Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

centaur

Коммунизм vs Православие

коммунизм - это

1) бесклассовое общество, т.е. глобальное общество всеобщего без особенного (без сословий, у которых свои особенные задачи в бытии социального организма с соотв. обязанностями и правами), ибо особенное есть результат необходимого якобы только на ранней стадии развития разделения труда, отчуждающего человека от его природы, из массы единичного - отдельных индивидов-человеков,

2) которые есть высшая ценность и потому все для них и на благо них - от каждого по способностям, каждому по потребностям, -

3) занимающихся исключительно творческим трудом в царстве свободы, где нет собственности из царства необходимости и потому нет эксплуатации человека человеком, ибо все необходимое производится автоматически под творческим человеческим контролем,

4) тем самым восходя к новым вершинам прогресса научного, технического и социального и якобы к полноте всеобщего счастья.

т.е. это человеко-божие, каковое есть дьявольщина, ибо человеки там должны стать как боги без Отца Небесного, что есть конечная стадия любого протестантизма, но особенно англосаксонского, на котором и стоит капитализм, ведущий к тотальной безотцовщине.

а Православие - это Бого-человечность, т.е. здесь человек - сын Божий, чтящий своего Отца Небесного в семье Церкви и Царства, во главе которого Государь-батюшка - земной отец народа и Государыня-матушка - земной образ Царицы Небесной - Богородицы, и брат Божий - брат Бога-Сына, служащий своим небесным Родителям, не забывая о земных...

но!

еще Платон учил:

правители государства не должны иметь собственности, ибо собственность порабощает собственника.

и был прав.

но у него правители - это философы (вариант - жрецы).

а должны быть бедные всадники Христовы во главе с Императором-Священником,

ибо

Non nobis Domine, non nobis, sed nomini tuo da gloriam.
centaur

типы обществ - информационное общество

все мало мальские университеты, научные и пром. центры, и даже простые школы сегодня связаны единой мировой паутиной, дающей возможность координировать их деятельность и эффективно распределять работы, значительная доля обучения и работы сейчас на удаленке через интернет, эта тенденция обозначилась еще в 90-е годы, плюс эволюция мобильной связи за 30 лет от простых моб.телефонов до современных суперсмартфонов, ставших универсальными коммуникаторами всех со всеми в той же паутине...

я помню лекцию 1985 года молодого еще Стива Джобса, который мне всегда нравился, в которой он с восторгом рассказывал о грядущем новом мире на основе компьютеризации и информатизации всего на свете, над чем он с товарищами работает, а в 90-е появилась концепция тонких клиентов - карманных микрокомпов, связанных с глобальной инфо-сетью из серверов по всему миру, прототипа смартфонов, детища того же Джобса.

всего этого и близко не было в индустриальном обществе, в котором однако главенствовали уже не Церковь и Армия от предания и откровение как в аграрном обществе, а капитал и новоевропейская наука, опирающиеся на материальные опыт и производство.

а сегодня главенствуют производители информации для планетарных масс, которых прогресс как-то обеспечил едой и кровом, но выключил из полнокровной жизни.

и реальность как всегда оказалась гораздо суровее представлений мечтателей, особенно представлений о человеке, и если техн.сторона их мечтаний воплотилась в действительность, то с человеческой натурой происходит ровно наоборот.

чем быстрее прогрессирует технотронная сфера, тем скорее деградирует человек. об этом предупреждали как раз еще в 80-е годы, когда компьютеры, от крупных промышленных до персональных, стали проникать во все сферы жизни, ибо как гласит закон этологии, в сверхкомфортной среде обитания популяция быстро вырождается, поскольку нет необходимости напрягаться чтобы выжить.

что и видно в информационном обществе.
centaur

основной закон этологии

в срерхнекомфортной среде обитания популяция быстро погибает, ибо у нее не хватает сил для адаптации и выживания.

в срерхкомфортной среде обитания популяция быстро вырождается, ибо ей не нужно напрягать силы для выживания, что вызывает деадаптацию к нормальной для нее среде обитания и тоже гибиль после неизбежного возвращения к ней.

т.н. прогресс создает ненормальную сверхкомфортную для хомо искусственную среду обитания.

источник прогресса - Ближний Восток и Европа с США
centaur

типы обществ - дискуссия с о.Александром

к этому

az118 28 апр, 2021 17:48

Нам нужна ословная монархия при служило-самодержавном строе, отчасти воспроизведенном в сталинском режиме 40-х, когда было восстановлено даже раздельное обучение мальчиков и девочек.

проблема в том, что индустриальное массовое общество не может существовать без прогресса и потому неизбежно сносит такой строй, само перетекая в постиндустриальную эпоху конца

partizan_1812 28 апр, 2021 19:15
Эта организация государства не соответствует индустриальному обществу. Мне кажется, этого достаточно.

az118 28 апр, 2021 19:34
индустриальное общество возникло 150 лет назад, вызвало две мировые войны, падение пяти мировых империй, серию соц.революций и в конце острый мировой кризис всей кап.системы в 60-х г, зафиксированный в т.ч. в докладе Римского клуба, после чего 50 лет назад начался неолиберальный разворот к постиндустриальному миру

partizan_1812 28 апр, 2021 19:43
Эти различия не слишком существенны в вопросе о сословной монархии. Постиндустриальное общество это удачный ярлык, но оно включает в себя и индустрию, и многие элементы организации индустриального общества. Нет фабрик с гудками и паровыми машинами, но все еще есть массовое производство и люди, которые его изобретают, организовывают и осуществляют.

az118 28 апр, 2021 20:02
увы, во многом это уже ушедшая натура, пафосом которой было покорение природы внешней и внутренней, что требовало больших масс наемных рабочих в тяжелой индустрии, куда они перетекали из агросектора, а сейчас основная масса работников занята в сфере услуг, часто идиотских как шоу-бизнес или прогрссистких как опасный айти-сектор, а доля занятых в реальном секторе неуклонно падает из-за повышения произв.труда.

partizan_1812 28 апр, 2021 20:51
Но когда прекратится маленькая по доли занятых людей, но необходимая работа промышленного сектора (включает все технологические разработки, в том числе хардвер и софтвер), это почувствуют все. Постиндустриальная иллюзия разобьётся.

az118 28 апр, 2021 21:14
тип общества определяется не наличием той или иной соц.группы, а ведущими производительной и управляющей силами.

в античность это рабы и рабовладельцы - рабовладельческое общество Афин и Рима, но не Египта, Спарты или Китая, где базовыми сословиями были крестьяне, военные, чиновники и священники или ученые с монахами, что делало эти страны феодальными, хотя рабов там было полно.

синоним постиндустриального общества - информационное общество, в котором без СМИ и инфо-сетей обмена данными действительно все встанет, т.е. базовые соц.группы сегодня - финансисты, айтишники и журналисты

partizan_1812 28 апр, 2021 21:22
Не будьте буквоедом. Айтишники это вполне себе индустриальная группа, а финансисты играли ключевую роль в жизни общества еще до 1917 года (см. Ленин "Империализм как..."). Журналисты как были важны, так и остаются, но прекрасно знают свое место на тотемном столбе.

Не будет хардвера, не будет и АйТи. Не будет биржи, как мы ее знаем. Не будет банковских систем 21 века. Не будет и современных форм журнализма. А хардвера не будет без, скажем, ваккумных комнат и прочего оборудования для изготовления микрочипов. Еще их надо перевозить, а поэтому все еще нужны корабли, самолеты и наземный транспорт. Нужны хардверные средства передачи информации (кабельные линии, спутники, ракеты). Нужно строить здания и оборудовать их бытовой и оргтехникой. Нужна военная техника все это защищать. Всю эту технику надо постоянно совершенствовать и изготовлять.

