [5].
Как бы ни был близорук Гуссерль и физически, и в области человеческих отношений, постепенно независимость Хайдеггера стала очевидной и для него. В 1923 г., когда Хайдеггер уже дал феноменологии в общем отрицательную оценку в своих лекциях Hermeneutik der Faktizitat, Гуссерль начинает испытывать неприят­ные переживания, не говоря (может быть, и себе) об их причинах. «Тяжело писать, много тяжелого лежит на душе, хотя privatim я жаловаться не могу» — это выдержка из письма Ингардену от 31 августа 1923 г. [6]. А в 1925 г. надежды на дальнейшее развитие феноменологии Гуссерлю остается возлагать только на Ингардена: «Никто не способен извлечь пользу из моих результатов более вас, никто не является более самоотверженным (Ichloser). Только на подлинно чистых и не отягощенных самостью (курсив мой.Е.Ф.) феноменологов я возлагаю серьезные надежды» [7]. Очевидно, в глубине души Гуссерль относил Хайдеггера к классу «отягощенных самостью» и переживал его отход от первоначальных принципов феноменологии как философскую измену. Тем не менее еще в 1926 г. он помогает Хайдеггеру в корректуре «Бытия и времени». Из-за близорукости Гуссерлю доставляло величайшие муки читать, а тем более прорабатывать чужие тексты, возможно, именно поэто­му только в 1927 г., а в полной мере еще позже — в 1929 г., Гуссерль осознал, насколько далеко «Sein und Zeit» ушло от прин­ципов феноменологии: «Что дали углубленные "штудии Хайдеггера"? Я пришел к выводу, что его работу я не могу считать принадле­жащей моей феноменологии и, к сожалению, вынужден решительно отклонить не только методическое в ней, но — в главном — и содержа­тельное» [8]. В философских системах своих знаменитых учеников — Шелера, Хайдеггера и др. — Гуссерль видел только «скатывание к старым философским наивностям, правда, высокодуховное» [9].
Оценка Хайдеггером феноменологии Гуссерля — это особый вопрос. Я отмечал впечатление Хайдеггера от «Логических исследо­ваний», относящееся к началу философского сотрудничества с Гус­серлем. Далее оценка феноменологии становится все более критиче­ской. Содержание курса лекций 1923 г. Hermeneutik der Faktizitatсвидетельствует, по И. Михайлову, что Хайдеггер: « ...а) считает традицию Дильтея для себя более значимой, чем феноменологиче­скую; б) подвергая традицию феноменологии, представляемую Гус­серлем, достаточно жесткой критике, объявляет ее бесперспектив­ной, зашедшей в тупик; в) предлагает, по сути, совершенно иную, более радикальную концепцию феноменологии» [10]. Об отношении Хайдеггера к Дильтею я уже говорил; оценка современного Хайдег­геру состояния феноменологической традиции дается в Hermeneutik der Faktizitat (§ 14, раздел II):
1.  «С одной стороны, в феноменологию проникает трансценден­тальный идеализм, с другой стороны, в ней же вызревает и противо­положное, исходящее из традиционно понятого реализма течение. Эти противоположности становятся определяющими внутри фено­менологических направлений, но никто не задается радикальным вопросом: "не бессмыслен ли в рамках феноменологии любой теоре­тико-познавательный вопрос?" Работают в плохой традиции» [11].
2.  Исследования в сфере логики применяются к другим обла­стям. В зависимости от подхода и манеры исследователя пользуются теми или иными образцами, но «работают с ограниченным набором феноменологических различений».
3.  Намечается неприемлемая для Хайдеггера тенденция к обра­зованию системы.
4.  Усиление трех названных тенденций и пропитывание фено­менологии терминологией традиции приводит к общей расплывча­тости. «Феноменологическое исследование, которое должно было быть основой для научной работы, опустилось до неясности, легкомысленности и скоропалительности... Дело безнадежно! Все такого рода тенденции являются предательством по отношению к феноме­нологии и возможности ее. Крах уже не отвратить!» [12] Следует отме­тить, что в этих оценках общий критицизм не сопровождается осоз­нанной рефлексией, в чем собственная позиция Хайдеггера отошла от феноменологии, а в чем сохраняет связь с ней. Это связано с общей затруднительностью положения Хайдеггера: он еще не создал достаточно прочного базиса для собственного философствования, чтобы, окончательно оперевшись на него, заявить о своем собствен­ном, независимом от феноменологии подходе. Этот подход уже су­ществовал как вполне независимый от феноменологии герменевти­ческий метод, опробованный в истолковании экзистенциальных структур человеческого Dasein (лекции Hermeneutik der Faktizitat), но герменевтика в чистом виде, еще не слишком далеко ушедшая от дильтеевской, показалась Хайдеггеру недостаточно надежным осно­ванием для выделения из феноменологии, для этого потребовалось онтологизировать герменевтику в «Бытии и времени». Создание собственной онтологии сделало Хайдеггера реально значимой фигу­рой вне феноменологической традиции. До этого он вынужден рабо­тать как «феноменолог» и в рамках «феноменологии». Для этого, правда, приходится, во-первых, по-своему определять, что такое феноменология («отчетливо выраженное как (Wie) исследова­ния» [13]), и, во-вторых, постулировать необходимость «отталкивания» феноменологии от себя самой: «Феноменология может быть воспри­нята только феноменологически, т.е. не просто повторением поло­жений, перенятием основоположений или верой в школьные догмы, но посредством отталкивания от нее» [14].
Наконец, «более радикальная концепция феноменологии» в Hermeneutik der Faktizitat при внимательном рассмотрении обнару­живает в себе те основные принципы, которые здесь рассматривают­ся герменевтически, а затем перетолкованные онтологически станут базисом «Бытия и времени». «Предметы надлежит брать так, как они сами, на самих себе, себя показывают» [15] — по сути, одна из главных методологических установок феноменологии. Но продолже­ние изменяет смысл кардинальным образом: «то есть так, как они встречаются для определенного всматривания (wie sie fur ein bestimmtes Hinsehen begegnen)». «Всматривание произрастает из <определенной> ориентированности в них <предметах>, из уже име­ющегося знакомства с сущим». Хайдеггер указывает на принципиальную обусловленность,предпосылочность, нашего видения мира, и, таким образом, одно из основных требований феноменологии — требование беспредпосылочности — оказывается отвергнутым. Дальнейшее развитие мысли Хайдеггера в Hermeneutikder Faktizitat идет по альтернативному феноменологической традиции пути гер­меневтического истолкования именно тех предпосылок, которые обусловливают человеческое видение мира, — экзистенциалов, или «способов вхождения Dasein в мир».
Итак, по сути, уже в 1923 г. Хайдеггер если и был «феномено­логом», то лишь номинально. В 1925 г. в Кассельских докладах он развивает, говоря о Дильтее, свое собственное понимание «феноме­нологии», указывая также на ее принципиальную ограниченность (что предполагает наличие у Хайдеггера уже сформировавшейся собственной позиции, но она дается только отдельными штрихами и не противопоставляется феноменологии). Хайдеггер упрекает Гус­серля в психологизации феноменологии: «В значительной мере ра­бота Гуссерля еще продолжалась в духе прежней психологии, когда уже было сделано открытие интенциональности, благодаря которо­му все исследование перешло в иную плоскость (очевидно, Хайдег­гер имеет в виду онтологическую плоскость.Е.Ф.). Гуссерль сам не понимал своей собственной работы, когда писал предисловие к ней [16]; он дал совершенно неверную интерпретацию в духе понима­ния феноменологии как улучшенной психологии» [17]. Ниже говорится и о том, какую же проблему феноменология должна была бы поста­вить перед собой: «Что удерживает все эти области (чувственность, рассудок, разум. — Е.Ф.) в совместности? Каков бытийный харак­тер всего бытия? Феноменология определяет человека как взаимосвязь переживания, какая удерживается в совместности единством Я как центра актов. Вопрос о бытийном характере этого центра не ставится» (курсив мой. — Е.Ф.) [18]. Вопрос о «бытийном характе­ре» центра всех актов и переживаний — именно тот вопрос, кото­рый не смогли, по Хайдеггеру, поставить ни Дильтей, ни Гуссерль. Естественно, этот вопрос и не мог быть ими поставлен, потому что ни Дильтей, ни Гуссерль по разным причинам не собирались пред­принимать попыток построения онтологии. Возможность онтологи­ческой интерпретации появилась впервые только у самого Хайдегге­ра в результате синтеза герменевтики Дильтея, феноменологии Гус­серля, а также благодаря тем уникальным особенностям немецкого слова «Dasein»,  которые позволили Хайдеггеру соединить в нем «бытие» (Sein) и историчность, временность человеческого сущест­вования (Dasein) [19].
В отношении Хайдеггера к феноменологии после 1925 г. насту­пает тот перелом, о назревании которого я уже говорил: в работах «Kant und das Problem der Metaphysik» и «Sein und Zeit» Хайдеггер заявляет о себе как о самостоятельном мыслителе, разрабатываю­щем онтологию человеческого Dasein. В этой связи ссылки на связь с феноменологией практически исчезают, если не считать посвяще­ние Гуссерлю на Sein und Zeit, тоже, впрочем, вскоре снятое. В дальнейшем к вопросу о своих отношениях с феноменологией Хай­деггер возвращается лишь в поздний период творчества [20]. Очевидно, Хайдеггеру неинтересно обстоятельно развивать эту тему, все его внимание посвящено разработке собственной проблематики.

