Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

red dragon

Начало - Она, Он и Сын

Мужское это правое и небесное, ибо ПРА- как начальное соответствует именно правой руке, которая начинает и делает большинство дел, в т.ч. утверждает порядок, оберегая левую, где сердце, соотв. женскому, водно-земному, хаотичному и ненадежному. (См. шумерскую мифологию, и китайскую, корейскую и тюркскую традиции алтайского происхождения).

Интеллигенция по своей сути есть баба. Однако баба отнюдь не синоним женщины, но особое ветхозаветное состояние немужественности, а потому и неженственности, как женских, так и мужских душ, инстинктивно чувствующих в мужестве духа онтологическую угрозу для своего комфорта, ибо душа, лишенная духа, есть баба, лишенная женственности и склонная к дешевой конспирологии, за которой не видно великой игры мужественных сил.

На самом деле речь о мужском - рыцарско-духовном и интелектуальном как исходяще-проникающем, экспрессивном и отсюда волевом и властвующем - творящем, и женском - душевном, вбирающем, рефлексивном но и до-ис-ходящем - хранящем. О воинском и жреческом. Женщина - Жрица и Пророчица. Жрец и Пророк - деградация.

Термин И.Шафаревича "малый народ" представляется несколько неточным, поскольку в узком контексте самого Шафаревича под "малый народ" попадает прежде всего военная аристократия ("дружина"), культурно-психо-этически отличная от народа большого ("общины"), правящее место которой и стремится занять малый ино-народ, чем-то психо-этически во многом близкий ремесленникам, торговцам но прежде всего жрецам-священникам - прототипу современной интеллигенции.

Иудаизм и иудеохристианство, лишив Божество женского Лица, извратили образ Божий - Прсв.Троицы, - и не просто подчинили женское начало мужскому, что было бы естественно, ибо муж есть зачинающий Отец-Небо и созидающий Свет, а жена - рождающая Мать-Земля и хранящая Тьма, и при этом муж про-ис-ходит из жены (как Уран из Геи), но сделали теологически жену тварью мужа, лишив саму Троицу Сердца и Души, переместив их из Вечности в тварную область, где они, став человеческими, только и слишком человеческими, породили бабскую экзальтированную религиозность, в Новое время давшую феномен интеллигенции, значительная часть которой, став атеистической, перенесла свою экзальтацию на фантом "народа", глас коего есть якобы Глас Божий, как заменителя потерянной божественной женственности в единстве с божественной мужественностью (подлинный народ - хаотичная стихия).

Мудрость Начала (древние мифы Запада и учения Востока (Китай, Япония) - например даосизм, где Начало, Дао есть Великая Самка, но Сущей ее назвать нельзя) говорит о начальности именно женского, рождающего мужское как Небесного Отца и Сына Неба как Небесного Монарха,

Кроме того, биология пола говорит, что женское начало онтологиячески первичнее мужского и половой диморфизм возник когда женское как хранящее и воспроизводящее (поэтому жрецы женственны) из себя произвело мужское дабы то действовало, созидало и правило, рискуя собой, оберегая Начало.

И потому Логос вечно Смертью Смерть попирает, неся не мир, но меч, ибо Бытие есть смерть уже у Гераклита.

А Началом для людей является их семья, их родина, их страна.
red dragon

пол и гендер

Любой эмбрион, независимо от типа половых хромосом, имеет потенциальную возможность развития как по мужскому, так и по женскому пути.

у эмбриона уже есть пол (биологическая роль при размножении, связанная с одной стороны с сохранением генотипа (женский пол), а с другой с его приспособлением к изменениям среды обитания (мужской пол) ), но еще нет гендера (психосоциальная роль в самовоспроизводстве микро- и макро- популяции в целом, тесно связанная с полом и возрастом), который начинает формироваться сразу после рождения под воздействием сначала микро, а затем и макро социальной среды с учетом генетических предрасположенностей. При этом в сложной популяции необходимы в минимальном количестве би-, транс- и асексуальные гендеры, не участвующие в биоразмножении, но играющие важную роль в социуме

Т.о. тип гендера и его качество сильно зависят от типа естественной или искусственной среды обитания и в значильной степени от производной от нее психосоциальной среды. В комфортных средах, при отсутствии выраженного к экспансии стремления, мужские гендеры неактуальны и формируется гендерное болото, в котором независимо о пола господствуют женские, би-, транс- и асексуальные гендеры при резком падении рождаемости. 
red dragon

прогресс и судьба человечества

о вакханалии прогрессистов

хиппи и панки были молодежными субкультурами и не входили в истеблишмент, в т.ч. в судебную, законодательную и исполнительную власти, но они стали почвой, на которой взросли современные прогрессисты, ставшие новой властью.

по поводу ИИ.

проблема гораздо глубже - в природе самого прогресса и как он актуализирует те или иные стороны человеческой природы и влияет на судьбу человечества.

ислам может стать лекарством от прогрессизма, если только технологи станут поддатным муллам сословием, а сие более чем маловероятно, ибо технологи контролируют всю технотронную среду, от которой полностью зависит жизнь в т.ч. мулл.