Журналисты не смогут этого сделать. И даже айтишники не смогут.

az118 28 апр, 2021 21:44
проектирование того же железа или иной сложной продукции уже не возможно без ПО, а фин-пром группы превратились в фин-инфо группы при тотальной идеологизации и глобальности их обслуживающих англоязычных СМИ, воздействующих сверхоперативно на громадные массы населения в нужном этим группам направлении конца истории

partizan_1812 28 апр, 2021 21:49
Так. Но все возможности фининфо и СМИ зависят от "железа".
Да, нет той индустриальной массовости, что была раньше. Но все завязано именно на промышленное производство. Не отделяйте АйТи от него. Инженер или химик 19 века тоже не вкалывал у конвейера, а сидел в кабинете и был частью иной социальной среды, нежели рабочие, но был неотъемлемой частью промышленной системы.

az118 29 апр, 2021 10:56
если индустрия это массовое производство товаров или услуг на продажу с использованием техн.устройств, то любое общество с производящей экономикой с минимальски развитой торговлей начиная с эпох энеолита и бронзы будет индустриальным и сами термины "доиндустриальное общество", "индустриальное общество", "постиндустриальное общество" становятся бессмысленными, что влечет невозможность различать типы обществ и видеть переходы между ними, ощущать ток истории, ибо уже 5000 лет везде и всегда есть индустрия еды, тканей, одежды, оружия, фин- и секс-услуг, т.е. капитализм с либеральной демократией вечен и потому от Бога, а феодализм и средневековье со служилым строем и социальной иерархией от Неба богопротивны.

однако что-то тут не так и науки история и социология начинают глухо ворчать :)

посмотрим в чем тут дело...

Становление концепции постиндустриального общества

Термин «постиндустриализм» был введён в научный оборот в начале XX века учёным А. Кумарасвами, который специализировался на доиндустриальном развитии азиатских стран. В современном значении этот термин впервые был применён в конце 1950-х годов, а широкое признание концепция постиндустриального общества получила в результате работ профессора Гарвардского университета Дэниела Белла, в частности, после выхода в 1973 году его книги «Грядущее постиндустриальное общество»[2].

Близкими к постиндустриальной теории являются концепции информационного общества[3], постэкономического общества, постмодерна, «третьей волны», «общества четвёртой формации», «научно-информационного этапа принципа производства». Некоторые футурологи считают, что постиндустриализм — это лишь пролог перехода к «постчеловеческой» фазе развития земной цивилизации.

Развитие постиндустриального общества

В основе концепции постиндустриального общества лежит разделение всего общественного развития на три этапа:[4]

- Аграрное (доиндустриальное) — определяющей являлась сельскохозяйственная сфера, главные структуры — церковь, армия.
- Индустриальное — определяющей являлась промышленность, главные структуры — корпорация, фирма.
- Постиндустриальное — определяющим являются теоретические знания, главная структура — университет, как место их производства и накопления.

Аналогично, Э. Тоффлер выделяет три «волны» в развитии общества:

- аграрная при переходе к земледелию.
- индустриальная во время промышленной революции.
- информационная при переходе к обществу, основанному на знании (постиндустриальному).

Д. Белл выделяет три технологических революции:

- изобретение паровой машины в XVIII веке.
- научно-технологические достижения в области электричества и химии в XIX веке.
- создание компьютеров в XX веке.

Белл утверждал, что, подобно тому, как в результате промышленной революции появилось конвейерное производство, повысившее производительность труда и подготовившее общество массового потребления, так и теперь должно возникнуть поточное производство информации, обеспечивающее соответствующее социальное развитие по всем направлениям.

Постиндустриальная теория, во многом, была подтверждена практикой. Как и было предсказано её создателями, общество массового потребления породило сервисную экономику, а в её рамках наиболее быстрыми темпами стал развиваться информационный сектор хозяйства.[5]
centaur

SUUM CUIQUE

ИноСМИ - Наука

Расизм и дискриминация ошибочны в принципе, а не с научной точки зрения — с этого смелого заявления начинается статья о генетике рас и народов в Time. В действительности у всех людей набор генов примерно одинаков. Но дело в том, что эволюция продолжается, и она носит региональный характер, зависящий от условий развития.

Time (США): что говорит наука о расах и генетике

07.01.2021

Уэйд (Nicholas Wade)

Социологи издавна придерживаются точки зрения, что человеческие расы — это социальное построение, не имеющее биологической основы. Соответственно, они исходят из того, что эволюция человека остановилась в далеком прошлом — настолько давно, что историкам и экономистам нет необходимости рассматривать эволюционные доводы и объяснения.

После расшифровки генома человека появляется все больше данных, наглядно подтверждающих, что эти две предпосылки, которые всегда казались маловероятными, просто неверны. На самом деле, у расы есть биологическая основа. И сейчас не вызывает никаких сомнений то, что эволюция человека — это непрерывный процесс, который активно продолжается последние 30 тысяч лет. И почти наверняка он шел на всем протяжении человеческой истории, и идет по сей день (хотя новейшую эволюцию измерить количественно довольно трудно).

В результате новых исследований человеческого генома было установлено, что эволюция человека продолжается, что она обширна и носит региональный характер. Биологи, исследующие геном и ищущие доказательства естественного отбора, обнаружили сигналы многих генов, которым естественный отбор в недавнем эволюционном прошлом отдавал предпочтение. Согласно данным одного анализа, не менее 14% генома человека изменилось под воздействием недавней эволюции.

Анализ геномов со всего мира показывает, что у расы есть биологическая основа, несмотря на официальные заявления ведущих социологических организаций об обратном. Иллюстрацией данного довода является тот факт, что у представителей смешанных рас, скажем, у афроамериканцев, генетики могут сегодня выявить индивидуальный геном и отнести каждый его сегмент к африканскому или европейскому предку. Это было бы невозможно, если бы у рас не имелось некоего базиса в биологической действительности.

Расизм и дискриминация ошибочны в принципе, а не с научной точки зрения.

При этом в новых представлениях о расе трудно увидеть что-то такое, что дало бы новые аргументы расистам. Верно как раз обратное. Исследования генома показывают, что у всех людей, независимо от расы, имеется одинаковый набор генов. Каждый ген существует во множестве разновидностей, известных под названием аллели. В связи с этим можно предположить, что у разных рас имеются свои собственные характерные и особенные аллели. Но и это не так. У некоторых аллелей действительно весьма асимметричное распределение, но этого недостаточно, чтобы объяснить разницу между расами. Похоже, что разница основана на такой тонкой материи, как относительные частоты аллелей. Окончательный вердикт по геному заключается в том, что человечество в основе своей одинаково.

Генетика и социальное поведение

Эволюция человека не просто продолжается, причем в больших масштабах. Она также носит региональный характер. Период времени от 30 тысяч до 5 тысяч лет тому назад, по которому можно выявить сигналы недавнего естественного отбора, начался после разделения на три основные расы. Поэтому он иллюстрирует отбор, который происходил в основном независимо в рамках каждой отдельной расы.

Три основные расы — это африканцы (живущие южнее Сахары; негроиды), восточные азиаты (китайцы, японцы, корейцы; монголоиды) и европеоидная раса (европейцы, народы Ближнего Востока и индийского субконтинента). В каждой из этих рас свой набор генов претерпевает изменения в результате естественного отбора. Именно этого можно ожидать от населения, которому пришлось приспосабливаться к различным условиям на каждом континенте. Те гены, на которые особенно повлиял естественный отбор, должны управлять не только вполне ожидаемыми чертами, такими как цвет кожи и обмен веществ, но и некоторыми аспектами функционирования головного мозга. Хотя роль этих прошедших процесс селекции генов пока не понятна, очевидная истина состоит в том, что влияющие на мозг гены точно так же подвержены естественному отбору, как и любой другой тип генов.