Такова «внешняя» история взаимоотношений Хайдеггера и фе­номенологии. Теперь предпримем попыткукритического сравни­тельного анализа позиций Хайдеггера и феноменологии; здесь могут выявиться и те моменты сходства и отличия в этих позициях, кото­рые до сих пор оставались скрытыми.
Внутреннюю взаимосвязь феноменологии и герменевтики Хай­деггера целесообразно рассматривать в более широком контексте, говоря вообще о повороте от феноменологии к герменевтике, кото­рый, по Калиниченко, «был и остается симптоматичным для философии XX века, остается актуальным и сегодня, впрочем, не менее, чем и поворот обратный» [21]. Очень интересно и важно выявить сущ­ностные причины этого поворота и проследить, к каким именно результатам, т.е. к каким вариантам герменевтики они привели.
Феноменология задумывалась Гуссерлем в соответствии с об­разцом строгой науки (хотя реализация проекта и уклонилась в значительной степени от этого образца). В отличие от герменевтики феноменология только бесстрастно констатирует факты, но не тол­кует их. (Принцип «эпохе», воздержания от суждения, принадле­жит родоначальнику древнегреческого скептицизма Пиррону.) Это значит отбросить все обусловливающие человека и его восприятие предпосылки — авторитеты, привычные стереотипы, само собой ра­зумеющиеся догмы «естественной установки», с темчтобы выйти через них к самим вещам (Zu den Sachen Selbst). Русскому слову «вещь» соответствует также немецкое «Ding». Но по-настоящему «вещественно» только Ding. «Zur Sache значит и "к самой сути дела", и к тому "нечто", каким занята определенная научная дис­циплина, но в первую очередь не значит — к "вещественности", или "вещности" тех "вещей", которыми она занята, хотя затем (во вторую очередь) "вещь" и "вещность" могут знаменовать "осязаемый", "схватываемый" аспект того, чем дисциплина занята» [22]. В русском языке можно сказать, что и феноменология, и герменевти­ка ориентированы на вещи сами по себе, ко первая — в основном и по преимуществу на Sache, вторая — на Ding. Сам принцип беcпредпосылочности герменевтика, можно сказать, сохраняет, вер­нее, творчески усваивает, отталкиваясь от феноменологического его понимания. Для Гуссерля беспредпосылочность заключается в том, чтобы феноменология не включала в себя никакие положения, которые не определяемы феноменологически. Как я уже отмечал, Хайдеггер не верит в возможность достижения беспредпосылочного «усмотрения сущности»: человеческое видение вещей всегда обус­ловлено положением человека в мире, «конкретным всматривани­ем», человек и мир составляют единую взаимосвязь. Но герменевти­ка Хайдеггера усваивает требование беспредпосылочности как об­щий методологический принцип: герменевтика не должна включать в себя никакие положения, которые «не определяются герменевти­чески». Интерпретация начинается как бы с пустого места, из ниче­го, с одними только вопросами. И только в ходе интерпретации — каждый раз заново — герменевтика вновь и вновь открывает и разворачивает свои основополагающие принципы. И все же такая  «беспредпосылочность», очевидно, должна всегда оставаться относительной, так как уже в формулировке вопроса, в самой исследовательской установке всегда уже заложена возможность того или ино­го конкретного ответа.