с христианством ситуация еще мрачнее

о коммунистах вообще речи нет, ибо они сами прогрессисты
red dragon

«если мужчина называет себя женщиной, ему можно будет ощупывать женщин».

The American Conservative (США): развращение юной Америки

СМИ о ЛГБТ


4615888


Новый опрос Института Гэллапа демонстрирует шокирующую статистику о сексуальной самоидентификации поколения Z.

В дополнение к существенным различиям между поколениями значительные гендерные различия отмечаются по сексуальной самоидентификации, а также по политической идеологии:

— Женщины чаще мужчин относят себя к ЛГБТ (6,4% против 4,9%).

— Женщины чаще называют себя бисексуалками. Таких 4,3%. 1,3% относят себя к лесбиянкам, а еще 1,3% к иным категориям. Среди мужчин 2,5% называют себя геями, 1,8% бисексуалами, а 0,6% — кем-то еще.

— 13% политических либералов, 4,4% умеренных и 2,3% консерваторов говорят, что они лесбиянки, геи, бисексуалы или трансгендеры.

— Такие различия больше проявляются по линии идеологии, чем по партийной принадлежности. К ЛГБТ себя относят 8,8% демократов, 6,5% независимых и 1,7% республиканцев.

— По уровню образования различия незначительные. 5,6% выпускников вузов называют себя ЛГБТ, в то время как среди не имеющих высшего образования таких людей 5,7%.

Это ошеломляющая информация вне зависимости от того, считаете вы ее позитивной, негативной или нейтральной. Столь разительные и быстрые изменения в таком основополагающем вопросе, как сексуальная ориентация, вызывают изумление.

Растут ряды трансгендеров — 800%

Больше всего шокируют показатели по трансам. От поколения Х (родившиеся в 1965-1980 годах) до поколения Y (родившиеся в 1981-1996 годах) количество людей, относящих себя к трансгендерам, увеличилось на 500%. А если считать от поколения Х до поколения их детей Z, то рост числа трансгендеров составляет уже 800%.

Это следствие краха культурных норм и пропагандистской кампании, которая проводится в СМИ и в школах. Сегодня у меня была приватная видеовстреча с представителями духовенства одной из консервативных американских конфессий. Они сказали, что количество трансов среди молодежи увеличивается взрывными темпами, причем это относится и к детям, воспитывавшимся в консервативной церковной традиции. А священники не понимают, как об этом говорить. По словам одного священника, пасторы не хотят вести проповеди о трансгендерстве, опасаясь настроить против себя желающих стать трансами. Он рассказал, что советует пасторам идти на такой риск, потому что пропаганда постоянно воздействует на семьи и прихожан.

Вера новой культуры — трансгендерство

Я согласился с ним и сказал, что пасторам необходимо набраться мужества и начать рассказывать правду, чего бы это ни стоило. Господствующая культура верит в трансгендерство и пропагандирует его без колебаний и постоянно. Как показывает мой опыт, родители не знают, что сказать и что делать. А если они не узнают об этом в церкви, то кто еще расскажет им?

Один священник рассказал, что некоторые подростки в его церкви встают и уходят, как только он начинает рассказывать о церковном учении про тело и пол, а также о сексуальной норме. «В школе им говорят, что когда кто-то начинает критиковать трансов, надо вставать и уходить», — объяснил он.

Я рассказал ему, что именно это советовал делать своим последователям в Советском Союзе Солженицын, когда они сталкиваются с ложью: вставать и уходить. Это поразительно, но сейчас противоположная сторона использует ту же самую тактику против церкви!



Во время этого разговора по видеосвязи, целью которого было обсудить эссе Солженицына «Жить не по лжи», я рассказал про закон «О равенстве» который только что повторно внесли на рассмотрение в конгресс, и который скорее всего будет принят, так как там преобладают демократы. Президент Байден заявляет, что подпишет его. Если он будет принят, в федеральном законодательстве о гражданских правах появятся такие понятия как сексуальная ориентация и гендерная идентичность. Это окажет разрушительное воздействие на наше общество. Новый президент вашингтонского аналитического Центра этики и публичной политики (Ethics and Public Policy Center) Райан Андерсон (Ryan T. Anderson) кратко изложил эти последствия. Вот выдержки.

Этот законопроект «осовременивает» закон, принятый конгрессом в основном для борьбы с расизмом. Речь идет о законе «О гражданских правах» от 1964 года. Туда добавлены положения о сексуальной ориентации и гендерной идентичности, которые ставятся на одну доску с расовой принадлежностью и подлежат соответствующей защите. Так что если у вас есть опасения по поводу гендерной идеологии (а они есть даже у многих прогрессивистов — спросите Дж.К. Роулинг), вы теперь будете кем-то вроде расиста из 60-х.

Вместо поисков здравого смысла и тщательно отработанных способов по защите относящих себя к ЛГБТ американцев от несправедливой дискриминации авторы закона превратили его в меч для гонений на тех, кто не согласен с новомодной гендерной идеологией. Этот закон опровергает бинарность полов, которая буквально вписана в наш генетический код и служит фундаментом для многих наших законов, в том числе законов, защищающих равенство, безопасность и частную жизнь женщин.

