?

Log in

No account? Create an account

...над гнездом...

Loadour Earrowwing

Entries by category: путешествия

Бататовый Мальчик - Содон - Му Кан - четвертый Принц Пэкче
red dragon
az118
Му-вана, тридцатого государя Пэкче, звали Чан. Его мать, юная королевская танцовщица, была вдовой и жила в столице на берегу Южного озера. Однажды в священную ночь ею овладел озерный Дракон и она родила мальчика, которого прозвали Содоном — Бататовым малышом, ибо хотя у него было столько дарований, что и перечесть невозможно, жил он тем, что каждый день копал бататы на продажу.

Прослышав о том, что у Чинпхёна, царя Сораболя, младшая дочь, Сонхва, редкостная красавица, он обрил голову и, явившись в столицу, угостил бататами уличных мальчишек и они, привязавшись к нему, стали распевать на улицах столицы Сораболя сочиненную им песню:

А царская дочка Сонхва тайком дружка себе завела.

Ночами в платьице простом бегает к Содону — к Бататовому Малышу!


Вскоре песенку распевала вся столица, и в конце концов она дошла до царского дворца. Придворные посоветовали отправить принцессу куда-нибудь в дальнюю провинцию. Собирая её в дорогу, государыня вручила ей слиток чистого золота, и Сонхва отправилась в ссылку. Тут Содон вышел на дорогу и, склонившись перед ней, выразил желание её сопровождать и охранять. А принцесса, хоть и не знала, кто он такой, неожиданно для самой себя с радостью согласилась. Он последовал за ней, и вскоре они тайно вступили в союз. И только после принцесса узнала, что его зовут Содон — Бататовый Малыш, тогда она и поверила предсказанию, которое прозвучало в мальчишеской песенке.

Они вместе добрались до Пэкче. Тут Сонхва достала золотой слиток, подаренный матушкой-государыней, когда она уезжала, и стала думать, как им жить дальше. А Содон со смехом спросил:

— Что это у тебя такое?

— Золото, — ответила принцесса. — Имея такое богатство, можно сто лет прожить.

— А там, где я с малых лет копал бататы, такого добра полно, что глины, — заметил Содон.

Сонхва, услышав такое, вскричала:

— Значит, во всей Поднебесной нет богатства несметнее! Если вы, господин, знаете место, где есть это золото, пойдём туда, возьмём богатство и отошлём во дворец к моим родителям. Согласны ли вы?

— Конечно! — ответил Содон.

И они собрали золото и сложили — образовался целый холм. Потом отправились в монастырь Сачжаса в горах Ёнхвасан, отыскали там наставника Чимёна и спросили совета, как доставить золото государю.

Наставник на это сказал:

— С помощью чудесных сил я смогу перевезти. Несите сюда золото!

Принцесса написала родителям письмо и вместе с золотом положила его у монастыря Сачжаса. А наставник с помощью чудесных сил за одну ночь доставил всё ко двору государя Силла.

Государь Чинпхён счёл удивительными такие чудесные перемены и преисполнился благорасположения. Он тотчас направил принцессе письмо, где осведомился о здоровье Содона.

Вот так Содон привлёк к себе людские сердца и стал в конце концов государем.

Однажды государь с супругой решили навестить монастырь Сачжаса, подъехали к берегу большого озера, что под горой Ёнхвасан, и видят — посреди озера появились три будды Майтрейи. Государь остановил колесницу и обратился к ним с искренней молитвой. А супруга сказала государю:

— На этой земле надо построить большой монастырь. Это моё искреннее желание.

Государь согласился и отправился к наставнику Чимёну. Он попросил его засыпать озеро, и наставник с помощью чудесных сил за одну ночь обрушил гору, засыпал озеро, и оно превратилось в ровную землю. Тогда здесь построили храм, внутри установили три изваяния Майтрейи, в трех местах соорудили зал, где устраивали молитвенные собрания, пагоду и крытую галерею. Эти строения и получили название монастыря Майтрейи. Даже Чинпхён, государь Сораболя, прислал в помощь сотню искусных мастеров. Монастырь и до сих пор стоит...