Очевидно, что в интерпретации принципа беспредпосылочности  и требования «к самим вещам» Хайдеггеротталкивается от гуссерлевского толкования, принимая из него лишь то, что соответст­вует его собственной задаче — вначале развития герменевтики, а Затем на ее основе — онтологии. Но главные открытия феноменоло­гии, послужившие толчком для самостоятельного развития мысли Хайдеггера — это «категориальное созерцание» и «интенциональность». (В Кассельских докладах (с. 157) они названы «решающими открытиями» феноменологии.) «Категориальному созерцанию» по­священ § 6 «Пролегомен к истории понятия времени» (1925); «кате­гориальное созерцание в феноменологическом понимании есть по­просту схватывание телесно данного, как оно является [как оно себя являет] (schlichtes Erfassen von leibhaftig Gegebenem, wie es sich zeigt)». «Открытие категориального созерцания есть подтверждение того, во-первых, что имеется такое простое схватывание категори­ального, таких данностей в сущем, которые традиционно именовали категориями <...>. Во-вторых же это прежде всего есть подтвержде­ние того, что такое схватывание вкладывается во всякое что ни на есть обыденное восприятие и всякий опыт» [23].
В Кассельских докладах Хайдеггер высказывается о категори­альном созерцании очень кратко: «Мы уже отличили бытие от су­щего. Бытие в отличие от сущего недоступно чувственному созерца­нию. И тем не менее смысл этого бытия (курсив мой. — Е.Ф.), то, что подразумевается, когда я говорю "есть", должно каким-либо образом подтверждаться. Акт, открывающий доступ к этому, и есть категориальное созерцание» [24]. Интерпретации в «Пролегоменах» и в «Кассельских докладах» заметно различаются и на первый взгляд не дают представления о том, почему «категориальное созерцание» называется одним из «решающих открытий» феноменологии. Чтобы ответить на этот вопрос, нужно обратиться к тем текстам Гуссерля и Хайдеггера, в которых идет речь о самых принципиальных момен­тах феноменологии и герменевтики. К таким принципиальным мо­ментам относится вопрос об отношении воспринимающего сознания и вещи. Гуссерль в «Идеях к чистой феноменологии» утверждает: «Никак нельзя позволять, чтобы нас вводили в заблуждение рас­суждения о том, что вещь трансцендентна сознанию, или же что она есть "бытие в себе"» [25]. Гуссерль не признает существования кантовских «вещей в себе», они отбрасываются как не соответствующие методологическому принципу беспредпосылочности, они феномено­логически не устанавливаются. Отсюда принципиальное и для фе­номенологии, и для герменевтики следствие: в вещах нет ничего, кроме того смысла, который вкладывает в них в ходе своего опы­та воспринимающее сознание. Эта формулировка действительна и для Гуссерля, и для Хайдеггера, но каждый из них интерпретирует это положение по-своему и делает из него свои выводы. Гуссерль: «Между сознанием и реальностью поистине зияет пропасть смыс­ла» [26]. «То, что суть вещи, они суть как вещи нашего опыта. Не что иное, как лишь опыт предписывает им их смысл» [27]. С другой сторо­ны, «вещь — это всегда вещь окрестного мира». Здесь в интерпрета­ции Гуссерлем того положения, что вещь сама по себе (вне созна­ния) не имеет смысла, можно выделить три аспекта:
1)  вещь имеет смысл только в контексте других вещей «окре­стного мира»; подобно знаку в письменном тексте (что важно для герменевтической интерпретации этого положения), вещь обретает свой смысл только из контекста, в который она включена; и чем более широкий контекст мы берем, тем больший и более глубокий смысл получаем; отсюда впоследствии Гуссерль выведет (не без влияния Хайдеггера)  понятие «жизненного мира» — «горизонта всех горизонтов»: «целое, в котором мы живем как исторические существа» (Гадамер);
2)  все вещи «окрестного мира» объединены тем, что они явля­ются предметом опыта, восприятия, переживания «некоего субъ­екта»; для Гуссерля первоначально таким объединяющим центром опыта является трансцендентальная субъективность, строго отлича­емая от эмпирического, психологического Я. Это субъективность, взятая лишь в одном аспекте — аспекте имманентно заложенных в ней структур восприятия. Как пишет П.П. Гайденко, «предметом непосредственного восприятия после "вынесения за скобки" эмпи­рического мира как трансцендентного сознанию остается чистая структура самого сознания  (курсив мой. — Е.Ф.), данная нам имманентно» [28]. Добавим: структуравоспринимающего сознания;
3)   все предметы опыта, как в целом, так и по отдельности получают свой смысл не из иного источника, как от воспринима­ющего сознания субъекта, осуществляющего «категориальное со­зерцание». Итак, на мой взгляд, «категориальное созерцание» расценивается Хайдеггером как одно из «решающих открытий» фено­менологии не столько потому, что оно в отличие от чувственного созерцания видит не внешнюю форму «схватываемой телесности», а — каким-то образом — категории. Под «категориальным созерцанием» имеется в виду скорее вообще всякий актпорождения сознанием смысла и вкладывания этого смысла в предметы, данные в опыте: «быть сознанием» — значит «давать смысл» (Гуссерль). Не менее важно и обратное утверждение: не существует смысла, который не имел бы своего источника в смыслополагающей деятельности сознания. Таким образом, категориальное созерцание оказывается нераз­рывно связанным с интенциональностью сознания, это как бы два аспекта одного и того же смыслополагающего акта сознания: прин­ципиальная направленность сознания на что-то за своими предела­ми (интенциональность) объясняет саму возможность смыслополагания, а категориальное созерцание — форма, в которой эта воз­можность реализуется.