А вот еще несколько цитат.

Закон «О равенстве» принесет в жертву завоеванные большим трудом права женщин, поставив в привилегированное положение мужчин, считающих себя женщинами. Если этот законопроект будет утвержден, такие мужчины получат право ночевать в приютах для женщин, подвергшихся насилию в семье, переодеваться в женских раздевалках и принимать участие в состязаниях в составе женских спортивных команд, причем даже в школах.

Вы мне не верите? Вот текст законопроекта: «Индивидуума нельзя лишить доступа к общим помещениям, в том числе к уборным, раздевалкам и примерочным, которые соответствуют гендерной самоидентификации такого индивидуума». Таким образом, отдельные помещения для женщин и мужчин останутся, но поменяются понятия — кто такой мужчина, и кто такая женщина. Соответственно, кое-где сохранится разделение по рабочим местам для мужчин и для женщин, скажем, у сотрудников службы транспортной безопасности, занимающихся личным досмотром. Но теперь, если мужчина называет себя женщиной, ему можно будет ощупывать женщин.

Закон существенно расширит распорядительные функции государства. Для сегодняшних демократов закон «О гражданских правах» слишком тесен. Закон «О равенстве» будет диктовать условия «любому заведению, предоставляющему товары, услуги или программы, включая магазины, торговые центры, онлайновые пункты розничной торговли, поставщиков услуг, салоны, банки, заправочные станции, продовольственные банки, сервисные центры, дома престарелых, приюты, туристические агентства, бюро ритуальных услуг, учреждения здравоохранения, аудита и юридических услуг», а также всем тем организациям, которые получают федеральное финансирование.

То есть, это практически всё и все — все организации и все работающие в них люди.

Сюда же относятся и религиозные учреждения. Согласно закону «О равенстве», религиозные школы, центры усыновления и прочие благотворительные организации будут подвергаться федеральным санкциям за отстаивание учений традиционной биологии и Библии, современной генетики и Книги Бытия в вопросах секса и брака.

Все они подвергнутся риску, потому что закон «О равенстве» берет наши законы о расовом равенстве и добавляет туда крайне идеологизированные установки о поле и гендере. Но в большинстве законов о расизме нет мер защиты религиозных свобод, в отличие, скажем, от раздела IX закона «О гражданских правах», где предусмотрены важные меры защиты для религиозных школ.

Это возмутительно, но на закон «О равенстве» не распространяются требования закона «О восстановлении свободы вероисповедания». Таким образом, Папу римского Франциска, главу католической церкви, будут считать этаким сегрегационистом, но в сфере религии.

Дальше — хуже. Врачи, как верующие, так и атеисты, теперь будут нарушителями законов о гражданских правах, если их экспертные суждения указывают на ошибочность процедур по смене пола. Если ты делаешь ампутацию молочной железы в случае рака груди, то тебе придется делать ее и девочке подросткового возраста, которая считает себя мальчиком. Все во имя равенства. И никто не знает, как по закону избежать «дискриминации» в случае «небинарной» гендерной самоидентификации пациента.

Хотите еще? По закону отказ предложить аборт считается «дискриминацией по беременности». Теперь на свалку отправятся все меры защиты от абортного экстремизма на федеральном уровне, уровне штатов и местном уровне.

Действительно, рушатся небеса. Этого не услышишь в сообщениях СМИ о новом законе, но это так. Если каким-то чудом все республиканцы в сенате объединятся и убедят присоединиться к ним одного-единственного демократа (Джо Мэнчина?), то на сей раз закон «О равенстве» удастся остановить. Но рано или поздно его примут. И цифры из опроса Гэллапа объясняют, почему.

Или вера, или работа

Мы приближаемся к тому времени, которое я описал в своей книге «Выбор Бенедикта» (The Benedict Option), когда всем верующим христианам и тем, кто не согласен с новой идеологией, придется принимать решения о том, смогут ли они и дальше заниматься своей работой. Если вы читали эту книгу, вы наверняка вспомните безымянного врача, сказавшего, что он будет отговаривать своих детей от медицинской карьеры, так как непременно наступит тот день, когда им придется поступать вопреки своей совести, например, делать аборты или операции по смене пола — либо лишиться работы. Если у тебя долг на 400 000 долларов за учебу на медицинском факультете, ты в западне.

Если вы еще не начали создавать группы поддержки, как поступил священник Колакович, которому я посвятил книгу «Жить не по лжи» (Live Not By Lies), вы должны знать, что время на исходе. Закон «О равенстве» будет относиться к вам не лучше, чем к куклуксклановцу, если вы придерживаетесь традиционных учений не только о гомосексуальности, но и о трансгендерстве. (Этот закон будет точно так же относиться к радикальным феминисткам, которые отрицают, что перешедшие из мужского пола в женский трансгендеры являются женщинами.)



Специалист по этике из Южной баптистской церкви (одно из самых мощных в Америке движений в протестантизме — прим. ред.). Эндрю Уокер (Andrew Walker) пишет о значении закона «О равенстве». Вот выдержка:

"Проблема закона «О равенстве» заключается главным образом не в формулировках, а в долговременных последствиях, в еще большем отходе нравственных представлений от христианского общественного порядка. На мой взгляд, этот закон является символом отказа Запада от веры.