Какой может быть роль этих генов, которым отдал предпочтение естественный отбор? Эдварда Уилсона (Edward O. Wilson) буквально пригвоздили к позорному столбу за то, что он в своей вышедшей в 1975 году книге «Социобиология» (Sociobiology) написал о наличии у человека множества социальных инстинктов. Однако последующие исследования подтвердили мысль, что все мы изначально социальны и дружелюбны. С самых ранних лет мы хотим принадлежать к группе, соответствовать ее правилам и наказывать тех, кто эти правила нарушает. Позднее инстинкты побуждают нас выносить нравственные суждения и защищать свою группу, иногда даже жертвуя ради нее собственной жизнью.

Все, что имеет генетическую основу, например, эти самые социальные инстинкты, может меняться в результате естественного отбора. Изменяющая сила общественных инстинктов заметнее всего у муравьев, которые, подобно человеку, находятся на вершине шкалы общественного поведения. Общественный инстинкт в природе встречается редко, поскольку индивидуумам необходимо обуздывать свои мощные эгоистические инстинкты и становиться хотя бы отчасти альтруистами, чтобы их общество функционировало. Но когда появляется социальный вид, он может очень быстро занять новые ниши и использовать их путем лишь незначительных корректировок своего общественного поведения. Так муравьи и люди покорили мир — к счастью, каждый в своем масштабе.

Традиционно эти социальные различия приписывают исключительно культуре. Но если так, то почему племенным обществам типа иракского или афганского столь трудно изменить свою культуру и начать жить, как все современные государства? Объяснение может заключаться в том, что у племенного поведения имеется генетическая основа. Уже известно, что генетическая система, основанная на гормоне окситоцин, регулирует степень внутригруппового доверия. Это один из способов, при помощи которого естественный отбор может усиливать племенное поведение или ослаблять его.

Человеческие общественные структуры меняются настолько медленно и с таким трудом, что можно подумать, будто эволюционное влияние в них напрочь отсутствует. Современный человек 185 000 лет жил как охотник и собиратель, прежде чем перейти к оседлому образу жизни в составе постоянных общин. Возвести крышу над головой и иметь больше, чем можно унести на себе, — это казалось вполне очевидным и само собой разумеющимся шагом. То, что на это ушло так много времени, говорит о необходимости генетических изменений в социальном поведении человека и о том, что они возникали на протяжении жизни многих поколений.

Похоже, что племенной строй — это принимаемый по умолчанию способ политической самоорганизации человека. Он может быть очень эффективным, ведь самая крупная в мире сухопутная империя монголов имела племенную организацию. Но от трайбализма трудно уйти, а это, опять же, указывает, что в данном случае могут понадобиться постепенные перемены эволюционного характера.

Различные расы развиваются, по сути дела, параллельными путями, но, поскольку они делают это самостоятельно, неудивительно, что два важнейших перехода в своей социальной организации они осуществили в разное время. Европеоидная раса первой создала оседлые общины примерно 15 тысяч лет назад. За ней последовали восточные азиаты и африканцы. Китай, создавший первое в мире государство современного типа, отказался от племенного строя 2 тысячи лет назад. Европа сделала это всего тысячу лет назад, а население Ближнего Востока и Африки до сих пор переживает родовые муки этого процесса.

Два конкретных тематических исследования предоставляют нам новые доказательства того, что эволюция причастна к формированию общественного поведения человека в недавнем прошлом. Первое посвящено промышленной революции, а второе — познавательным достижениям евреев.

Поведенческие изменения, стоящие за промышленной революцией

По своей сути промышленная революция была квантовым скачком в производительности общества. Прежде все, кроме знати, жили на грани голода. Такое существование на уровне прожиточного минимума было характерной чертой аграрных экономик, причем с того самого времени, когда было изобретено сельское хозяйство.

Причиной такой экономической стагнации была вовсе не нехватка изобретательности. У Англии в начале XVIII века были парусные корабли, огнестрельное оружие, печатные машины и прочая техника, о которой охотники и собиратели не могли даже мечтать. Но вся эта техника никак не улучшала материальное благосостояние обычного человека. Причиной тому была аграрная экономика, которую называли «мальтузианской ловушкой» по имени священника Томаса Мальтуса. В своем написанном в 1798 году «Опыте о законе народонаселения» Мальтус отмечал, что всякий раз, когда производительность повышается и еда появляется в изобилии, все больше младенцев начинают доживать до зрелого возраста, пополняя армию голодных ртов, съедающую все излишки. И в течение одного поколения люди возвращаются к жизни впроголодь.

Это довольно странно, но Мальтус написал свое сочинение в тот самый момент, когда Англия, а вскоре после нее — и другие европейские страны были готовы вот-вот выбраться из его мальтузианской ловушки. Это произошло благодаря существенному повышению эффективности производства, когда дополнительная рабочая сила увеличивала доходы, а не сдерживала их.

Данное событие, известное как промышленная революция, — выдающийся момент в экономической истории. Однако среди историков экономики нет согласия в вопросе о том, как его объяснить. «Значительная часть современных общественных наук появились в конце XIX и в XX веке благодаря попыткам европейцев понять, что делает уникальным путь экономического развития Западной Европы. Однако эти попытки не привели к единому мнению», — пишет историк Кеннет Померанц (Kenneth Pomeranz).

Некоторые специалисты утверждают, что реальной движущей силой является демография: европейцы выбрались из мальтузианской ловушки благодаря тому, что ограничивали рождаемость такими методами, как поздний брак. Другие объясняют это базисными изменениями, такими как зачатки современной английской демократии, гарантии имущественных прав, развитие конкурентных рынков, а также появление патентов, которые стимулировали изобретательскую деятельность. Однако многие указывают на появление новых знаний начиная с эпохи Просвещения XVII и XVIII веков, а также на доступность капитала.

Такое изобилие объяснений и то обстоятельство, что ни одно из них не удовлетворяет в полной мере всех экспертов, указывает на необходимость искать обоснования совершенно нового типа. Историк экономики Грегори Кларк (Gregory Clark) предложил свое толкование, отважившись рассмотреть весьма правдоподобную, но неизученную возможность: что производительность повышается в результате изменений качеств человека.

Своим предположением Кларк бросил вызов традиционным представлениям, ведь обычно экономисты повсюду смотрят на людей как на идентичные и взаимозаменяемые блоки общей структуры. Некоторые экономисты заявили о неправдоподобности такой точки зрения и начали задаваться вопросом, может ли природа примитивных человеческих блоков, которые производят и потребляют все товары и услуги экономики, иметь влияние на показатели ее производительности. Они обсуждают человеческие качества, но обычно подразумевают под ними лишь образование и подготовку. Другие ученые полагают, что различия в экономических показателях между странами могут объясняться культурой, но при этом они не уточняют, какие именно аспекты культуры имеют в виду. Никто пока не осмелился сказать, что культура может включать эволюционные изменения в поведении. Но никто и не исключает напрямую такую возможность.