Хайдеггер не только оценил «категориальное сознание» как «ре­шающее открытие» феноменологии, но и положил его, по-своему переосмыслив, в основание своего герменевтического метода. Анало­гичное значение имеет и другое упоминаемое Хайдеггером в Кассельских докладах открытие феноменологии — интенциональность.
Интенциональность, по Гуссерлю, — сущность трансценден­тальной субъективности: «Мы понимаем под интенциональностью характерное свойство переживаний "быть сознанием о чем-то"». П.П. Гайденко [29] излагает гуссерлевское понимание интенциональности следующим образом: интенциональность делает сознание те­леологическим, единство сознания обеспечивается тем, на что оно направлено, его «целью», «телосом». Предметное (идеальное) зна­чение интенциального акта — «ноэма», реальный способ данности предмета в акте сознания — «ноэза». Ядро ноэмы — энтелехия, она обеспечивает фундаментальное единство трансцендентального Эго как смысловое, целеполагающее начало. Предмет выступает всегда как некий актуализированный горизонт, но всегда на фоне потенци­ального горизонта. В актуализации потенциальных возможностей заключается деятельный характер интенциональности. Отсюда воз­никает вопрос: насколько сознание в акте восприятия активно, а насколько (или в каком отношении) пассивно? Или, другими слова­ми, является ли восприятие предмета его конституированием? И да, и нет. То, что описывается, и существует до описания, и не сущест­вует до него. «Такое описание, которое предполагает существование описываемого до описания и в то же время впервые создает его, Гуссерль называет конституированием».
Мы всегда имеем в сознании (потенциально) горизонт вещи, предполагающий существование вещи. Но, открывая этот горизонт (актуализируя его), мы узнаем то, чего до сих пор не знали, и тем самым создаем новый предмет.Интенциональность, таким образом, является одновременно и активной, и пассивной. Хайдеггер в Kant und das Problemder Metaphysik показывает, что Кант в том же смысле и почти в тех же выражениях говорит о двойственном ха­рактере, творческом и воспринимающем, продуктивной силы вооб­ражения.