---------------------------
а средняя сестра Сонхвы, принцесса Сондок, стала великой королевой Сораболя и ее племянник, сын старшей сестры Сонхвы, принцессы Чиндок, став королем Сораболя после Сондок, в союзе с династией Тан завоевал царства Пэкче и Когурё, исполнив мечту Содона - Му-вана об объединении трех царств в одно....

а Сораболь иначе звали Силла или Сара, но последнее название отдает Авраамом и нам не по душе.

и вот что сотворили из этой легенды южнокорейские киношники

Песнь Содона

К.Крылов, готика, Е.Холмогоров и Русь
red dragon
az118
Оригинал взят у mashutka_alfi в в Жж тоже хочу перепостить
Мое личное отношение: Мне кажется, готика хоть и очень красива, но подавляюща и даже раздавляюща. То есть заходишь в такой стремящийся ввысь храм и чувствуешь, что ты туда ввысь точно не попадёшь.
Правлславные храмы ближе, радостнее, теплее. И насколько прекрасны и просты древние храмы. Разве церковь Покрова на Нерли не чудеснее Нотр Дама, к примеру? пусть он вычурнее и богаче всякими разнообразностями.
интересно про готику написал Егор holmogor:
Вышло некоторое несогласие с Крыловым касательно отношения к готике. Поскольку Константин считает, что я его пристрастно цитирую, чуть ли не создаю атмосферу ненависти, то во-первых процитирую целиком, а во-вторых еще раз замечу, что мой ответ это не ответ о том, что "а он гад смеет хулить православие и хвалить богомерзкую готику", нет, это ответ человека который очень любит готоику, который в мае 2013 себе специально устроил готик-тур по Франции, лишь бы не умереть не увидев готических соборов. От ненависти к готике и, тем более, к Крылову я бесконечно далек.

***
[Forwarded from Константин Крылов quantum satis]
https://www.facebook.com/anna.october/posts/10212499813589819

"Я иногда думаю: ну как меня угораздило родиться и жить в городе, где нет ни одного старого готического собора, ни одного. Реально неудачно получилось" - пишет Анна Фёдорова.

Я, когда впервые в жизни увидел готический собор, только и подумал - почему вообще существуеют православные? Ведь увидев собор, любой православный ПРОСТО ОБЯЗАН тут же встать на колени и принять католичество. Нужно быть слепым или никогда не выезжать за пределы матушки-россиюшки, чтобы так не сделать. Ибо всё, что не католичество - уродство.

При этом протестантом тоже быть достойно, и даже сверхдостойно. Потому что ОТКАЗАТЬСЯ ОТ КАТОЛИЦИЗМА - это нужна невероятная сила духа и воли. И голая пустая кирха - это, конечно, величайший вызов. Понятно, что добровольно уйти и не видеть католического собора - это нужно быть или безумным, или величайшим аскетом, ведомым самим Богом. Это ВЕЛИКИЙ ПОДВИГ. Имнено потому, что соборы - есть, что они стоят рядом и искушают безумно. Протестант же гордо идёт мимо, как голодный - мимо накрытого стола, где стоят запрещённые ему яства. Протестантизм - реально подвиг. А православие - это просто незнание света католичества, глупость. Собора люди не видали, вот и сидят в схизме, как дикари. Увидели бы собор - пали бы на колени, благословили бы Чаадаева и бросили бы всё русское, абсолютно всё, потому что любой готический собор стоит и всей православной архитектуры, и всей России как таковой вообще. Даже самый мелкий и ничтожный - стоит, он бесконечно выше тупого уродливого сарая, где мы мёрзнем-корячимся.