Чтобы в полной мере оценить подоплеку идеи Кларка, нам придется вернуться к Мальтусу. Его «Опыт о законе народонаселения» (An Essay on the Principle of Population) произвел огромное впечатление на Чарльза Дарвина. Именно у Мальтуса Дарвин взял принцип естественного отбора, сделав его центральным механизмом в своей теории эволюции. Дарвин понял: если люди живут на грани голода, едва сводя концы с концами, то любое, даже малейшее преимущество может оказаться решающим. И обладатель такого преимущества обязательно передаст его по наследству своим детям. Эти дети и их потомство станут процветать, в то время как остальные люди погибнут.

«В октябре 1838 года, то есть через пятнадцать месяцев после того, как я приступил к своему систематическому исследованию, я случайно, ради развлечения, прочитал книгу Мальтуса „О народонаселении", и так как благодаря продолжительным наблюдениям за образом жизни животных и растений я был хорошо подготовлен к тому, чтобы оценить [значение] повсеместно происходящей борьбы за существование, меня сразу поразила мысль, что при таких условиях благоприятные изменения должны иметь тенденцию сохраняться, а неблагоприятные — уничтожаться. Результатом этого и должно быть образование новых видов. Теперь, наконец, я обладал теорией, при помощи которой можно было работать».

Учитывая верность теории Дарвина, нет причин сомневаться, что естественный отбор действует и среди того самого английского населения, которое предоставило доказательства его существования. Вопрос в том, какие именно черты при этом отбираются.

Четыре ключевых особенности

Кларк указывает на четыре поведенческие особенности населения Англии, которые претерпевали устойчивые изменения в период с 1200 по 1800 годы, а также описывает весьма правдоподобный механизм таких изменений. К ним он относит межличностное насилие, грамотность, склонность к бережливости и экономии, а также трудолюбие.

Показатели по количеству убийств у мужчин, например, уменьшились с 0,3 на тысячу человек в 1200 году до 0,1 на тысячу человек в 1600 году. А в 1800-м они снизились еще примерно в десять раз. Даже в начале этого периода уровень насилия среди людей был значительно ниже, чем в современном обществе охотников и собирателей. В Парагвае у аборигенов аче показатель убийств составляет 15 на тысячу мужчин.

Все это время рабочий день неизменно увеличивался, а процентные ставки снижались. Когда вычитается инфляция и риск, процентные ставки отражают ту компенсацию в виде немедленного вознаграждения, которую человек требует отсрочить путем переноса потребления благ с текущего момента на более поздний срок. Экономисты называют это временным предпочтением, а психологи — отсроченным вознаграждением. Дети, которым отсроченное вознаграждение в целом не по душе, имеют высокие показатели временного предпочтения. В своем хорошо известном эксперименте по отсроченному вознаграждению с зефиром психолог Уолтер Мишел (Walter Mischel) проверял детей на их предпочтения. Он предлагал им один зефир немедленно или два через пятнадцать минут. Оказалось, что простое детское решение имеет далеко идущие последствия: дети, не поддавшиеся искушению, лучше учились в школе и в целом были более успешны в обществе во взрослой жизни.

У детей очень высокие показатели временного предпочтения, но по мере взросления, когда они развивают в себе навыки самоконтроля, эти показатели снижаются. У американских детей шестилетнего возраста, например, показатель временного предпочтения составляет около 3% в день или 150% в месяц. Это то дополнительное вознаграждение, которое им надо предлагать, чтобы они отказались от незамедлительного удовольствия. У охотников и собирателей показатели временного предпочтения тоже высокие.

Процентные ставки, отражающие временные предпочтения общества, тоже были очень высоки. С самых ранних времен нашей истории и до 1400 года н.э. (за этот период имеются данные) во всех обществах они составляли около 10%. Затем начался период устойчивого снижения процентных ставок, которые к 1850 году составляли уже менее 3%. Поскольку инфляции и других факторов воздействия на ставки в то время практически не было, их снижение, по мнению Кларка, указывает на то, что люди становились менее импульсивными, более терпеливыми, более склонными откладывать деньги впрок.

Эти поведенческие перемены в Англии в период с 1200 по 1800 год имели важнейшее экономическое значение. Они постепенно превращали жестокое и недисциплинированное крестьянское население в эффективную и высокопроизводительную рабочую силу.

Каждый день приходить на работу вовремя и без опозданий, а также заниматься однообразным и монотонным трудом по восемь часов и более — это отнюдь не естественная манера поведения человека. Охотники и собиратели не стали бы заниматься этим делом по доброй воле, однако аграрное общество изначально требовало дисциплины при работе в поле, когда сеять и собирать урожай необходимо в нужное время. Видимо, такое качество, как самодисциплина, у сельского населения Англии развивалось постепенно на протяжении многих веков вплоть до 1200 года. А этот момент времени просто был зафиксирован документально.

Кларк открыл генетический механизм, посредством которого мальтузианская экономика могла породить такие изменения у населения Англии. Среди богатых людей выживало больше детей, чем среди бедных. Исследуя завещания, написанные в период с 1585 по 1638 год, Кларк обнаружил, что у завещателя, оставлявшего наследникам девять и менее фунтов стерлингов, в среднем было двое детей, а то и меньше. Количество наследников стабильно росло с увеличением богатства. Так, у самых богатых мужчин, оставлявших после себя наследство на 1000 фунтов и свыше того, было четверо и более детей.

С 1200 по 1760 год население Англии было весьма устойчивым, и его численность мало менялась. Это означало, что если у богатых рождалось больше детей, чем у бедных, им приходилось опускаться вниз по социальной лестнице, поскольку в целом детей было слишком много, чтобы всем оставаться в высшем классе.

Такое социальное понижение имело далеко идущие генетические последствия. Эти дети наследовали те черты характера, благодаря которым их родители стали богатыми. Ценности верхушки среднего класса, такие как отказ от насилия, грамотность, бережливость и настойчивость, теперь передавались более низкому экономическому классу, распространяясь по всему обществу. Поколение за поколением они со временем становились ценностями всего общества в целом. Этим и объясняется устойчивое снижение насилия и повышение грамотности среди английского населения, отмеченное Кларком. Более того, эти черты проявлялись постепенно, на протяжении нескольких столетий, а такие временные рамки более типичны для эволюционных изменений, нежели для культурных.

В более широком смысле такие перемены в поведении были лишь частью множества изменений, произошедших в английском обществе в процессе перехода к рыночной экономике. Рынкам нужны цены и символы, они вознаграждают человека за умение считать, читать и писать, а также за способность мыслить символами. «Характеристики населения менялись на всем протяжении дарвиновского отбора, — пишет Кларк. — Англия оказалась в авангарде таких изменений благодаря своей длительной мирной истории, начавшейся самое позднее в 1200 году, а может, и еще раньше. Культура среднего класса распространилась на все общество через биологические механизмы».

Специалисты по истории экономики обычно считают промышленную революцию довольно неожиданным и внезапным явлением, и видят свою задачу в том, чтобы раскрыть исторические условия, которые предшествовали ей и вызвали эти глубочайшие преобразования в экономической жизни. Но у важных событий скорее всего есть важные причины. Причиной промышленной революции стали не события предшествовавшего ей столетия, а изменения экономических привычек и поведения человека, которые медленно происходили в аграрных обществах на протяжении предыдущих 10 тысяч лет.

Конечно, этим объясняется и то, почему опыт и практику промышленной революции с такой легкостью и готовностью переняли другие европейские государства, а также Соединенные Штаты Америки и Восточная Азия. Ведь население всех этих стран жило в аграрных экономиках и тысячелетиями эволюционировало при тех же самых жестких ограничениях мальтузианского режима. Ни один ресурс, ни одно основополагающее изменение, которые чаще всего считают причинами промышленной революции, не могли проявиться в этих странах со всей эффективностью в 1760-х годах. И не проявились.