Охарактеризовав, пусть и не в полной мере, два «открытия» фено­менологии — категориальное созерцание и интенциональность, мы можем теперь перейти к рассмотрению того, как эти открытия вошли, трансформировавшись, в ткань хайдеггеровской герменевтики.
«Категориальное созерцание» преломляется в философствова­нии Хайдеггера в соответствии с его своеобразной по сравнению с Гуссерлем ориентацией на вещи не в смысле «Sache», но в смысле «Ding»: «Все дело в том, чтобы видеть основополагающие структу­ры, в каких разыгрывается бытие в мире. Каким образом мир дан? Первоначально не как объект теоретического познания, но как ок­ружающий мир, как то самое, в чем я оглядываюсь, что-то делаю, что-то достаю и добываю. Предметы — это первично не объекты теоретического познания, но те вещи, какими я занимаюсь, с каки­ми имею дело, — они имеют в себе отсылки к тому, для чего они служат, к их применению, к их полезности...Ближайший мир — это мир практических забот» [70]. Хайдеггер выступает здесь против декартовского и вообще рационалистического подхода к миру (а известно, что Гуссерль именно в этом вопросе развивал точку зре­ния Декарта (см.: «Картезианские размышления»)). «Это понима­ние, — пишет Хайдеггер, — будто бы первым делом и прежде всего дано лишь Я — некритично. В качестве предпосылки оно использу­ет примерно следующее: сознание — что-то вроде ящика, причем Я находится внутри, а реальность снаружи. Естественное сознание (курсив мой. — Е.Ф.) как раз не имеет ни малейшего знания о чем-либо подобном» [31]. Хайдеггер также выступает вслед за Дильтеем против перенесения в область «наук о духе» методов математи­ческого естествознания с их аподиктичностью. Задача Декарта, по Хайдеггеру, «не в том, чтобы наглядно являть все бытие человека (курсив мой. — Е.Ф.), но в том» чтобы иметь аксиому для своей дедукции» [32]. Соответственно задаче «наглядно являть все бытие че­ловека» в его жизненном, практическом бытовании Хайдеггер и переосмысливает те положения, которые мы выделили в гуссерлевском «категориальном созерцании» [33]: на место трансценденталь­ной субъективности в той же роли объединяющего центра опыта и единственного источника всех доступных смыслов Хайдеггер ставит категорию Dasein. Dasein не запредельно миру «естественной уста­новки», оно изначально задано как «бытие в мире», а способы «вхождения» Dasein в мир Хайдеггер обозначает термином «экзистенциал». В этой новой терминологии суть категориального созерца­ния, заключающаяся в том, что сознание и только оно является источником всех смыслов, выражается Хайдеггером в «Бытии и вре­мени» в формуле: «Смысл есть экзистенциал Dasein (курсив мой. — Е.Ф.), а не свойство, которое прилепилось к сущему, лежит "за" ним или же пребывает где-то как ничья земля» [34]. Контекстуальная взаимосвязь вещей в целостности человеческого опыта обозначается Хайдеггером (в Hermeneutik der Faktizitat) сложным понятием «Verweisungszusammenhang» («взаимосвязь отсылок»).