Но потом я подумал: вот я зороастриец, и несмотря на дикое желание распластаться прямо перед громадой собора, я никогда этого не сделаю. Потому что не верю я ни в непорочное зачатие девы Марии, ни в непогрешимость Папы, (пусть даже экс катедра), да и вообще в это учение не верю. Не сходятся там концы. Ну а что красиво и бьёт по мозгам... наверное, от героина тоже приход хороший бывает.

И если так поглядеть - а ведь готический собор с его шпилями и иглами очень даже напоминает шприц. А протестантский храм - вытрезвитель или больничную палату. Отсюда и вечная скорбная злоба протестантов, а также связанная с ними тема обществ анонимных алкоголиков и наркоманов. Они ж слезли с ТАКОЙ иглы, по сравнению с которой даже опиаты не кажутся краем света.

С этой точки зрения "православная" позиция "а лучше и не начинать" кажется вполне разумной.

***

В крыловском рассуждении меня больше всего удивляет вот это вот неизвестно откуда взявшееся:

"Я, когда впервые в жизни увидел готический собор, только и подумал - почему вообще существуеют православные? Ведь увидев собор, любой православный ПРОСТО ОБЯЗАН тут же встать на колени и принять католичество. Нужно быть слепым или никогда не выезжать за пределы матушки-россиюшки, чтобы так не сделать".

Возможно дело в этом "впервые". Я вот православный. Я с удовольствием объехал все готические соборы северной Франции (а прочие готические соборы - это уже лишь жалкая подделка). Я был в Реймсе, Амьене, Санлисе, Сансе, Намюре, Кане, Бурже, поднимался на колокольню в Шартре, воротил нос от негров Сен Дени и от новодела Нотр-Дам. Наконец, я был в божественной Сен-Шапель в солнечный день, когда неяркое парижское солнце играет на частично сохранившихся, частично восстановленных витражах. Я был в Лане, где витражи сохранились те самые, а на крышах башен пасутся коровы. Я специально возвращался в отель, где забыл огромную книгу "Готика", купленную где-то за 400 Евро, и как надрывая спину пер ее, а также альбомы про Реймс и Амьен.

То есть нельзя сказать, что я не люблю готику, ворочу от нее нос, что я ее не видел, не знаю, не понимаю. Несомненно готика - это одна из вершин мирового искусства в том виде, в котором его понимает человек с европейским умом. Но вот желания переменить веру этот интерес не вызвал ни малейшего.

Во-первых, когда ты видишь готический собор не впервые, а хотя бы третий-четвертый раз, тебя не может не поразить его уродство, связанное с несоразмерностью частей. Даже самый гармоничный логически стройный собор в Амьене - перекособочен с фронта. При этом невозможно допустить, чтобы его создатели этой асимметрии башен не замечали. Они просто не считали это важным. Это здания и не преднозначенные для того, чтобы их воспринимали целиком фронтально. Построенные для узких зажатых в стены городов они адресованы к фрагментарному восприятию. И, в общем, скорее удивительно то, что при этом некоторая гармония все-таки присутствует.

Насчет того, что готические соборы "как игла" - это тоже не совсем так. Это _немецкие_ готические соборы как игла. То, что Шпенглер считал фаустовским духом Европы на самом деле является региональным духом Германии. Особенно забавно когда за образец готики принимаются "Кёльна пыльные громады" достроенные в 1880. Почти вся французская готика, за исключением собора в Шартре, имеет горизонтальную развертку, главное в ней - это ярусы скульптур и украшений, а не "порыв вверх". Вертикальная устремленность стрельчатых арок уравновешивается горизонтальными линиями ярусов и плоскими башнями колоколен.