Таким образом, без ответа остаются вопросы, почему промышленную революцию надо считать внезапной и почему она сначала произошла в Англии, а не в какой-то другой стране, где для нее созрели все необходимые условия. Кларк дает ответы на эти вопросы, объясняя это резким ростом населения Англии, которое в период с 1770 по 1860 годы увеличилось втрое. Это тревожное предзнаменование и заставило Мальтуса написать свой «Опыт о законе народонаселения».

Но, вопреки мрачным предсказаниям Мальтуса о массовой гибели населения от пороков и голода, что было бы верно на любом более раннем этапе человеческой истории, на сей раз доходы у людей выросли, и экономика впервые выбралась из мальтузианской ловушки. Кларк сухо замечает, что английские рабочие ускорили этот рывок своим упорным трудом как в цеху, так и в постели.

Своими данными Кларк убедительно доказывает, что население Англии генетически отреагировало на суровые испытания мальтузианского режима и что изменения в его общественном поведении в период с 1200 по 1800 год формировались под воздействием естественного отбора. Безусловно, бремя доказательства ложится теперь на тех, кто станет утверждать, что население Англии каким-то чудесным образом было избавлено от влияния тех самых сил естественного отбора, о существовании которых говорил Дарвин.

Объясняя коэффициент умственного развития евреев-ашкеназов

Второй пример новейшей человеческой эволюции преподносят нам европейские евреи, особенно ашкеназы из Северной и Центральной Европы. В пропорции к численности своего населения евреи внесли несоразмерно большой вклад в западную цивилизацию. Это нетрудно измерить количеством Нобелевских премий. Евреи составляют всего 0,2% от населения мира, однако они получили 14% Нобелевских премий в первой половине XX века, 29% во второй и 32% в XXI веке. Здесь есть нечто такое, что требует разъяснений.

Если успехи евреев носят чисто культурный характер (стращающие детей матери или усердие в учебе), то другие народы могли бы добиться аналогичных успехов, просто копируя их культурные обычаи и привычки. Поэтому было бы разумно подумать вот о чем: вероятно, генетическое давление на евреев в их особой истории способствовало развитию познавательных навыков и умений этого народа?

О таком давлении в своей книге «Немногие избранные: как образование определило ход еврейской истории с 70 по 1492 год» (The Chosen Few: How Education Shaped Jewish History, 70-1492) пишут историки экономики Маристелла Боттичини (Maristella Botticini) и Цви Экштайн (Zvi Eckstein). В 63 или 65 году нашей эры верховный вероучитель Джошуа бен Гамла (Joshua ben Gamla) издал и ввел в действие указ о том, что каждый отец-еврей должен отправить своих сыновей в школу, чтобы они могли читать и понимать еврейский закон. Евреи в то время жили в основном за счет сельского хозяйства, как и все остальные народы, а образование было дорого и не приносило особой практической пользы. Многие евреи отказывались от иудаизма, переходя в новую и менее строгую веру, ныне известную как христианство.

Боттичини и Экштайн ничего не говорят о генетике, но совершенно очевидно, что если менее способные к усвоению грамоты евреи поколение за поколением переходили в христианство, то грамотность и соответствующие способности в среднем росли среди тех, кто оставался иудеем.

Когда в средневековой Европе начала развиваться торговля, еврейская община оказалась идеально приспособленной к тому, чтобы стать европейскими торговцами и ростовщиками. В мире, где большинство людей были неграмотны, евреи могли читать контракты, вести бухгалтерию, оценивать залоги и осуществлять коммерческие расчеты. Они сформировали естественную торговую сеть через своих единоверцев в других городах, и у них были суды раввинов для урегулирования споров. Евреи занялись ростовщичеством не из-за того, что были вынуждены это делать, как полагают некоторые историки, а потому что сами выбрали это занятие, говорят Боттичини и Экштайн. Это было рискованное, но очень доходное дело. Чем больше преуспевали способные евреи, тем больше выживших детей могли прокормить самые богатые из них — как и остальные нации до XIX века.

Когда евреи освоились в своей требующей больших знаний нише, их способности развились до такой степени, что средний коэффициент умственного развития у евреев-ашкеназов теперь составляет в среднем от 110 до 115. Это самый высокий показатель среди всех известных этнических групп. Генетики Генри Харпендинг (Henry Harpending) и Грегори Кокран (Gregory Cochran) посчитали, что при условии высокой степени наследуемости интеллекта коэффициент умственного развития у ашкеназов увеличился на 15 пунктов всего за пять столетий. Первые евреи-ашкеназы появились в Европе около 900 года н.э., но, скорее всего, их умственные способности начали развиваться гораздо раньше.

Если развитые умственные способности у ашкеназов имеют генетическую основу, то это явление интересно само по себе, а также в качестве примера того, как естественный отбор повлиял на население в недавнем прошлом.

Адаптационная реакция на различные общества

Длинную руку эволюции можно заметить в крупных преобразованиях структуры человеческого общества и в двух вышеописанных случаях. Конечно, все это гипотезы, и теория влияния генов пока еще ждет своего доказательства. Если значительные эволюционные изменения могут происходить в такие короткие исторические сроки, то эволюционные составляющие, вероятно, присутствуют и в других крупных исторических событиях. Один из возможных вариантов — это развитие и усиление Запада, вызванное из ряда вон выходящей экспансией европейских обществ как в области знаний, так и в сфере географического влияния.

Запад быстро обогнал две другие крупные силы Средних веков, которые были на подъеме вплоть до XVI века н.э., — Китай и исламский мир.

В своей книге «Богатство и бедность наций» (The Wealth and Poverty of Nations) историк экономики Дэвид Ландес (David Landes) исследует всевозможные факторы в попытке найти объяснение усилению Запада и застою Китая. По сути дела, он приходит к выводу о том, что ответ заложен в характере народа. Ландес называет решающим фактором культуру, но при этом дает ей такое определение, которое подразумевает понятие расы.

«Если история экономического развития чему-то нас и научила, так это тому, что культура имеет решающее значение, — пишет он. — Свидетельством тому является предприимчивость эмигрантских меньшинств — китайцев в Восточной и Юго-Восточной Азии, индийцев на востоке Африки, ливанцев в западной части Африки, евреев и кальвинистов почти во всей Европе и так далее. Однако культура в узком смысле внутренних ценностей и взглядов, служащая направляющим ориентиром для населения, пугает ученых. В этом есть дьявольский душок расизма и наследственности, впечатление непреложности и неизменности».

Есть в этом дьявольский душок или нет, но, как считает Ландес, именно культура каждой расы формирует разницу в экономическом развитии. Собранные Кларком данные о снижении уровня насилия и распространении грамотности с 1200 по 1800 годы дают нам некоторые свидетельства того, что в культуре и общественных институтах присутствует социальный компонент.

Хотя по населению Китая соответствующие данные отсутствуют, китайское общество имело свои отличительные особенности в течение как минимум 2000 лет. Мощная тяга к выживанию должна была приспособить китайцев к их обществу точно так же, как европейцы приспособились к своему.

Может, китайцы несут в себе гены приверженности традициям и авторитарной власти? Может, у европейцев есть такие аллельные гены, которые формируют у них предрасположенность к свободному обществу и власти закона?

Вряд ли это так. Но наверняка существует некий генетический компонент, формирующий склонность к соблюдению правил общества и наказанию тех, кто эти правила нарушает. Если бы у европейцев было немного меньше склонности наказывать нарушителей, а у китайцев — чуть больше, этим можно было бы объяснить, почему европейские общества терпимее относятся к инакомыслию и новшествам, а китайское общество такой толерантности не проявляет. Гены, управляющие стремлением соблюдать правила и наказывать нарушителей, пока не выявлены, а поэтому мы не знаем, различаются ли они у европейцев и китайцев таким образом, о котором мы только что говорили. У природы много кнопок и клавиш для настройки интенсивности общественного поведения в разных народах и много разных путей, ведущих к одному и тому же решению.