Мы видим такой отказ от веры как минимум на двух уровнях. Во-первых, мы наблюдаем его в тех моральных суждениях, которые стоят за самим законопроектом. Это законопроект эстетики и эмоций, а не рассудка и принципа. Он заставляет вас думать, что американцы только и мечтают, что о дискриминации. Это ложь. Во-вторых, отрицая саму сущность женственности, закон своей логикой противоречит ключевым установкам и достижениям прогрессивизма, таким как феминизм. Понять, почему закон «О равенстве» не встречает почти никакого сопротивления на своем пути, можно только в свете путеводной этики сегодняшнего прогрессивизма. То, что не в состоянии возвыситься над эгоистичными фразами типа «живи своей правдой» или «ты делаешь себя», не может помешать столь абсурдным с философской точки зрения законам.

На страницах закона «О равенстве» совершается метафизическая революция, и она стремится к евангелизации Запада. У старого порядка была этика объективности и рассудка, был устойчивый характер, авторитет и границы. В нем органические связи и семейные отношения считались направляющими, нормативными и убедительными, а все, что им противоречило, считалось отклонением. Начавшаяся революция имеет целью сделать все эти метафизические постоянства не только ошибочными, но и вредными. Таким образом, согласно закону «О равенстве», все, что не поддерживает экспрессивный индивидуализм и безграничность, либо существует по государственному указу, является угнетением и тиранией. Мы в режиме реального времени наблюдаем, как на смену христианскому объяснению мироздания приходит абсолютно обмирщенное объяснение.

Закон «О равенстве» — это удар по христианским понятиям и представлениям. И его долговременные последствия являются самыми страшными и катастрофическими. Он нацелен на перестройку первооснов семейной жизни и биологических связей с полом, но не только. Его цель — привить и насадить совсем иные представления о месте человека в мире и о его отношении к нему. Моральные представления направляются нормативными ограничениями, которые дают им определения и придают курс. В идеале человеческие представления должны соответствовать понятиям добра, истины и красоты. Формировать нравственные представления — значит стремиться к общим понятиям, в основе которых лежит общая оценка мира, являющаяся обязательной и убедительной для всех граждан, которые ее разделяют.

Такие нормирующие стандарты можно найти в христианской культурной основе. Она создает метафизический порядок и требует от всех его соблюдения. Она дает объяснение развитию и расцвету человечества, а также всеобщему благу. Однако закон «О равенстве», который сегодня рассматривает конгресс, целиком отрицает такой порядок, полностью отвергая его основополагающие определения. Если христианский метафизический порядок отстаивает границы создания и бытия в том виде, в каком их установил Бог, в каком они закреплены в нашем земном существовании, то закон «О равенстве» рекламирует метафизику половой независимости и экспрессивного индивидуализм как высшее благо общества. Это благо настолько замечательно, что его надо закрепить законодательно и защитить от изучения и обличения. Собственное «я» есть единственный ориентир для любых нравственных наставлений, а установки естественного права и божественного откровения здесь совершенно неуместны. Они просто объект религиозного восхищения, но никак не всеобщего признания".

Вот так Эндрю Уокер разоблачает смысл нового законодательства о «сексуальном равенстве» в США.

«Секс после краха христианства»

Продолжу излагать свое мнение. Повторюсь, это очень и очень важный закон. Но мы бы не подошли к такой ситуации, когда этот радикальный законопроект вот-вот станет законом, если бы не предшествовавшие ему огромные культурные изменения. Тот факт, что в период между моим поколением и поколением моих детей число трансгендеров выросло на 800%, свидетельствует об окончательной победе революции нравов, которая уничтожила все традиционные источники собственного «я».

Восемь лет назад я опубликовал на страницах The American Conservative свою самую популярную статью под названием «Секс после краха христианства». Вот выдержки из нее.

Масштаб поражения, которое понесли моральные традиционалисты, будет становиться все очевиднее по мере того, как со сцены будут сходить старшие поколения американцев. Опрос за опросом показывает, что молодежь воспринимает гомосексуальность как норму, а однополый брак — как вполне естественное дело. Разумеется, есть и те, кто явно против, но к ним относятся примерно так же, как к сторонникам сегрегации в конце 1960-х годов.

Все это намного важнее, чем кажется большинству людей, независимо от их позиции по данному вопросу. Причины происходящего не осознают даже самые рьяные сторонники однополых браков. В 1993 году The Nation назвал борьбу за права геев кульминацией и краеугольным камнем культурной войны. Вот отрывок из статьи The Nation:

«В борьбе за права геев слились все противоречивые тенденции современной освободительной борьбы. Бесспорно, другие американские сообщества в прошлом уже переживали аналогичные моменты, однако то, что мы видим — это нечто большее. Сексуальная идентичность сейчас столкнулась с кризисом, и геи как наиболее заметный объект и субъект кризиса вынуждены изобретать целую космологию, чтобы справиться с этим. Никто не утверждает, что перемены будут происходить легко. Однако вполне возможно, что это маленькое и прежде презираемое сексуальное меньшинство навеки изменит Америку».