Интенциональности как принципиальной направленности со­знания за свои пределы у Хайдеггера в «Бытии и времени» соответ­ствует понятие «набросок»: «Почему понимание по всем сущност­ным измерениям того, что подлежит в нем и доступно раскрытию, всегда стремится проникнуть в возможности? Потому что понима­ние само по себе имеет экзистенциальную структуру, которую мы называем планом, наброском» [35]. «Этот характер набрасывания, при­сущий пониманию, конституирует бытие в мире в аспекте раскры­тия его здешности как здешности можествования» [36].«Понимание» в этом отрывке контекстуально взаимозаменимо с «Dasein» (§31 Sein und Zeit: «Dasein как понимание»), т.е. «набросок» — это «экзистен­циальная структура» Dasein, т.е. структура вхождения Dasein в мир, в котором оно изначально уже пребывает (бытие-в-мире).

дерево R1a1a1
red dragon
az118


Таримские мумии - мужчины индо-иранцы R1a1a, женатые на женщинах-сибирячках C4 4000 лет назад

Конгурей

Y-ДНК-генеалогия славян и ариев - мы очень любим японок и киргизок
red dragon
az118
Клёсов, конечно, слишком вольно (если предполагать строго научный подход) обращается с терминологией. И не менее вольно интерпретирует данные популяционной генетики (включая ДНК-генеалогию) - повсеместно делая неправомерные обобщения.
Клейну же придётся оспаривать (как можно спорить с фактами?) достаточно устоявшиеся данные.
Например, начиная с того, что типично скандинавские линии (например субклады из I1, а ведь должны были остаться следы чуть ли ни со времён готов) на Руси чаще всего имеют возраст не старше XIV века. И то связаны, скорее, с переселением на Русь, чаще всего вместе с пруссами, аристократии из Южной Балтики.
Если даже принять данные об N1с-Рюрике и предположить для него некую генеалогию, производящую его из региона откуда-то восточнее Ютландии. То и это не даёт однозначной атрибуции Рюрика ни как германца, ни, тем более, как скандинава.
Достаточно редка, причём не только в наших краях, но и вообще в Южной Балтике типично скандинавская субклада R1a1a1b1a3 (R1a-284) - зато как они "наследили" на запад и юго-запад от Скандинавии. Такая странная избирательность, как минимум, требует своего объяснения.
Конечно, индо-иранцы (в лингвистической терминологии арии), массагеты и проч.(включая ие-субтрат, поучаствовавший в генезе прото-тюрков) это субклады из R1a1a1b2 (R1a-Z93). Но куда при этом девать данные о том, что гето-фракийцы, скифы и сарматы (по кр.мере в Европейской части, уже северный Кавказ это регион, где гибридные по R1a-Z93+R1aZ280 популяции) были преимущественно из субклад R1a1a1b1а1 + R1a1a1b1a2 (R1a-M458 + R1a-Z280) и I2a1b (I2a-M423) - а это типично славянский субстрат (по некоторым отдельным ветвям общий с балтами).
Если Клейну так не нравится лингвистический термин арии, но делить по языковому признаку хочется, то вполне допустимо делить по признаку кентум-сатем. И балто-славяне здесь окажутся в одной "песочнице" с ариями.
При этом наиболее устойчивые компоненты популяции (общие для всех славян - независимо хоть южных, хоть западных, хоть восточных не только о мужским линиям из субклад R1a1a1b1а1 + R1a1a1b1a2 (R1a-M458 + R1a-Z280) и I2a1b (I2a-M423), но и по женским (из Н5: H5a1f, H5a2, H5a1r, H5a1s, H5b4, H5e1a, H5u1; + славянские субклады из H5a1a; из Н6а: H6a1a4, H6a1a9, H6a1b3; весь субклад Н6с; из U4a2: U4a2a, U4a2b, U4a2c; из U5a2: U5a2a, U5a2b1) находились в пределах одной одного региона и, возможно, даже в пределах изначально родственных популяций (потому что вошли в итоге исключительно в славян), начиная уже с самых ранних периодов эпохи распространения в Европе медно-бронзовой металлургии.
И таки да - про ариев - у славян, пользуясь терминологией авторов исследований мтДНК, "эклюзивно" присутствуют линии типичные для ранних ариев: A8a1 встречается, например, у поляков (и это вам не восточные славяне, про которых говорят всякое), но за пределами славян не встречается аж до Алтая (привет Клёсову :), здравствуй Аркаим); C5c1 - в Европе это опять в основном славяне; C4a1 - снова в Европе только у славян. причём польские барышни из субклады C4a1a сидят в одной "песочнице" с барышнями из... Восточной Индии (начинаем усиленно лихорадочно придумывать какие-нибудь дикие объяснения каким ветром их занесло в к славянам, тем более в Польшу, если по мнению Клейна это не случилось когда-нибудь слишком давно, когда контакты между славянским субстратом R1a-280 и арийским субстратом R1a-Z93 были теснее, чем он мог бы полагать до этого). А ведь это ещё не весь славянский "эксклюзив". Ага. Барышни из субклад G2a (польские из G2a1, украинские из G2a6) за пределами славян встречаются (ну, прям какая неожиданность, ага) встречаются в Восточной Индии и Западном и Севрном Китае. Польские барышни D5a2a1a1 сидят в одной "песочнице" с D5a2a1a1а из... Японии. Вообще же D5a2 это Индия, Китай и Южная Сибирь (преимущественно Алтай). [японский язык отн. к Алтайской семье]
Большинство из перечисленных линий вместе не менее 4-х тысяч лет.