Готический дух, если говорить о нем всерьез, это 1. светопись, использование света как элемента конструирования пространства - стрельчатые окна, витражи и т.д. 2. Масса скульптуры. По сути собор мыслится как подставка для бесчисленного множества скульптур, иногда, как в Реймсе, теряющего всякую меру. Это множество скульптур подчинено определенной схоластической дидактической программе. Где-то как в Бурже - это священная история, где-то как в Амьене - календарный цикл. Где-то как в Реймсе - Страшный Суд, где маленькие статуи святых буквально роятся как пчелы. Все это красиво, но, в самом деле, с православным храмом, украшенным тончайшими фресками и солнечными мозаиками на мой взгляд неконкурентоспособно.

Во-вторых, слишком очевидно, что готика возникла "от бедности". Сугерий, когда строил Сен Дени хотел украсить портал мозаиками в византийском духе, но не хватило денег. Невозможно было положить мозаики, поэтому начали играть со скульптурой, невозможно было написать фрески, поэтому начали извращаться с витражами. Свет был дешевой заменой золоту. Конечно честный европеец (типа бывшего директора Бритиш Музеум Нила Макгрегора) всегда признает, что византийское искусство - это абсолютное совершенство с которым средневековый запад находится просто вне конкуренции. И честный человек не может не признать, что с точки зрения абсолютной красоты иконопись московской школы на раз бьет Джотто. Но вот что бы этого не признавать и началась ломка критериев: "психологизм", "золото это пошло", "иконописные лики слишком отстранены, а должна быть человечность", "искусство передает природу".

Ну, наконец, третье - на месте слишком хорошо понимаешь, что готика - это порушенное искусство исчезнувшей цивилизации. То, что не добила Черная Смерть, добила французская революция, уничтожившая и памятники романского стиля (Клюни - это как если бы у нас большевики Троице-Сергиеву Лавру взорвали), и значительную часть готики - многие памятники построили или нарисовали заново в XIX веке и это была виолеледюковщина. Виолле ле Дюк был великий человек, практически выдумавший средневековую архитектуру, выдумавший культ готики. Ведь на то ради чего Крылов веру готов был бы менять, европейцы до середины 19 века _плевали_. Забирались на те самые готические колокольни и плевали. Именно ле Дюк вбил европейцам в голову две мысли: 1. Готикой надо восхищаться, готика это абсолют; 2. Реставрировать руины надо так, чтобы были как новенькие. Причем в реставрации у него есть как удачи - Нотр Дам и Каркассон, про которые все верят, что это средневековье, так и провалы - Пьерфон, пошлейший фентезийный замок принцесс.

При этом, что любопытно, Виолле был фанатом древнерусской архитектуры (той самой от которой мы вроде как должны отречься), он был в полном восторге от церкви Иоанна Предтечи в Дьяково и вообще от шатрового стиля. Но он искал там индийские мотивы, что, конечно, полная чушь.

Короче человек, который объяснил европейцам что готика превыше всего был фанатом древнерусской архитектуры. Деталь, которую следовало бы знать.

Нынешнее состояние большей части готики - это ужас. Особенно Реймс с "витражами Шагала". Шагала. Витражами. Ну да... Нормально аутентичную готику лучше всего смотреть в Лане, еще неплохо в Шартре. Но лучше, конечно, съездить в Ферапонтов монастырь и посмотреть фрески Дионисия.

Беда в том, что московскому интеллигенту не придет в голову съездить в Ферапонтов монастырь, ему легче добраться до Шартра.

Впрочем, справедливости ради, был один православный переменивший веру после столкновения с готикой и вообще с красотой католицизма. Это Андрий у Гоголя в "Тарасе Бульбе". Гоголь там описывает его предательство именно как эстетическое прельщение - "Тарас Бульба" вообще великая славянофильская повесть.