Авторы The Nation были правы. И хотя слово «космология» могло тогда показаться читателям излишне величественным, сейчас его использование выглядит почти пророческим. Борьба за права «маленького и презираемого сексуального меньшинства» не могла бы увенчаться успехом, если бы сохранялась старая христианская космология. Успех этой борьбы был обусловлен крахом христианской космологии в умах жителей Запада.

Далее.

Нашу эпоху отличает от прочих отказ от культурных рамок христианства без замены их на любые другие, способные выполнять обычную функцию культуры — то есть ограничивать индивидуалистические устремления и творчески перенаправлять их на достижение общих целей.

Мы фактически изменили смысл культуры на обратный. Раньше религия учила нас, в чем мы должны себя ограничить, чтобы быть цивилизованными, а теперь наше общество велит нам искать цель и смысл жизни в освобождении от порой разумных запретов.

Почему так получилось — долгая история, этапами которой были возникновение гуманизма, переход к Просвещению и, наконец, торжество нынешнего положения дел. Как пишет философ Чарльз Тейлор (Charles Taylor) в своей посвященной истории религии и культуры работе «Секулярный век» («A Secular Age»), «этика современности предполагает смерть Бога и бессмысленность космоса». Быть современным означает верить в индивидуальные устремления как источник смысла и самоопределения.

Вот цитата из Тейлора:

«Постепенно Запад перестал считать, что христианство имеет какое-либо отношение к устройству цивилизации. В XX веке отказ от ограничивающих христианских идеалов в сфере сексуальности начал ассоциироваться со здоровьем. К 1960-м годам выражение сексуальности стало восприниматься как здоровое и положительное явление, которого должно быть как можно больше. Сексуальное влечение превратилось в неотъемлемую часть личной идентичности. Эти тенденции привели к сексуальной революции, дух которой подразумевал, что подлинная свобода требует не сексуального воздержания (как предполагал раньше христианский взгляд на мир), а выражения и утверждения сексуальности. Именно так видит свободу современный американец».

Христиане уходят в катакомбы?

Конец цитаты Тейлора. Если вы считаете, что ортодоксальное христианство, отличающееся от ложного назидательно-терапевтического деизма, переживет все это, вам лучше уединиться, окопаться и начать жить так, как я описываю это в «Выборе Бенедикта». Вам уже сейчас надо готовить себя, свою семью и свое окружение к предстоящим гонениям в США, как это сделал католик Колакович. Почему? Потому что нас объявят «внутренними террористами», так как мы не соответствуем их требованиям и не приспосабливаемся. Если вы считаете, что это паникерство, то скажите мне, где та черта, перейдя которую, мы будем знать, что гонения уже начались?

red dragon

скорое будущее, где люди превратятся в домашних животных

крестовый поход Илона Маска против засилья технологий

<...>

В кругу инженеров, которых прельщает удовольствие разрешения новой задачи, преобладает позиция, что империи рушатся, общества меняются, а все мы движемся к неизбежно ожидающей нас впереди стадии развития. Они спорят не о том, «случится ли это», а о том, «насколько близки» мы к улучшенным версиям самих себя. Сэм Альтман (Sam Altman), 31-летний президент компании Y Combinator, главного инкубатора стартапов Кремниевой долины, считает, что человечество уже стоит на пороге такого изобретения.

«Самое сложное, когда ты находишься на показательной кривой, состоит в том, что, когда ты оглядываешься назад, она кажется ровной, а если смотришь вперед, она представляется вертикальной», — сказал он мне. «Очень сложно измерить, насколько ты продвинулся, потому что она все время выглядит одинаково».

Можно было бы представить, что всякий раз, когда Маск, Стивен Хокинг и Билл Гейтс все в один голос предостерегают об опасности искусственного интеллекта — а каждый из них так и делает — поднимется тревога, как при сильном пожаре. Но уже давно над Кремниевой долиной нависает плотный туман фатализма. К «крестовому походу» Маска относятся, в лучшем случае, как к Сизифову труду, а в худшем — как к инициативе луддита. Парадокс состоит в следующем: для многих олигархов в области развития технологий их действия, направленные на помощь нам, и все их благостные манифесты служат маячками на пути к будущему, где, как говорит Стив Возняк (Steve Wozniak), люди превратятся в домашних животных.

<...>

https://inosmi.ru/social/20200829/248022795.html

я сам 35-40 лет назад был таким и занимался в т.ч. ИИ, пока не дошло, что грядущий Новый Дивный Мир сулит человечеству за ненадобностью скорый конец при всех вариантах прогресса.
red dragon