ttp://oldrus.livejournal.com/322330.html?style=mine#cutid1
см. комментарий

officina gentium et vagina nationum
red dragon
az118
5.8. ГИПОТЕЗА 7: ГЕРМАНЦЫ СФОРМИРОВАЛИСЬ В ЭПОХУ
РИМСКОЙ ИМПЕРИИ
В конце XX века появились работы, в которых появление гер-
манцев стали относить к еще более позднему периоду, к первым
векам до н. э. (Ament 1986; Brather 2004). В этих работах предпола-
галось, что различные германские племена появились не в резуль-
тате дивергенции, в соответствии с теорией родословного древа, а в
результате конвергенции разных гетерогенных этнических групп на
территории центральной и северной Европы (ср. особенно Ament
1986: 253). В этом случае германцы оказывались не древнее, чем
сведения о них античных авторов. По этой гипотезе Цезарь был
современником германского этногенеза. Считается, что именно
Цезарь в середине I в. до н. э и был создателем античного понятия
«германцы» (Walser 1956; Andreocci 2008), а Тацит в первом веке
н. э. говорит, что понятие «германцы» новое (Tacitus, cap. 2). При-
чем появление понятия «германцы» связывают со столкновением с
Римом (Brather 2004: 225), что соответствует распространенному в
современной этнографии положению, что осознание этнической
группы своей этнической идентичности происходит в результате
контакта (конфликта) с соседями. Предположение о том, что гер-
манцы сформировались в последние века до н. э. – первые века н. э.
высказывал и Монгайт (Монгайт 1974: 331).

5.9. ДИСКУССИЯ
Мы видим, что датировка появления германцев колеблется в
пределах почти десяти тысячелетий. Причем этническая и языковая
принадлежность одних и те же археологических культур определя-
ется по-разному. Такое различие может быть объяснено несколь-
кими и обстоятельствами. К объективным причинам относится
отсутствие резких границ в сменяющих друг друга археологических
культурах Скандинавии и северной Германии (ср., напр.: Germanen
1988: 102). Братер, суммируя археологические работы, говорит «о
непрерывном культурном континууме», который был характерен
для данной территории (Brather 2004: 210, 212). Соответственно
«при общей непрерывности поселений и культуры отсутствуют
однозначные критерии, позволяющие различать «поверхностные»
изменения, не имеющие этнической релевантности от глубоких
изменений, связанных с этногенетическими процессами» (ibid: 219).
Причем непрерывность касается не только материальной культуры,
но и обрядов, таких, например, как жертвенный костер, которые
сохранялись на этой территории до конца первого тысячелетия
новой эры (Germanen 1988: 80). Именно эта непрерывность
археологических культур и стала основанием для гипотезы о
палеолитической непрерывности и гипотез о внутренних причинах
смены археологических культур. Кроме того, разная датировка
появления германцев связана с отсутствием критериев, по которым
можно было бы связать язык и этнос с археологической культурой
(см. выше). Отсутствие связи распространения археологических
культур с распространением этносов объясняет нам и несовпадение
данных археологии с данными античных источников, относящих к
германцам и народы Скандинавского полуострова, и народы,
обитающие в областях распространения археологической латенской
культуры, которая oтличается и от культуры Ясторф и от культуры
Скандинавии (см., напр.: Flemming, Martens 1995: 111–161). Воз-
можно, был прав Фейст, который полагал, что понятия Germani у
античных авторов первоначально было не этническим, а географи-
ческим и обозначало племена, обитавшие на правом берегу нижнего
и среднего Рейна (Feist 1924: 5–6). 

Ранние германцы
стр. 142-146

____________________________________________________________________
по свидетельству Цезаря у части германцев еще присутствували
остатки матриархата. Вообще, латентный матриархат характерен
и для островных кельтов (фея Моргана и фея Озера  в артурианском
цикле. Артур, несомненно, связан с Митрой  (др.иранское Art+Hur -
"огонь Солнца" (Абаев), т.е. Хорс-Хор-Гор, Сокол-Рарог) ).