"У одного из алтарей, уставленного высокими подсвечниками и свечами, стоял на коленях священник и тихо молился. Около него с обеих сторон стояли также на коленях два молодые клирошанина в лиловых мантиях с белыми кружевными шемизетками сверх их и с кадилами в руках. Он молился о ниспослании чуда: о спасении города, о подкреплении падающего духа, о ниспослании терпения, об удалении искусителя, нашептывающего ропот и малодушный, робкий плач на земные несчастия. Несколько женщин, похожих на привидения, стояли на коленях, опершись и совершенно положив изнеможенные головы на спинки стоявших перед ними стульев и темных деревянных лавок; несколько мужчин, прислонясь у колонн и пилястр, на которых возлегали боковые своды, печально стояли тоже на коленях. Окно с цветными стеклами, бывшее над алтарем, озарилося розовым румянцем утра, и упали от него на пол голубые, желтые и других цветов кружки света, осветившие внезапно темную церковь. Весь алтарь в своем далеком углублении показался вдруг в сиянии; кадильный дым остановился в воздухе радужно освещенным облаком. Андрий не без изумления глядел из своего темного угла на чудо, произведенное светом. В это время величественный рев органа наполнил вдруг всю церковь. Он становился гуще и гуще, разрастался, перешел в тяжелые рокоты грома и потом вдруг, обратившись в небесную музыку, донесся высоко под сводами своими поющими звуками, напоминавшими тонкие девичьи голоса, и потом опять обратился он в густой рев и гром и затих. И долго еще громовые рокоты носились, дрожа, под сводами, и дивился Андрий с полуоткрытым ртом величественной музыке".

Так что Андрий - мученик готической красоты.

Ну и что, сынку, помогли тебе твои ляхи?"

______________________________________
русский Крылов совершенно не чувствует и не понимает русского начала, будучи абсолютно ему чуждым, но при этом весьма близок началу еврейскому как началу народно-беспочвенному, городскому, ибо еврейское близко всякому буржуазно-интеллигентскому 19 века и особенно 1907-1913 гг, под которое стремится переформатировать все русское, что и является сутью нацдемовщины

Япония в цвете, середина и конец 19-го века, начало 20-го
red dragon
az118
Оригинал взят у matveychev_oleg в Япония в цвете, середина и конец 19-го века, начало 20-го


Токио. Храм в Асакуса


Нет, вам не кажется.

В Японии конца 19-го века было принято выдавать замуж рано, а рост взрослых мужчин редко достигал 155-160см. (женщин 145см.) Такие люди считались высокими.

На фотографии скорее всего запечатлены молодые мамы, лет четырнадцати или пятнадцати, рост которых вряд ли достигает 120, 125 см., даже не смотря на одетые «гэта» (деревянные сандалии на палочках)

Read more...Collapse )

Мацумото. Замок Чёрного Ворона
red dragon
az118
Оригинал взят уmishajpв Мацумото. Замок Чёрного Ворона
Zamok-Matsumoto


Замок Мацумото – один из наиболее хорошо сохранившихся замков Японии. Расположен в одноименном городе в центральной части острова Хонсю. Основанная в начале XVI века кланом Огасавара, крепость перешла во владение Тоётоми Хидэёси и в 1594 году приобрела нынешний пятиярусный вид с центральной башней, возвышающейся на 28 метров надо рвом, заполненным водой. Из-за черного цвета стен и очертаний крыш замок назван “Замком Ворона”.
Второй уровень здания разделен на 8 комнат и был предназначен для размещения самураев во время войны. Сегодня в Мацумото расположен музей оружия, большая часть которого находится в боевом состоянии. Третий уровень называют «темным» из-за отсутствия окон — это секретный этаж, который незаметен снаружи и предназначен для хранения боеприпасов. Четвертый уровень отличается от остальных большим количеством окон и убранством, вероятно, здесь были покои феодала и его семьи. Пятый этаж в замке Мацумото использовался, как зал заседаний и для координации защиты замка.

Zamok-Matsumoto_Matsumoto-Castle

Сторона комплекса, обращенная к Луне, носит название «лунных покоев» и предназначена для созерцания ночного светила. В отличие от остальной части замка, имеет ярко-красное ограждение и выполнена в виде веранды. Замок Мацумото окружен живописным парком и занесен в список национальных достояний Японии.