Капитализм, гиперкапитализм и коммунизм



Капитализм, гиперкапитализм и коммунизм






a_eliseev


15 февраля, 17:05


Плутократия всегда поддерживала разного рода левые движения, в том числе, и самые радикальные. Ротшильды финансировали Первый Интернационал. Парвус возился с Троцким. Варбурги и Шифф давали денежку Троцкому, а потом и Ленину – после того, как последний объединился с Троцким. Суперделовым людям надоело финансировать одного Давидовича, который был яркой личностью - с солидными международными связями, но имел мало сторонников – функционеров и «пехоты». У Ильича было, особенно, после Февраля, много сторонников, а вот с деньгами обстояло не очень. Поэтому, возник тактический союз, который часто трещал со страшной силой. («Ленин и Троцкий: враги и союзники» - https://историк.рф/special_posts/ленин-и-троцкий-враги-и-союзники/)
Хотя, тут не надо упрощать. Есть два проекта левого глобализма. Один жёстко связан с плутократией, другой всё-таки пытается действовать независимо, допуская некие тактические альянсы. («Фракции левого глобализма» - a-eliseev.livejournal.com/2021192.html)
Но что же сближало верхушку плутократии и радикальных левых? Только лишь тактические цели, то есть борьба против общего врага («царизма», «национализма», «реакции)? Как представляется, сам тактический союз был продолжением более глубинных реалий. Оба течения, несмотря, на весь внешний антагонизм были едины на концептуальном, мировоззренческом уровне. Маркс и Энгельс выступали за централизованное управление экономикой. Осуществлять его, вроде бы, должен пролетариат. Но, в любом случае, речь идёт о тотальном контроле. И, как показала реальная практика, вместо пролетариата данный контроль осуществляет именно олигархия (партийная).
Но и верхи плутократии тоже стремятся к тотальному контролю. А тотальный контроль может быть только глобальным контролем. Государства, сколько угодно, капиталистические данный контроль ограничивают хотя бы объективно. Поэтому, с точки зрения адептов тотального контроля все государства должны быть ликвидированы. Также ликвидации подлежат и нации, ибо они также ограничивают глобальный контроль. Но ведь и классики коммунизма также говорили об отмирании государств и наций. Вот и здесь мы видим глубинное, концептуальное родство плутократии и коммунизма.
Но и к этому всё не сводится. Верхушка плутократии образует особый уклад, который можно назвать гиперкапитализмом. В чём же отличие гиперкапиталиста от капиталиста «обычного»? Последний ставит перед собой задачу получить как можно большую прибыль путем «эксплуатации» работника. При этом, он не прочь поконкурировать с себе подобными. Но только – до определенной степени. А так – конкуренция и все условия её существования – вещь «святая», это нужно всячески сохранять. Гиперкапиталисту никакой конкуренции не нужно, ведь она также ограничивает тотальный контроль. Точнее, он рассматривает её как средство ликвидации как можно большего количества капиталистов. Чем меньше собственников, чем больше ресурсов они сосредотачивают в своих руках – тем лучше – в плане установления тотального контроля. Поэтому, гиперкапиталисты и образуют особую, верхушечную мегагруппу, которая давно уже составила Заговор против капиталистического большинства. При этом, сильно подозреваю, что каждый из участников этого заговора видит себя, в будущем, одним-единственным гиперкапиталистом – тотальным хозяином всей планеты. («Выживет только один»)
Здесь также заметно мировоззренческое единство с коммунизмом которое всегда способствовало созданию союза двух глобальных течений. Сами коммунистические лидеры всегда, с большим удовлетворением, отмечали процесс концентрации капитала. Они считали, что он создаёт предпосылки для грядущего обобществления. Крупнейшие магнаты должны сосредоточить в своих руках как можно больше «средств производства», а потом эта концентрация будет поставлена под тотальный контроль «пролетариата». Тут достаточно хотя бы вспомнить восторги Ленина в отношения «государственно-монополитического капитализма».
Еще дальше него пошёл Бухарин, который много писал об «организованном капитализме». Из трудов Бухарина «следует, что крупные монополии ликвидируют анархию производства и конкуренцию, практически устраняя противоречия внутри капиталистических государств. Вопросы цен, рынка, конкуренции теперь являются проблемами мирового хозяйства, внутри же каждой отдельной страны они решаются посредством правильно налаженной организации… Показательно, что примерно в то же самое время, в 1927 году, на съезде Социал-демократической партии Германии (СДПГ) выступил с докладом известный экономист Рудольф Гильфердинг, который также утверждал, что развитие монополии и концентрация производства ведут к изживании анархии производства, исчезновению конкуренции и предотвращению кризисов. А это, делал вывод докладчик, означает «принципиальную замену капиталистического принципа свободной конкуренции социалистическим принципом планомерного производства». («Крушение «любимца партии» - http://www.stoletie.ru/territoriya_istorii/krushenije_lubimca_partii_930.htm)
В настоящий момент мы видим, как «организованный капитализм» (гиперкапитализм) вступает в новую, судя по всему, завершающую стадию «цифрового капитала». Вокруг мощнейших цифровых гигантов выстраиваются глобальные информационные сети – нетосы, которые призваны стать основой транснационального квазигосударства. («Нетос, этнос и «этнический» нетос» -
https://zavtra.ru/blogs/netos_etnos_i_etnicheskij_netos)
Показательно, что сегодня озвучивается концепция некоего «инклюзивного капитализма», который идеологии глобализации противопоставляют капитализму старому, себя «изжившему». Он предполагает – отмирание частной собственности, переход на цифровую валюту, фактическую отмену акционирования (еще одна экспроприация гиперкапиталистами других владельцев капитала). («Инклюзивный капитализм: разводка ТНК» - https://a-eliseev.livejournal.com/2034287.html)
Очень показательно, что под разговоры об отмирании частной собственности продолжается дальнейшая её концентрация. В частности, крупнейшие магнаты активно скупают землю. («Концентрация собственности и глобальный неокоммунизм» - https://a-eliseev.livejournal.com/2036712.html)
Понятно, частная собственность отмирает – но только в том виде, в котором она существовала при «старом» капитализме. При гиперкапитализме она будет жёстко контролироваться нетосами. Они даже и наличность запретят – для полного, «военно-коммунистического» контроля над потреблением.
Марксисты надеялись, что концентрация капитала приведёт к гибели капитализма и замене его социализмом. Действительно, капитализм погибает, но только разговор надо вести о «старом» капитализме, который уступает место гиперкапитализму. Типичным представителем такого вот отмирающего капитализма является Трамп, который был, по сути, свергнут – при активнейшем участии цифровых гигантов. Его очень показательно выкинули из информационного пространства, наглядно показав, кто в западном доме уже без пяти минут хозяин. (Хотя, «старые» капиталисты ещё могут побороться.)
Сама Левая, в большинстве своём, уже давно и успешно капитализировалась. В настоящий момент сотрудничество левых радикалов с верхушкой плутократии стало уже совсем беззастенчивым. («Фонд Форда, крупнейшие капиталы и левачки» — https://a-eliseev.livejournal.com/2020437.html)
Но, опять-таки, речь идет не только и даже не столько об организационно-финансовом взаимодействии. Самое главное сближение происходит на концептуальном уровне. Так, очень многие (если не большинство) левых сегодня апеллируют не к трудовому большинству, но к «меньшинствам». Тем самым они уподобляются своим гиперкапиталистическим спонсорам, которые также ставят в центр всего именно меньшинство – себя, любимых.
«Коммунистический капитализм» - https://zavtra.ru/blogs/kommunisticheskij_kapitalizm
«Фракции левого глобализма» - a-eliseev.livejournal.com/2021192.html
«ТНК и левизна» - https://a-eliseev.livejournal.com/2009385.html
«Марксизм-капитализм» - https://zavtra.ru/blogs/marksizm-kapitalizm
«Откуда растут ушки у демократического ослика» - https://a-eliseev.livejournal.com/2033028.html