Теория групп: сопряжение и коммутация
red dragon
az118
Пусть G  – группа,  a,b,cG  и  P,S ⊆ G

Тогда  aS={ax: xS },  PS={xy: xP, yS },  S-1={x-1: xS }. 

Если SS=S=S-1, то S  подгруппа группы G, причем для конечного S  достаточно условия SS=S.


Элемент сопряжен с элементом  cb=aba-1 посредством элемента a.
Элемент c=[a,b]=aba-1b-1=(ab)(ba)-1  называется коммутатором элементов a и b.
Коммутант  G'  группы G  –  подгруппа, порожденная всеми коммутаторами группы G..

Элемент самосопряжен относительно элемента a, если, и только если, [a,b]=1. 
Тогда  b=aba-1, элемент a самосопряжен относительно элемента b и элементы a и b коммутируют.

Элемент самосопряжен, если, и только если, он самосопряжен относительно всех элементов группы, т.е. коммутирует со всеми ее элементами.

Множество сопряжено с множеством  PS=aSa-1 посредством элемента a.
Множество P=[a,S]=aSa-1S-1 называется коммутатором элемента a и множества S.

Множество самосопряжено относительно элемента a, если, и только если, aSa-1=S.
Тогда  множество коммутирует с элементом a в целом.

Множество самосопряжено, если, и только если, оно самосопряжено относительно всех элементов группы, т.е. коммутирует со всеми элементами в целом.


Нормализатор NG(S) множества S  – множество всех элементов группы G, коммутирующих с S в целомNG(S)={xG: xS=Sx }={xG: xSx-1=S }. Ясно, что NG(S) подгруппа  группы G.  Множество S самосопряжено относительно своего нормализатора и любого его элемента.  Нормализатор подгруппы содержит ее.

Подгруппа H самосопряжена (нормальна) в G, если, и только если, NG(H)=G, или, иначе, xHx-1=H для любого xG. Любая подгруппа самосопряжена в своем нормализаторе. xyH=xyHH=xHyH  и H=HH=xHx-1H  для любых x,yG.


Централизатор ZG(S) множества S  – множество всех элементов группы G, коммутирующих с S поэлементноZG(S)={xG: xy=yx, yS }. Ясно, что ZG(S) подгруппа нормализатора NG(S). Каждый элемент множества S самосопряжен относительно своего централизатора и любого его элемента.  Централизатор элемента a  совпадает с его нормализатором: ZG(a)=NG(a). Нетрудно видеть, что ZG(S1S2)=ZG(S1)ZG(S2). В частности, если S={s1,s2,…,sn}, то ZG(S)=ZG(s1,s2,...,sn)=ZG(s1)ZG(s2)ZG(sn).

Центр Z(S) множества S  – множество всех элементов множества S, коммутирующих с S поэлементно. Ясно, что Z(S)=SZG(S)Центр подгруппы H – нормальная подгруппа подгруппы H  и ее централизатора. 

Подгруппа H абелева в G, если, и только если, Z(H)=H.
Группа G абелева, если, и только если, каждый ее элемент самосопряжен относительно всех элементов группы: Z(G)=G.


В общем, если H – подгруппа, то 

xHx-1  –  подгруппа, сопряженная с H,
|H| = |xHx-1|,  |b| = |xbx-1|,  |bc| = |b(cb)b-1| = |cb|,  


Z(H⊆ H ⊆ NG(H⊆ G,
Z(H⊆ ZG(H⊆ NG(H⊆ G,  
|G(G:NG(H))  (NG(H):H)  (H:Z(H))  |Z(H)| (G:NG(H))  (NG(H):ZG(H))  (ZG(H):Z(H))  |Z(H)|.


Теорема Кели

Всякая группа изоморфна некоторой подгруппе симметрической группы SG.

В самом деле, выражение  bx =  при фиксированном  представляет собой автобиекцию группы G. Но автобиекции множества суть элементы  симметрической группы для этого множества. Стало быть, множество всех автобиекций группы G, порождаемых групповой композицией, равномощно множеству G и является подгруппой симметрической группы SG.



Передача "Русь изначальная"
red dragon
az118

ПЕРЕПОСТ с [info]oldrus

В анонсировавшейся ранее передаче "Русь изначальная" член-корреспондент РАН, директор Института российской истории А.Н.Сахаров и д.и.н., проф. В.В.Фомин обсуждают вопросы научного изучения исторических проблем начала Руси, этнической природы летописных варягов и русов и т.д.


(размер видео: 269Мб)

Также можно скачать аудиозапись передачи (формат mp3, 54Мб)

Благодарю уважаемого ulmerug