На протяжении большей части задокументированной истории китайская цивилизация превосходила остальные, а поэтому разумно будет предположить, что превосходство китайских институтов зиждется на сплаве культуры и унаследованного общественного поведения.

Усиление Запада тоже вряд ли могло быть простой культурной случайностью. По мере того как европейское население приспосабливалось к географическим и военным условиям своего конкретного ареала, оно создавало общества, которые оказывались более новаторскими, прогрессивными и продуктивными, чем другие, по крайней мере в своих обстоятельствах.

Конечно, это ни в коей мере не означает, что европейцы стоят выше остальных. С точки зрения эволюции это в любом случае бессмысленная идея. Не менее бессмысленно говорить и о том, что китайцы в эпоху своего расцвета превосходили остальных. Китайское авторитарное общество может когда-нибудь снова стать более успешным, особенно в условиях серьезных экологических нагрузок.

Цивилизации могут усиливаться и ослабевать, но эволюция никогда не останавливается. Вот почему генетики вместе с могущественными силами культуры могут сыграть определенную роль в формировании характера человеческого общества. История и эволюция — это не отдельные процессы, и эволюция человека не остановилась на приличном расстоянии от точки начала истории. Чем дольше мы вглядываемся в геном человека, тем больше нам кажется, что два эти процесса изящно переплетаются между собой.

Николас Уэйд — бывший научный редактор The New York Times. Эта статья — сокращенная версия его новой книги «Неспокойное наследие» (A Troublesome Inheritance).

_______________________________________
зы

1. Династию Цин Запад обогнал только в начале 19 века, когда созрели первые плоды Пром. революции.

2. Сама Пром. революция- плод Нового времени и Просвещения, которые были вызваны ремиссией больной западной психики после глубокой психотравмы в ходе кровавой Реформации как реакции на Ренессанс - гигантской психокультурной девиации после эпидемии чумы 14 века в христианском психокультурном и политэкономическом контекстах 10-15 веков, девиации, унаследовавшей психокультурную девиацию классической античности, нервом которой были морская торговля и полисная демократия.
red dragon

Ростовка - последний памятник эпохи господства сейминско-турбинского феномена


Ростовка - последний памятник эпохи господства сейминско-турбинского феномена



17 февраля
73 нравится
948 дочитываний
3,5 мин.

Инвентарь из Ростовки
Инвентарь из Ростовки

В Западной Сибири находится некрополь в посёлке Ростовка. Его принадлежность Сейминско-турбинцам не вызывает серьёзных сомнений. Открыт в 1965, исследован В.И. Матющенко в 1966–69. Расположен на северо-восточной окраине одноимённого села, на левом берегу Оми, в 15 км вверх по течению от Омска. Исследовано 38 захоронений. Погребения расположены рядами. В 31 случае отмечены трупоположения. Погребённые лежали на спине в вытянутом положении, головой на восток. Отмечены также вторичные погребения и трупосожжения.

Особенностью Ростовки являются захоронения мастеров-металлургов. В могильнике отмечена ещё одна своеобразная особенность: в древности многие могилы были подвергнуты преднамеренному разрушению. Разорение могил производилось не с целью грабежа, а для отмщения. В раскопанных погребениях встречены разбитые черепа, разрушенные останки верхних частей туловища. Столь необычный способ мести мог быть вызван только глубокой ненавистью к обладателям черепов. Местное население самусьсцев настолько было задавлено властью завоевателей, что и после их исчезновения не преминуло возможностью отомстить даже мертвецам. Хотя если вспомнить захоронения в Ганьсу, то деформация черепа у погребённого признак культуры тохар. Есть и другие неясности: 1) хронологически памятник относят к концу XIV века до н.э., а появление Сейсминско-турбинской культуры определено выше первой третью XVII века до н.э.; 2) культурная привязка этого памятника относительна, некрополь находился на стыке трёх культур — кротовской (с большим сомнением соотносимой с протоуграми), самусьской (протокеты) и степной (скорее всего петровской — ираноязычной, возможно андроновской).

Поздняя датировка памятника и отсутствие других известных крупных могильников Сейминско-турбинцев на территории Западной Сибири позволяет сделать предположение, что Ростовкинский могильник появился на излёте существования культуры, когда часть её представителей вернулась из Восточной Европы и застала вновь образовавшуюся в их отсутствие самусьскую культурную общность, с ярко выраженным чувством неприятия завоевателей. Хотя в культурном отношении в сфере металлообработки ставшую преемницей своих завоевателей. Следовательно, исходя из хронологии существования самусьской культурной общности — XVI- XIV вв. до н.э., и временем исчезновения транскультурного феномена Сейминско-турбинской культуры с исторической арены XV (возможно XIV) век до н.э., можно предположить, что какое-то время оба народа сосуществовали одновременно, причём самусьсцы были и политически, и экономически подчинены.

Инвентарь из Ростовки
Инвентарь из Ростовки

Материал Ростовкинского могильника огромен. Это и бронзовые кельты, ножи разных форм и размеров, наконечники копий с вильчатым или ромбическим стержнем, долота, шилья, литейные формы, различные каменные изделия и т. д. Основная масса бронзовых вещей — копья с вильчатым стержнем, кельты с геометрическим орнаментом (горизонтальная лесенка ниже втулки, от которой спускаются треугольные фестоны и цепочка свисающих ромбов), большой массивный нож со скульптурным навершием на рукояти и некоторые другие предметы, которые находят достаточно близкие аналогии в Сейминском могильнике. Среди каменных орудий преобладают вкладыши и наконечники стрел. Вкладыши обычно имеют четырёхугольную форму и обработаны по всей поверхности. Наконечники стрел представлены в основном треугольными формами, а также листовидными со слабовыраженным черешком. Все эти каменные изделия близки одноимённым категориям орудий из Турбинского и Сейминского могильников. Необходимо особо упомянуть об уникальных для урало-сибирской территории находках. К таковым относятся вильчатые копья с остро заточенным коленчатым лезвием на втулке, лопаткообразный кельт с изображением солярных знаков и горного козла, массивный дугообразный нож со скульптурным изображением лошади, влекущей за собой лыжника, великолепный набор костяных лат.

Середина 2-го тыс. до н. э. Могильник Ростовка
Середина 2-го тыс. до н. э. Могильник Ростовка

Керамика Ростовкинского могильника, за редким исключением, имеет открытую баночную форму, хотя известны и горшковидные. Орнаментировалась обычно вся внешняя поверхность. Техника нанесения узоров разнообразна: отступающая лопаточка, желобчатые линии, гребенчатый штамп, качалка, валиковые налепы, прочерченные узоры и т. д. Не менее многообразны и орнаментальные мотивы. Можно смело констатировать, что в декоративном стиле ростовкинской керамики нашла отражение орнаментальная манера самых разных лесостепных, южнотаёжных и отчасти степных культур Обь-Иртышья самусьско-сейминской эпохи.