red dragon

США превращаются в постгуманистическую империю



Подобно тому, как дисциплинированным землям Рима естественно противопоставлялся вечный враг, космополитический морской Карфаген, то же самое сейчас происходит между Россией и ее вечным врагом – Американской империей.

Эта борьба – определяющий конфликт XXI века. Он не будет происходить, как в XIX веке, в стиле геополитической игры между великими державами, как многие, похоже, полагают. По своей природе этот конфликт, скорее – экзистениальная и духовная борьба между двумя совершенно противоположными нарративами человечества. Это борьба между силами гуманизма и постгуманизма.7
red dragon

О плоской земле и инновациях

к этому

проблема в том, что

1) в "Ветхом завете" земля плоская, вокруг воды земные, а над нею небесная твердь с водами небесными и светилами, но уже в 5 веке до Р.Х. в Средиземноморье знали что Земля шарообразная, правда думали что светила вращаются вокруг нее, однако св.отцы и в ср.века не ведая того протаскивали плоскую землю из ВЗ.

2) инновации хлынули в Европу в эпоху Высокого средневековья 11-13 вв из Халифата, эмиратов и Китая династий Сун и Цзинь (чжурчжени), где инновации не подрывали, а укрепляли социальный порядок, в т.ч. через монголов, но с осени Средневековья, когда движение крестоносцев окончательно потерпело поражение в конце 13 века и в середине 14 века эпидемия чумы уничтожило основу европейского средневекового общества, инновации стали орудием молодой буржуазии в эскалации перманентной революции, конца которой не видно
red dragon

Ислам, христианство и запад с прогрессом

по факту повседневное мусульманство постепенно навязывается православному миру, — просто потому, что его становится все больше. Хочешь не хочешь, а приходится сосуществовать, куда деться? Будем жить, как-нибудь пообвыкнемся, притерпимся, если гости с Востока не будут слишком зарываться. А они, увы, зарываются, и нарываются, и взрываются. Если ничего с этим не делать, то само ничего не наладится и не срастется, не стоит себя обманывать и закрывать глаза.

Хотя в отношении веры все не так просто и однозначно. Например, у меня есть знакомый русский традиционалист — такой истовый православный верующий, с бородой до пояса. Так вот, он находит гораздо больше общего с такими же бородатыми фундаменталистами-исламистами, чем с современными либералами и функционерами от русской церкви. Общее мировоззрение у них, оказывается, довольно близкое, хотя доктрины разные. Вот такая информация к размышлению.

— Были ли в истории ислама периоды такой сильной конфронтации с западным (христианским) миром, как сейчас?

— Были гораздо хуже. Вообще, ислам со времени своего возникновения всегда находился с кем-то в конфронтации. Попросту говоря, он воевал со всеми, включая христиан.

Вспомним историю: арабы, берберы, турки отхватили большой кусок Европы — Испанию, Сицилию, Балканы и едва не завоевали Италию и Центральную Европу. Они остановились только тогда, когда у них не хватило сил и возможностей воевать дальше. Но сегодня все свои завоевания мусульмане воспринимают как естественные и само собой разумеющиеся. Они видят в этом славу ислама. Зато Крестовые походы для них — смертельная обида, которую они не могут простить до сих пор.

Конфронтация с Западом и не только с Западом — это естественное состояние ислама. И чем более исламским является государство, тем враждебней оно относится к Западу и христианству. Не сомневаюсь, что, если бы сейчас у мусульманского Востока были средства и возможности разгромить западный мир военной силой, он бы это сделал не задумываясь.

— По Вашему мнению, как европейская идентичность формируется по отношению к мусульманскому миру? Какой комплекс чувств стоит за исламофобией? И есть ли она вообще сегодня?

— Говоря языком политики, для Европы исламский восток всегда был сильным и принципиальным противником — идеологическим, политическим, военным, культурным, религиозным. В этом смысле сегодня ничего не изменилось, только соприкосновение стало более тесным и поэтому более острым и болезненным.

Сегодня европейская идентичность — это то, что мы не любим резать головы. В Азии это довольно распространенная практика, которая никого не удивляет и не возмущает. Они это не по злобе, просто следуют своей традиции. Так уж у них принято. Вот поэтому и начинаешь чувствовать себя европейцем. Как говорят, происходит самопознание от обратного, хотя и не всегда в хорошую сторону.

Исламофобия в Европе, конечно, есть. Как ей не быть после известных событий? Была ли исламофобия в Москве, когда там один за другим взорвали несколько домов? Или когда захватили «Норд-Ост»?

Родственники заложников у здания Театрального центра на Дубровке, захваченного чеченскими террористами во время представления мюзикла «Норд-Ост» 23 октября 2002 года
Родственники заложников у здания Театрального центра на Дубровке, захваченного чеченскими террористами во время представления мюзикла «Норд-Ост» 23 октября 2002 года

Хотя я не уверен, что это правильный термин. Как можно назвать чувство, когда какой-то невидимый, безжалостный и коварный враг может в любой момент уничтожить вас и ваших близких? Ужас, шок, растерянность. То же испытывают и европейцы после своих страшных терактов.

— Христианская идентичность, в том числе, формируется через понятие «другой» к исламскому. Согласны ли Вы с этим утверждением?

— Не совсем понятно, о какой идентичности тут идет речь. Политически и идеологически Запад давно отказался от христианского прошлого и больше никак себя с ним не ассоциирует. Христианство живет вопреки, а не благодаря правительствам Европы, оно стало врагом в собственном государстве.

А так, конечно, для любого верующего существует разделение на «свой-чужой». В масштабах страны — на инородцев, иноверцев, «чужих». Сейчас между Западом и исламом лежит многовековой культурный и идеологический разлом, связанный не столько даже с верой, сколько с тем, что в последние столетия они прошли разные исторические пути. Мусульманский Восток выбрал ревностную веру и традицию, христианский Запад — прогресс и культуру. Исламский мир каменел в своем религиозном благочестии, Запад совершенствовался и развивался, становясь все более светским и гуманистичным.

https://lj-telegram.livejournal.com/7933.html?utm_source=newsletter&utm_medium=email&utm_campaign=weekend_01_04&media
____________________________________________
из комментов к этому

вдруг в очередной раз поймал себя на мысли -

в наше время кошки, собаки, дети и женщины стали как бы одной породой домашних животных, сам дом стал детской и раздулся до размеров планеты, а та сжалась до размера маленького домика, где сии животные диктуют всем как жить.


я люблю кошек, собак, детей и женщин, но не то, что с ними и нами творит Запад сегодня под вопли о культуре, которая не культура вовсе, гуманизме, который гуманно уничтожает человечество, равенстве, которое сеет бесплодный хаос, свободе, которая не от своей природы, и т.д., разрушая естественный, т.е. божественный, порядок вещей, при котором кошки не только милые зверьки, но еще и ловят мышей, собаки не только любимые питомцы, но и охраняют жилище и служат его хозяевам, дети не объекты для излияния сантиментов, но почитающая нас наша смена, а женщины не ровня нам, а наши верные жены, заботливые матери наших детей и почтительные дочери, - в общем патриархальный порядок в государстве и семье.

red dragon

законы фальшивые и подлинные

к этому

подлинные законы не устаревают, ибо отражают подлинную суть вещей.

устаревают псевдозаконы, выдуманные прогрессистами - либералами, демократами и пр. для оправвдания своего нигилизма.

разве нервная система обособлена от организма? или она выбирается путем всеобщего голосования созревших клеток?

там, где это в самом деле так, организм обречен на гибель так же, как и в случае когда она подчинена не принципу целого, а желаниям клеточных масс, разрушающих организм как симфонию органов.

а все сущее подчинено пяти принципам и законам

- принципу наименьшего действия,
- принципу фундаментальной симметрии из него,
- законам сохранения на его основе,
- закону деградации,
- закону компенсации.