В археологической литературе Косаревым уже приводились доводы в пользу того, что Ростовка относится к самому концу самусьско-сейминской эпохи. Бронзовый инвентарь Ростовкинского могильника имеет ряд элементов, позволяющих с достаточной определённостью сопоставлять его с металлическими изделиями Карасука и Аньяна (бронзовый дугообразный нож, украшенный по рукояти цепочкой заштрихованных ромбов, бронзовые наконечники копий с «багром» на втулке и др.). О сравнительно позднем времени Ростовкинского могильника говорит также наличие в форме и орнаменте найденных здесь кельтов признаков, характерных для позднесейминской группы (боковое ушко с лучеобразно отходящими рубчиками, решетчатая штриховка ромбов и пр.). Наиболее вероятной датой этого памятника является XIV или даже XIII в. до н. э. И он завершает эпоху безраздельного господства Сейминско-турбинского транскультурного феномена в Северной Евразии.

Ниже фото артефакта найденного в Сейминском могильнике ( в районе устья Оки) и принадлежащего к культуре объединившей своим военным и политическим доминированием в одно целое Ростовку в Западной Сибири, Турбино в Пермском крае и Сейму Средней Волги.

НАВЕРШИЕ НОЖА ИЗ СЕЙМИНСКОГО МОГИЛЬНИКА (КОЛЛЕКЦИЯ НГИАМЗ) ФОТО ЛЮДМИЛЫ ШАКУЛОВОЙ
НАВЕРШИЕ НОЖА ИЗ СЕЙМИНСКОГО МОГИЛЬНИКА (КОЛЛЕКЦИЯ НГИАМЗ) ФОТО ЛЮДМИЛЫ ШАКУЛОВОЙ

Не так давно уже в самом Омске обнаружен крупный некрополь бронзового века. Видео как раз о нём.

Данная статья завершает цикл посвященный культуре Сейминско-турбинского транскультурного феномена.

Спасибо за прочтение. По возможности ставьте лайки и оставьте своё мнение в комментариях.

Ещё раз спасибо.

Культовые мировоззрения Сейминско-турбинского транскультурного феномена



8 февраля
8 нравится

Канинское пещерное святилище
Канинское пещерное святилище

В Троицко-Печорском районе республики Коми на правом берегу реки Малая Печора находится Канинская пещера. Археологически подтверждено, что она стала обитаемой примерно с середины 2 тыс. до н.э. и функционировала до исчезновения представителей Сейминско-турбинской группировки с исторической арены. Второй зафиксированный слой обитания людей появляется только в период средневековья.

Находки из Канинской пещеры: 1, 2 – костяной кинжал и бронзовая фигурка медведя раннего железного века; 3 – средневековая металлическая подвеска; 4 – костяной предмет медно-бронзового века
Находки из Канинской пещеры: 1, 2 – костяной кинжал и бронзовая фигурка медведя раннего железного века; 3 – средневековая металлическая подвеска; 4 – костяной предмет медно-бронзового века

Среди находок к эпохе бронзы относятся 43 повреждённых бронзовых предмета, а также каменное тесло, вкладыши, скребки и большое количество наконечников стрел, разных типов. Все бронзовые изделия связываются с металлургией пришельцев, именно этот факт и позволяет соотнести эти находки с ними, а святилище их культовым местом. Интересно отметить, что наибольшую близость металл Канинской пещеры имеет с Ростовкой, а наименьшую с Турбино и Решным. Такая степень близости металла с Ростовкой, даёт основание предположить, что пещера, как жертвенное место, стала использоваться только после закрепления Сейминско-турбинской группировки на восточноевропейском пространстве.

В пещере также обнаружено более ста костяных изделий, причём наконечники стрел и составные рыболовные крючки имеют явные аналогии в Восточной Сибири, в культурах глазковского типа.

Что составляло основу мировоззрения этих воинственных пришельцев? Достоверно можно утверждать одно: их мировоззренческие представления непременно связывались с северными районами Евразии. Об этом говорит характер их передвижения: постоянное, поступательное движение на северо-запад. Возможно, такой характер движения связан с географическими признаками, ландшафтом и направлением течения рек, особенно в Западной Сибири. Однако объяснить переселение кочевников-скотоводов в северные широты, где занятие скотоводством, затруднено климатическими условиями, географической средой невозможно. Трудно представить, что народ обладавший лучшим на то время вооружением, имевший мобильные и подвижные отряды всадников, вдруг оказался вынужден переселиться. Ответ может быть один, напор угорских и андроновских племён задал толчок их завоевательным походам.

Религиозные предметы из меди, найденные в захоронении сейминско-турбинского жреца
Религиозные предметы из меди, найденные в захоронении сейминско-турбинского жреца

На всём пространстве, где встречаются находки, связанные с этим народом, отмечается уникальность их некрополей, в которых в основном отсутствуют человеческие останки. Могильники не имеют курганных насыпей и других надмогильных сооружений. Такие признаки не характерны для индоевропейских народов. Условные захоронения, как правило, ориентированы параллельно реке. Что свидетельствует о поклонении водной стихии и всему что связано с ней. Жизнь - как река: течёт то бурно, то плавно и, достигнув большого водного пространства, пропадает в нём. Сам обряд погребения являлся, скорее всего, культурным наследием представителей культуры глазковского типа. Изначальная синкретичность культуры Сейминско-турбинцев отразилась и на переплетении традиций и обычаев, которые в новой культуре ещё не успели сложиться.

Сейминский могильник.
Сейминский могильник.

Из предметов Сейминского захоронения интересно отметить наличие статуэтки женщины роженицы, что несомненно говорит о наличии культа и почитания матери-богини, культа свойственного для древних индоевропейцев. Также представлены бронзовые кинжалы, один сломан видимо был воткнут боковину захоронения.

Элементы сакральности наблюдаются и в отношении к бронзовому оружию. Вогнанный в землю клинок в захоронениях, священный признак, символизирующий неразрывную связь покойного воина со своим оружием даже после смерти. В жизни они составляли единое целое, и после смерти воина клинок должен был защищать своего хозяина и в потустороннем мире. Такая интерпретация наличия клинков в могильниках может свидетельствовать о наличии в рядах пришельцев права воина иметь своё собственное оружие, но в более ранних статьях отмечалось, что оружие имело общественный характер, и владеть им имели право только представители высшей касты воинов-всадников. Бронзовое оружие встречается только в богатых захоронениях. Это ещё один признак кастово-кланового общества «народа икс». Сам ритуал погребения сопровождался трапезой одноплеменников у ещё раскрытого захоронения, символизирующий представление о задабривании богов. В трапезе «принимал участие» и сам покойный, которого после завершения трапезы изгоняли из мира живых, с помощью определённых слов и жестов, в мир мёртвых. Где их с добротой принимали умилостивленные боги. Наличие такого обряда подтверждают находки, хотя и немногочисленные, разбросанной в могильниках без определённого осмысления остатков керамики в захоронениях.

Турбинский некрополь 2
Турбинский некрополь 2

Отсутствие костяка в погребениях связано с ещё одним мировоззренческим взглядом на потусторонний мир. В верованиях людей Сейминско-турбинских групп большое значение имела вода - как источник жизни. Устраивая в могильниках кенотафы, самих умерших отправляли в последний путь на лодках по течению рек. Поджигалась при этом лодка или плот неизвестно, но сам такой обычай ещё один характерный признак прототунгусов. Для них вода имела первостепенное значение. Многодневные ливни были препятствием для охоты на диких зверей. Весенние разливы рек изгоняли людей с насиженных мест. В то же время без воды человек сам не мог обойтись долго. Вода помогала охотникам бить дичь во время их переправы. Отсутствие дождей приносило летом большие засухи, дичь уходила в другие места, да и сам человек уже не мог собирать употребляемые в пищу лесные дары, жара сжигала их. Если стихия воды, её первостепенное значение для человека, а, следовательно, почитание как источника жизни, отмечается чуть ли не у всех народов, то мировоззренческие взгляды, связанные с потусторонним миром и в несколько пренебрежительном отношении к миру мёртвых, замечено в основном только у народов, для которых смыслом существования была война. Индоевропейский элемент этого синкретического народа, как раз из этой немногочисленной группы народов.

К большому сожалению неизвестны до сих пор поселения, принадлежащие к Сейминско-турбинской группировке. Хотя открытый Аркаим и другие поселения из «страны городов» вполне могут претендовать на место обитания Сейминско-турбинских каст-кланов.

Статьи одного цикла:

"Белоголовые" завоеватели Шумера

Скитания тохар

Первое государство России. Элемент 1

Первое государство России. Элемент 2

Первое государство России. Сохранение в объединении

Первое государство России. Экспансия

Первое государство России. Итоги

Культовые мировоззрения Сейминско-турбинского транскультурного феномена

Мигранты с Алтая. Кротовская археологическая культура

Близкие по теме статьи:

Березняковское городище

Этнический реликт Тюменского Притоболья

Восточный осколок прагерманцев?

Полшага до государственности - Самусьская культурная общность

Диринг-Юрях начинает отыгрывать древность

Носители культуры шнуровой керамики

Ориньяк заложил основы современной цивилизации

Мегаполис древнего мира. Костёнки

Фатьяновцы (краткий обзор)

Наследники Этци? Культура шаровидных амфор


red dragon

капитализм и буржуазия

капитализм - соц-полит-эк система полит господства верхушки буржуазии и экономического - товарно-промышленного производства, ориентированного на самовоспроизводство капитала как универсальной меры ценности всех вещей и потому якобы верного признака Божьей благодати.

Буржуазия - свободное городское население из ремесленников, крупных промышленников, торговцев, юристов, менял, ростовщиков, банкиров и прислуги в богатых домах, владеюще некоторой собственностью.

В Европе протокапитализм - античные Афины и торговые города-республики Северной Италии 11-14 вв, но ускоренное движение к капитализму как таковому началось в конце 14 века после эпидемии чумы, уничтожевшей треть населения и средневековую структуру общества.

в Азии, поскольку там были города, буржуазия тоже была, но нигде там не было ее полит. господства, ибо там во главе общества стояли или жрецы, или военные, или чиновники с учеными-конфуцианцами во главе с царем или императором впоть до втожения туда в конце !9 века англосаксов, которым были  нужны обширные азиатские рынки сбыта.
red dragon

Начало - Она, Он и Сын

Мужское это правое и небесное, ибо ПРА- как начальное соответствует именно правой руке, которая начинает и делает большинство дел, в т.ч. утверждает порядок, оберегая левую, где сердце, соотв. женскому, водно-земному, хаотичному и ненадежному. (См. шумерскую мифологию, и китайскую, корейскую и тюркскую традиции алтайского происхождения).

Интеллигенция по своей сути есть баба. Однако баба отнюдь не синоним женщины, но особое ветхозаветное состояние немужественности, а потому и неженственности, как женских, так и мужских душ, инстинктивно чувствующих в мужестве духа онтологическую угрозу для своего комфорта, ибо душа, лишенная духа, есть баба, лишенная женственности и склонная к дешевой конспирологии, за которой не видно великой игры мужественных сил.

На самом деле речь о мужском - рыцарско-духовном и интелектуальном как исходяще-проникающем, экспрессивном и отсюда волевом и властвующем - творящем, и женском - душевном, вбирающем, рефлексивном но и до-ис-ходящем - хранящем. О воинском и жреческом. Женщина - Жрица и Пророчица. Жрец и Пророк - деградация.

Термин И.Шафаревича "малый народ" представляется несколько неточным, поскольку в узком контексте самого Шафаревича под "малый народ" попадает прежде всего военная аристократия ("дружина"), культурно-психо-этически отличная от народа большого ("общины"), правящее место которой и стремится занять малый ино-народ, чем-то психо-этически во многом близкий ремесленникам, торговцам но прежде всего жрецам-священникам - прототипу современной интеллигенции.

Иудаизм и иудеохристианство, лишив Божество женского Лица, извратили образ Божий - Прсв.Троицы, - и не просто подчинили женское начало мужскому, что было бы естественно, ибо муж есть зачинающий Отец-Небо и созидающий Свет, а жена - рождающая Мать-Земля и хранящая Тьма, и при этом муж про-ис-ходит из жены (как Уран из Геи), но сделали теологически жену тварью мужа, лишив саму Троицу Сердца и Души, переместив их из Вечности в тварную область, где они, став человеческими, только и слишком человеческими, породили бабскую экзальтированную религиозность, в Новое время давшую феномен интеллигенции, значительная часть которой, став атеистической, перенесла свою экзальтацию на фантом "народа", глас коего есть якобы Глас Божий, как заменителя потерянной божественной женственности в единстве с божественной мужественностью (подлинный народ - хаотичная стихия).

Мудрость Начала (древние мифы Запада и учения Востока (Китай, Япония) - например даосизм, где Начало, Дао есть Великая Самка, но Сущей ее назвать нельзя) говорит о начальности именно женского, рождающего мужское как Небесного Отца и Сына Неба как Небесного Монарха,

Кроме того, биология пола говорит, что женское начало онтологиячески первичнее мужского и половой диморфизм возник когда женское как хранящее и воспроизводящее (поэтому жрецы женственны) из себя произвело мужское дабы то действовало, созидало и правило, рискуя собой, оберегая Начало.

И потому Логос вечно Смертью Смерть попирает, неся не мир, но меч, ибо Бытие есть смерть уже у Гераклита.

А Началом для людей является их семья, их родина, их страна.
red dragon

пол и гендер

Любой эмбрион, независимо от типа половых хромосом, имеет потенциальную возможность развития как по мужскому, так и по женскому пути.

у эмбриона уже есть пол (биологическая роль при размножении, связанная с одной стороны с сохранением генотипа (женский пол), а с другой с его приспособлением к изменениям среды обитания (мужской пол) ), но еще нет гендера (психосоциальная роль в самовоспроизводстве микро- и макро- популяции в целом, тесно связанная с полом и возрастом), который начинает формироваться сразу после рождения под воздействием сначала микро, а затем и макро социальной среды с учетом генетических предрасположенностей. При этом в сложной популяции необходимы в минимальном количестве би-, транс- и асексуальные гендеры, не участвующие в биоразмножении, но играющие важную роль в социуме

Т.о. тип гендера и его качество сильно зависят от типа естественной или искусственной среды обитания и в значильной степени от производной от нее психосоциальной среды. В комфортных средах, при отсутствии выраженного к экспансии стремления, мужские гендеры неактуальны и формируется гендерное болото, в котором независимо о пола господствуют женские, би-, транс- и асексуальные гендеры при резком падении рождаемости. 
red dragon

прогресс и судьба человечества

о вакханалии прогрессистов

хиппи и панки были молодежными субкультурами и не входили в истеблишмент, в т.ч. в судебную, законодательную и исполнительную власти, но они стали почвой, на которой взросли современные прогрессисты, ставшие новой властью.

по поводу ИИ.

проблема гораздо глубже - в природе самого прогресса и как он актуализирует те или иные стороны человеческой природы и влияет на судьбу человечества.

ислам может стать лекарством от прогрессизма, если только технологи станут поддатным муллам сословием, а сие более чем маловероятно, ибо технологи контролируют всю технотронную среду, от которой полностью зависит жизнь в т.ч. мулл.

с христианством ситуация еще мрачнее

о коммунистах вообще речи нет, ибо они сами прогрессисты